Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Царскосельский Лицей как остров имперской свободы


Александр Пушкин прославил Царскосельский лицей, хотя учился плохо.

Александр Пушкин прославил Царскосельский лицей, хотя учился плохо.

В Петербурге отмечают 200-летие Императорского Царскосельского Лицея. Он основан по указу императора Александра I и предназначался для обучения дворянских детей. Программу разрабатывал государственный секретарь Михаил Сперанский, и ориентирована она была на подготовку просвещенных чиновников высшего ранга.

Александр Пушкин был в числе первых тридцати принятых в Лицей подростков. В 1843 году Лицей был переведен в Петербург и сменил название на Александровский. В 1918 году большевики закрыли Лицей, его здание занял Пролетарский техникум.

16 октября в Екатерининском зале Таврического музея открылся Международный лицейский фестиваль "Лицейская осень", в этот же день в городе Пушкине школьники и студенты устроили театр под открытым небом "Вы помните, когда возник лицей…". Так начались лицейские торжества, которые продолжились 17 октября балом "Евгений Онегин" и Международной научной конференцией "Императорский Царскосельский лицей в истории России". 18-го прошла торжественная церемония вручения Царскосельской художественной премии. 19 октября – собственно в лицейский день – особенно насыщен событиями: в полдень – торжественная церемония "Лицея день заветный" у памятника Пушкину в Лицейском саду, в 16.00 – открытие скульптурного изображения Сперанского, затем открытие мемориальной экспозиции квартиры Чирикова, лицейского гувернера и учителя рисования, прослужившего в Лицее более 40 лет. В этот же вечер – торжественное собрание и концерт в помещении Лицея. Заканчиваются торжества 20 октября юбилейным концертом в капелле. Участвует в торжествах и Пушкинский дом, где в эти дни открылась выставка в честь 200-летия Царскосельского лицея, большинство экспонатов выставлено впервые.

– Впервые представлены в музейных витринах поздравления, которые получил Императорский Александровский лицей в 1911 году, – рассказывает ученый хранитель рукописей Пушкина Татьяна Краснобородько. – Череда нарядных, торжественных, изысканных поздравлений. И первый в ряду этих адресов – это, конечно, адрес августейший, подписанный Николаем II в Левадии в октябре 1911 года.

Никто не знал тогда, что Лицею осталось существовать шесть лет. После революции 1917 года он будет закрыт, некоторые его обитатели расстреляны, а само здание едва удастся спасти от гибели и разграбления. Но это уже другая история. На юбилейной выставке представлены и рукописи Пушкина.

– Мы очень редко выставляем подлинники, – продолжает Татьяна Краснобородько. – В последний раз мы представляли пушкинские оригиналы на выставке 1999 года. Любое пребывание документа в витринном пространстве, конечно, травмирует его. А здесь эта витрина посвящена лицеистам первого выпуска, пушкинского курса, которые заложили традицию празднования лицейской годовщины 19 октября. Чуть больше десяти документов, пять из них – это пушкинские автографы. Открывает эту витрину свидетельство - аттестат об окончании Пушкиным Царскосельского лицея.

Выставка состоит из нескольких частей, и от этого она получилась более праздничной. Появилась идея соединить пушкинские рукописи со свитками и картинами известного японского каллиграфа Рюсэки Моримото, навеянными творчеством Пушкина, прочтением "Евгения Онегина". Для этой выставки приготовлены специально свитки метра по четыре, они лежат рядом – это письмо Татьяны и ответ Онегина. Эту гармонию дало не очень гармоничному итогу великого русского романа японское осознание.

Письмо Татьяны написано в "женском стиле": тонкие, еле заметные, легко струящиеся иероглифы, письмо Онегина – энергичные, яркие, сильные знаки – явно мужской стиль. Когда смотришь на оба свитка и представляешь, что за этим скрывается "Я к Вам пишу – чего же боле…" – просто кружится голова.

При этом неожиданный японский элемент выставки – а на ней присутствует еще и роскошная икебана – как бы выводит ее за границы России, показывая, что путь Пушкина в мировой культуре, возможно, еще только начинается.

В советской и новой российской традиции Царскосельский Лицей известен как школа, воспитавшая Александра Пушкина, и воспетая им как обитель свободомыслия. Однако создавался Лицей как учебное заведение просвещенного консерватизма.

– Это был замечательный образовательный проект, – говорит директор петербургского Пушкинского дома Всеволод Багно. – Все мы в основном считаем, что он был либеральный. Так получилось. Но в нем учились и совершенно блистательные консерваторы. Это проект исключительно александровской эпохи. Для меня чрезвычайно давно важна мысль, высказанная Георгием Федотовым о Пушкине как "певце империи свободы". Действительно, то, что гений Пушкина благодаря лицею взял из России александровского периода - это сочетание идеи империи и идеи свободы. То, что называл значительно позже Вяземский "свободный консерватизм Пушкина", или это идея империи, одухотворенной свободой. Это утопия? Да, пожалуй. Это фактически так в области истории идей и осталось. Это, в сущности, во многом основано на том фундаменте, который лицей заложил.

– В общем-то идея имперской свободы или свободы империи жива до сих пор. Даже на общественно-политическом уровне постоянно выдвигаются какие-то тезисы вроде "либеральной империи" или то, что предлагает нам нынешний премьер-министр. По большому счету, это тоже попытка вживить какие-то идеи свободы в имперское сознание, в имперскую конструкцию государства.

– Попытки реализовать в России этот тезис, скорее всего, провалятся. Можно назвать это консервативным либерализмом. В Пушкине это осуществилось. Мы знаем тысячи людей, которые отстаивали либо идею свободы, либерализма, либо идею государственности и империи. В основном они не столько пели, сколько "мочили" друг друга. Вот в чем беда России. В Пушкине это, в сущности, осуществилось, но только Пушкине, а не в России. Это могло осуществиться в России только либо в эпоху Екатерины, либо Александра, не могло позже, не могло раньше. Но любой из лицеистов пушкинского выпуска со мной не согласился бы.

– Почему вы так думаете?

– Потому что каждый из них себя либералом не считал. Но я абсолютно убежден, что и Горчаков был бы другим, был бы жестче, если бы закончил другое учебное заведение. Но сколько было декабристов, которые к лицею не имели никакого отношения! Либерализм прямого отношения к этому образовательному проекту не имел. Но сочетание того и другого оказалось уникальным и в высшей степени нужным России, но не очень ей пригодившимся, к сожалению. То есть оно оставило минимальный след, но дало нам Пушкина.

– Есть ведь практика Лицея, история Лицея и миф Лицея, который существует в России прежде всего потому, что в этом Лицее учился Пушкин. Как вы считаете, на фоне тогдашней образовательной картины России лицей сколько-нибудь выделялся своим либерализмом, консерватизмом, чем бы то ни было еще, или это было одно из многих учебных заведений просто?

– Я думаю, что это было одно из многих заведений. Вы прекрасно понимаете, что это миф советский, миф Пушкина прежде всего, а раз Пушкина, значит, и Лицея. Тот же самый Корф, соученик Пушкина, сильно критиковал этот проект за то, что Лицей был нелеп сочетанием высококлассного образования, которое давалось юношам абсолютно зеленым, не готовым для него. И тем не менее именно поэтому состоялся он, состоялся Горчаков, состоялся Пушкин. Это был рискованный эксперимент: кто-то из поступающих в Лицей получил блестящее домашнее образование, а кто-то – нет. Тем не менее, эти горячие головы, открытые, талантливые, были в сущности по-своему готовы к тому, что им говорилось, но слышали они, будучи совсем молодыми, совсем не то, что говорили им эти высококлассные профессора, они слышали другое. Не случайно Пушкин так плохо учился. Вот вам и образовательный проект.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG