Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грустные итоги лесных пожаров в России летом и осенью этого года


Ирина Лагунина: Эксперты по природным пожарам подводят итоги прошедшего лета и осени: по предварительным данным, в этом году в России сгорело гораздо больше лесных территорий, чем в прошлом. Чаще всего в этом году пожары возникали не в густонаселенной европейской части России, а в Сибири и на Дальнем Востоке, было меньше человеческих жертв, и поэтому тема лесных пожаров не была самой актуальной для россиян. Тем не менее, лесные пожары в Сибири, на Дальнем Востоке и в южных регионах России до сих пор возникают. Как говорят эксперты, в основном – по вине человека, а также из-за того, что, несмотря на требования экологов и общественности, власти так и не вернули в леса представителей лесной охраны. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: По данным независимых экспертов, каждый год в России сгорает от 6 до 8 миллионов гектаров леса. Итоги прошедшего лета и осени, говорят специалисты, подводить пока рано, но одно сказать можно – в этом году лесов сгорело больше, чем в прошлом. И хотя для Европейской территории России опасность пожаров практически миновала, идут дожди, но в южных районах, в Сибири, на Дальнем Востоке пожароопасная ситуация остается серьезной. Совсем недавно потушили пожары в Иркутской области, которые…
Подробнее об этом – корреспондент РС в Иркутской области Екатерина Вертинская:

Екатерина Вертинская: Острая лесопожарная обстановка на территории Братска и Братского района сохранялась с 17 сентября по 6 октября. За этот период возникло 85 пожаров, общая площадь, пройденная огнем, составила 6,5 тысяч гектаров. Больше всего проблем доставили пожары в городских лесах. В первую очередь от них страдали горожане. При горении леса выделяется угарный газ, который и оказывает основное негативное влияние на здоровье людей. О последствиях таких пожаров рассказала сопредседатель Иркутской региональной общественной организации «Байкальская Экологическая Волна» Марина Рихванова.

Марина Рихванова: Что самое неприятное, этот угарный газ нельзя уловить никаким марлевыми повязками, никакими респираторам. И тогда получается кислородное голодание. Люди, у которых хронические заболевания сердца, сердечнососудистой системы и легких, у них может быть резкое ухудшение состояния здоровья. По статистике, когда во время пожаров населенные пункты находятся в дыму, обращении в скорую помощь в три-четыре раза увеличивается, смертность в десять раз увеличивается. Это опасно для детей, конечно, и для беременных, что кислородное голодание возникает у плода.

Екатерина Вертинская: Больше недели братчане задыхались от угарного газа. Почему городские леса так долго не могли потушить? В первую очередь обвинения посыпались в адрес местных властей. Исполняющий обязанности главы города Братска Александр Туйков даже лишился должности. Но осенние пожары в Братске и Братском районе обнажили не только несостоятельность муниципальной власти в борьбе со стихией, но и кризис в лесопожарной сфере всей Иркутской области.
Об этом на заседании Регионального Совета Приангарья докладывал начальник Главного управления Министерства чрезвычайных ситуаций РФ по Иркутской области Вячеслав Эглит. Генерал Эглит сообщил, что полномочия тушить городские леса сотрудники МЧС России получили только в конце 2010 года, когда был принят соответствующий федеральный закон. При тушении горлесов в Братске подразделения Федеральной противопожарной службы столкнулись с множеством проблем. Говорит Вячеслав Эглит.

Вячеслав Эглит: В связи с полным отсутствием в городских лесах дорог противопожарного назначения, источников противопожарного водоснабжения, а также наличие большого количества стихийных свалок, горючего мусора, значительное время затрачивалось на подготовку подъездных путей, и доставку к местам пожаров огнетушащих веществ. Имеющиеся источники противопожарного водоснабжения расположены непосредственно в жилых массивах, на значительном расстоянии от мест горения, что не позволяло осуществлять перекладку рукавных магистральных линий для тушения участков водой.

Екатерина Вертинская: На заседании Регсовета присутствовали главы большинства муниципальных образований Иркутской области. Руководителям территорий генерал Эглит настоятельно рекомендовал обеспечить первичные меры противопожарной безопасности, сделать городские леса доступными. По информации генерала, на данный момент это не делается ни в одном муниципальном образовании, где есть городские леса.
Что касается тушения лесов вообще. Оказалось, что это тоже большая проблема. Численность лесопожарных формирований Агентства лесного хозяйства региона - недостаточна, собственная авиация и водосливные устройства в иркутской базе авиационной охраны лесов отсутствуют, не хватает летчиков наблюдателей и специалистов парашютно-десантной службы Иркутской области. Кроме этого, группировка Федеральной противопожарной службы области не оснащена специальной техникой для тушения лесных пожаров, личный состав не обучен и не имеет специальной подготовки для тушения лесных пожаров. Проблему необходимо решать комплексно.
Еще до заседания Регсовета губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев сообщил, что создана комиссия, которая проанализирует деятельность двух муниципальных образований: города Братска и Братского района. Кроме этого создана внутренняя комиссия для проверки Агентства по лесному хозяйству. Итоги подведут на заседании регионального правительства. Говорит губернатор Дмитрий Мезенцев.

Дмитрий Мезенцев: И мы, конечно, должны на заседании правительства проанализировать, что было сделано, где были реальные упущения и самое главное, мы должны сформулировать те предложения, которые лягут в основу бюджета 2012 года. В том числе по закупке новых пожарно-химических станций за счет средств областного бюджета. В этом году мы покупаем до конца года одну пожарно-химическую станцию. В следующем – еще две. Мы заметно увеличиваем расходы бюджета по содержанию пожарных-парашютистов.

Екатерина Вертинская: В ходе заседания Регионального Совета генерал Вячеслав Эглит предложил губернатору Дмитрию Мезенцеву сформировать рабочую группу, которая займется подготовкой плана конкретных мер, которые необходимо будет принять, чтобы впредь не допустить ситуации, подобной братской.

Любовь Чижова: Из Иркутской области передавала корреспондент РС Екатерина Вертинская. Руководитель волонтерской программы Гринпис в России, эксперт по лесным пожарам Григорий Куксин анализирует причины лесных пожаров в Иркутской области и объясняет, почему природные пожары в России тушат медленно и неэффективно…

Григорий Куксин: Я уверен, что все пожары, которые возникли, они, безусловно, связаны с деятельностью человека. Хотя предполагаю, что в основном это не умышленные поджоги, а традиционная ситуация, когда это неосторожное обращение с огнем, сжигание промышленных остатков на лесосеках, поджоги сухой травы. То есть обычная совокупность факторов, которая у нас всегда к пожарам приводит. Понятно, что надо выяснять причины пожаров, они сами по себе не возникают. И когда начинают выяснять, пытаются отработать все версии, в том числе и умышленные поджоги и подожги скрыть какие-то нарушения. К сожалению, все это бывает.
Но причина того, что пожары были столь масштабными, не только в том, что кто-то этот лес поджог, но и в том, что не было нормальных мер реагирования на эти пожары, их просто вовремя не начали тушить. То есть ситуация совершенно обычная, она не является какой-то уникальной или исключительной. Точно так же сейчас горит Забайкалье. И это не является чем-то из ряда вон выходящим, это обычная ситуация, достаточно сухую ветреную погоду возникло много очагов пожаров, которые, к сожалению, сразу не были распознаны как достаточно опасные, местной властью. Причем все службы, которые в этом были задействованы, и лесохозяйственные организации, и администрации города, области, естественно МЧС, ситуацию недооценили, пытались продемонстрировать, что все в порядке, во всех оперативных сводках и официальных данных, которые поступали, говорилось, что пожаров нет или они на каких-то минимальных площадях действуют. Это привело к тому, что не было возможности собрать вовремя силы и средства для того, чтобы пожары не разгорелись на больших площадях. После этого продолжалась работа по дезинформации населения. Если помните, выступление Шойгу, его общение с президентом, где фигурировала цифра в пять гектаров, в то время, как даже по данным космического мониторинга были видны пожары на более двух тысячах гектаров.

Любовь Чижова: Григорий, какие прогнозы на нынешнюю осень?

Григорий Куксин: Пожары, безусловно, продолжаются, они действуют сейчас во многих регионах, и пожароопасный сезон не закончился. У нас довольно большая страна и сейчас вовсю горят южные регионы. Особенно большую проблему составляет поджог сухой травы, безобразная традиция, которая у нас в стране укоренилась за последние годы. И сейчас Алтайский край достаточно сильно горит, причем в основном степная зона, которая преимущественно на открытых пространствах. Естественно, действуют лесные пожары во многих регионах и продолжают гореть торфяники. Пожары не представляют большой угрозы сейчас, потому что осень берет свое.

Любовь Чижова: Несколько слов о прошедшем лете. Власти предприняли хоть что-то для того, чтобы не повторился кошмар прошлого года?

Григорий Куксин: Определенных шагов было много сделано, но, к сожалению, поскольку реальные причины пожаров прошлого года не признаны и очень многое списывалось на погодные факторы, то естественно, принятых мер абсолютно недостаточно. И в целом это привело к закономерным результатам: в этом году сгорело значительно больше, чем в прошлом. То есть в целом сезон оказался для страны не менее сложным. Меньше погибших просто в силу того, что пожары пришлись не на центральную Россию, а в основном на Сибирь, на Дальний Восток, на северные регионы. Но по площади, пройденной огнем, по площади уничтоженных лесов этот сезон оказался тяжелее предыдущего и выгорело у нас гораздо больше, чем в прошлом году.

Любовь Чижова: Рассказывал руководитель волонтерской программы Гринпис в России, эксперт по лесным пожарам Григорий Куксин. До сих пор российские власти занижают статистику пожаров в несколько раз. По официальной версии, ежегодно в России сгорает около двух миллионов гектаров леса, по данным космических снимков, на которые ссылаются экологи – от 6 до 8 миллионов гектаров. Об этом в эфире РС говорит координатор Лесного проекта WWF в России Николай Шматков…

Николай Шматков: Итоги этого лета в отношении пожаров подводить, конечно, рано. На самом деле такой информации по тому, сколько именно сгорело, нет ни официальной, ни альтернативной информации. Поскольку пожароопасный сезон в нашей стране очень растянут и действительно пожарная опасность в европейской части ушла вместе с осенними дождями и заморозками. Но пришла пожарная опасность в Сибирь и на Дальний Восток. И скорее всего очень сложная ситуация останется там, сохранится до конца октября – это самый минимум, пожары не исключены в тех краях даже в ноябре.
Дело в том, что характерной особенностью Дальнего Востока являются очень высокие травы сухие, тростники и так далее. При палах сельскохозяйственных, когда осмысленно люди или бездумно, что происходит чаще, сжигают траву, тростник, огонь уходит в лес – это является одной из наиболее распространенных причин пожаров там.
Что касается некоторой оценки цифровой, надо сказать, что в нашей стране ежегодно по данным космических снимков сгорает примерно 6-8 миллионов гектар. Причем прошлое лето, которое запомнилось жителям европейской части России, как лето страшное, когда люди жили месяцами в дыму, в смоге, оно в отношении цифр сухих не было особо пожарным, то есть сгорело, по данным космоснимков, около 6 миллионов гектар. Тогда как в 2002 году сгорело более 11 миллионов гектар. Почему прошлое лето, например, запомнилось таким страшным? Дело в том, что пожары были в наиболее густонаселенной части страны. Действительно всем казалось, что все горит, все в дыму. Но москвичи всегда забывают, что на огромных территориях Дальнего Востока и в Сибири пожары, к сожалению, в последние годы с упадком лесного хозяйства, с упадком управления лесным хозяйством являются обычным делом. И в малонаселенных местностях горят территории. Пожары в 300 тысяч гектар где-нибудь на Камчатке – это достаточно, к сожалению, обычное явление.
Действительно, в дикой местности, в диком лесу огонь является частью природы, когда он возникает от удара молнии, допустим. Но к сожалению, все чаще и чаще в последние годы пожары даже в таких, казалось бы, малонаселенных местах как Сибирь и Дальний Восток, возникают все-таки по вине человека. Это непогашенные костры, сельскохозяйственные палы, неисправленная вездеходная техника, которая от искр поджигает лес. И конечно, очень сказывается и европейской части России, и на Дальнем Востоке, и в Сибири отсутствие государственной лесной охраны. Несмотря на то, что по итогам прошлого года в Лесной кодекс были внесены поправки, лесная охрана на бумаге формально была восстановлена, но людей в лесу, которые бы следили за ситуацией, контролировали бы действительно то, что происходит в лесу, больше не стало. Не стало больше фактически и финансирования. Более того, идут разговоры, что бюджет, выделяемый на управление лесами, будет урезан в будущем году.
Так что действительно это лето ушедшее жителям средней части России запомнилось как более-менее спокойное, хотя на самом деле задымление, сильное задымление наблюдалось в болотистых регионах средней части России, таких как Владимирская область, было очень сильное задымление несколько недель. Но жителям Дальнего Востока это лето, конечно, запомнится как очень серьезное, и сибирякам оно запомнится, как очень пожарное.

Любовь Чижова: Николай, прогнозы на нынешнюю осень – какие?

Николай Шматков: Все-таки в средней полосе России, я надеюсь, что обстановка будет более-менее спокойная. Потому что шли дожди все лето, которые нас спасли от повторения прошлого лета. Сейчас более-менее влажно в лесу. Хотя в южных областях, Калужская область, Тульская область, там на самом деле надо соблюдать очень большую осторожность в лесу, да и в Московской области тоже. Местным органам власти, МЧС совершенно не надо расслабляться. И самое главное, все-таки надо восстановить государственную лесную охрану по-настоящему и вернуть лесника в лес, чтобы были люди, которые бы следили, отвечали и за состояние лесов, и за борьбу и предотвращение лесных пожаров.

Любовь Чижова: О лесных пожарах в России говорил координатор Лесного проекта WWF в России Николай Шматков.
XS
SM
MD
LG