Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Призыв "силовиков" в Смольный в гостях у Виктора Резункова обсуждают правозащитник Юрий Вдовин и журналист Владимир Грязневич


Виктор Резунков: Внимание общественности и журналистов Петербурга привлечено в эти дни к перестановкам в правительстве города, которое формирует недавно назначенный губернатор Георгий Полтавченко. Новые назначения выглядят действительно любопытно. Пожалуй, со времен мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака в Смольном на руководящих постах не было столько представителей силовых структур: Воздушно-десантных войск, ФСБ и Военной разведки. Похоже, подобный процесс назначения «силовиков» на центральные посты в исполнительной власти можно наблюдать не только в Петербурге, нечто подобное ожидается и в Ленинградской области, и свершилось, например, в Свердловской области, где вице-премьером свердловского правительства, постоянным представителем губернатора Мишарина назначен генерал ФСБ Игорь Зуев.
В Петербурге же в целом назначения такие. Первым заместителем руководителя администрации петербургского губернатора стал Игорь Дивинский, долгое время служивший в спецназе Военной разведки и ВДВ. Петроградский район возглавил Юрий Гладунов, выпускник Ленинградского высшего военно-политического училища. Вице-губернатором стал бывший начальник штаба полка Внутренних войск МВД Сергей Козырев. Вчера было объявлено о назначении главой Комитета по охране памятников генерал-лейтенанта ФСБ Александра Макарова. И перестановки продолжаются. Ожидается, что вице-губернатором, курирующим силовой блок в Смольном, станет заместитель главы Департамента по экономической безопасности ФСБ России Виктор Воронин, который фигурирует даже в «списке Магнитского». А в Ленинградской области на пост губернатора претендует закончивший в одно время с нынешним губернатором Петербурга Георгием Полтавченко Минскую школу КГБ Сергей Нарышкин, который (по неподтвержденным данным) работал агентом КГБ под прикрытием в советском посольстве в Бельгии.
Почему идет такое внедрение в исполнительную власть Петербурга и в исполнительную власть других городов «силовиков»? Это что, проявление клановой политики или нечто большее – опасение перед наступающей ситуацией в будущем? Во всем этом мы сегодня и попытаемся разобраться.
В Петербургской студии Радио Свобода в гостях - экономический обозреватель Владимир Грязневич и заместитель председателя Правозащитной организации «Гражданский контроль» Юрий Вдовин.
И я хотел бы привести выдержку из всеобъемлющего интервью руководителя Центра изучения элиты Института социологии Российской Академии наук Ольги Крыштановской. Она в «Единой России», но она достаточно интересные вещи сообщает. Это интервью было опубликовано еще в феврале 2011 года на страницах интернет-издания «Свободная пресса». Корреспондент спрашивает: «Ольга Викторовна, как изменилась российская элита за три года правления Медведева?». Ответ: «Количество силовиков уменьшилось. В момент прихода Медведева к власти их число достигало 47%. Сейчас – 22%, это примерно 1080 человек». Вопрос: «Путину стали мешать силовики? Помнится, выступая в 2008-м с публичной лекцией в литературном кафе Bilingua, вы говорили, что близкие путинские друзья вдруг пришли в движение. Что Путин расстается со «старой гвардией», которая стала ему мешать, что он, возможно, выбрал на перспективу такой путь развития, с которым не соглашались его старые друзья-силовики. Например, демократизацию. Вы и сейчас так думаете?». Ответ: «То, что Путин выбирал путь на демократизацию, нисколько не сомневаюсь. Он мог поставить президентом Сергея Иванова, но выбрал Медведева. Этот выбор показывал, как сам Путин видит развитие страны. То, что силовики просто ему надоели – не думаю, вряд ли. Тогда бы Медведев от них избавлялся, они уходили бы в отставку. Но мы видим, что кроме главы Рособоронпоставки Виктора Черкесова, в отставку никто не ушел. Ключевые посты до сих пор занимают люди Путина. Из 75 «ключевиков» сейчас только два – люди Медведева».
Юрий Иннокентьевич, как это объяснить? Это что, клановая политика нового губернатора Георгия Полтавченко или это страховка на будущее, продолжение политики будущего президента Владимира Путина?

Юрий Вдовин: Я назову две цифры, которые вчера вечером услышал в выпуске «Новостей» на РЕН ТВ: в администрации президента 51% сотрудников спецслужб и силовых структур, а в администрации правительства - 37%. Это чудовищная цифра! Мне уже надоело отслеживать, куда еще залезают кгбэшники. Я давно понял, что это племя хочет за все схватиться. Больше того, я думаю, когда все эти перестроечные дела начинались, эти ребята лучше всех знали, как в действительности можно жить. И они думали: как бы устроить так, чтобы мы жили так же, как приличные люди на Западе живут. Они имели преимущество по сравнению с нами, с быдлом, но оно было незначительным. Ну, в 2 раза больше они денег имели, еще что-то. А в общем-то, жили они на убогом уровне советском, как все. Дефицит доставали, еще чего-то. Но не хотелось им так. Вот они и дорвались до этого. А аппетиты растут во время еды. И вот во время «еды» у них аппетиты постоянно растут, расширяется кругозор возможностей и кругозор желаний. Вот это все и происходит. При этом, конечно, они понимают, что народ может правильно их понять, поэтому надо думать о том, как защититься от этого. И один из способов – чтобы во все поры государства проникла вся эта система. Если большевики, коммунисты их все-таки держали на цепочке как-то, то сейчас уже никто их на цепочке не держит, и они, выражаясь на криминальном языке, беспредельничают как хотят, и абсолютно безнаказанно.

Виктор Резунков: Как вы думаете, это новая кадровая политика Владимира Путина?

Юрий Вдовин: Это старая кадровая политика, направленная на то, чтобы все поры управления государством находились под контролем «силовиков», чтобы можно было задавить любого цвета недовольство – оранжевое, синее, фиолетовое, какое угодно. И при этом еще имитировать некие демократические институты, которые действительно там создаются. Например, Международная правозащитная организация «Континенталь», которая состоит в основном из «золотопогонников» всяких видов и сортов. Ну, бред сивой кобылы!

Виктор Резунков: Владимир, я знаю, что вы в свое время внимательно отслеживали персоналии, которые приходили в правительства и Владимира Яковлева, и Валентины Матвиенко, брали у них интервью, занимались исследованием. Насколько я помню, еще во время вашей работы в журнале «Эксперт Северо-Запад». Что бы вы могли сказать о нынешней кадровой политике губернатора Георгия Полтавченко? Можно ли проводить какие-то параллели?

Владимир Грязневич: Сложно сказать, слишком мало времени прошло. Известна закономерность: каждый новый начальник, в том числе и губернатор, на первых парах старается угодить населению. Поэтому кого бы он ни призвал – ФСБ, банкиров, еще кого-то, они стараются работать. Прошло два месяца с назначения Полтавченко, и новые члены его команды, которых он призвал, конечно, работают, и по ним совершенно не заметно, что они «силовики» или не «силовики». Тот же Козырев, который, казалось бы, руководил ОМОНом, ведет себя как очень грамотный и решительный хозяйственник. Более того, он себе позволяет настолько смелые заявления, которых в команде Матвиенко люди себе не позволяли. Например, несмотря на отчет чиновников в августе, что 98% жилых домов в Петербурге готовы к зиме, в начале октября он созвал совещание и попросил встать глав администраций, которые могут сказать честно, что их район готов к зиме. И не встал ни один. И он сказал, что Петербург к зиме не готов на самом деле. А дальше стал выяснять – почему, механизмы. И вскрылись механизмы фальсификаций. Это все делалось публично, во всех средствах массовой информации. Это могло бы привести к некоторым народным волнениям.

Виктор Резунков: Но пока никого не уволили. По-моему, возбудили какие-то уголовные дела...

Юрий Вдовин: Это демонстрация того, что вины у новой администрации за предстоящую зиму и все катастрофы, которые будут происходить, не будет, виновата старая.

Владимир Грязневич: Это не совсем так. Они не дураки, и прекрасно понимают, что народ все равно будет ругать действующую власть. Они могут сказать, что «виноваты не мы, а Матвиенко и ее жулики», но ответственность все равно лежит на действующей власти всегда и за все.

Виктор Резунков: Только что губернатор Полтавченко дал интервью газете «Известия», и он назвал главным врагом петербуржцев сосульки. Он не сказал «сосули» - и это уже какой-то прогресс. Поскольку пафосная демонстрация борьбы с сосульками - это центральная тема, поэтому все будут под нее выстраивать, и в этом ничего удивительного нет.

Владимир Грязневич: Для меня самое главное, что они не ограничились пиаром. Потому что вот это заявление о сосульках – это пиар. На самом деле, если они всерьез хотят сосульки победить, нужно вскрывать причины, почему эти сосульки появляются, причем системные причины. Понятно, что сосульки появляются не в силу нерадивости отдельных чиновников, а была создана порочная система при Матвиенко, а может быть, еще при Яковлеве даже. И победить их невозможно «ручным управлением». Матвиенко честно пыталась два года. Но Козырев, судя по совещанию, которое он проводил, было видно, что он хочет найти системные пороки. И находит, естественно, потому что не Бог весть какие там сложности. И это меня радует. Надеюсь, что будут перестраивать всю систему. Впрочем, Матвиенко в первый год своего правления занималась тем же самым.

Виктор Резунков: А вот в правительстве Владимира Яковлева и в правительстве Валентины Матвиенко насколько много было представителей спецслужб, «силовиков»?

Владимир Грязневич: Навскидку, конечно, было меньше гораздо. Но Козырев, бывший омоновец, мне нравится гораздо больше, чем вице-губернаторы Полукеев или... забыл фамилию, которые не были «силовиками», а были старыми партийными друзьями Валентины Ивановны, которые вообще ни на что не были способны. Пусть будет «силовик», лишь бы он дело умел делать и хотел. Хотя, конечно, я им всем не доверяю, представителям силовых структур, у меня принципиальная установка. Я никогда не буду голосовать за коммунистов, ни при каком раскладе, и я имманентно не доверяю «силовикам». Потому что у них мозги построены иначе – это их коренной порок. Есть, конечно, исключения. Я знаю двух бывших полковников ГРУ – замечательные люди! Они работали в администрации Петербурга, ушли быстро. Но это – исключение. А у нас, к сожалению, выстраивается система «силовиков» у власти. И это очень плохо.

Виктор Резунков: Еще одна кандидатура, о которой сообщает Информационное агентство «Росбалт»: «Средства массовой информации сватают в Смольный еще одного силовика - заместителя главы департамента по экономической безопасности ФСБ России Виктора Воронина. Поскольку экономический блок уже занят Сергеем Вязаловым, то самая подходящая для него должность - пост «силового» вице-губернатора, который на данный момент занимает близкий к пенсии Валерий Тихонов. Виктор Воронин родился в Ленобласти в 1958 году. С 2006 году он работает в ФСБ на должности начальника управления «К», - это управление занимается борьбой с контрабандой, а также расследованием преступлений в кредитно-финансовой сфере. Возможный уход Воронина из ФСБ уже обсуждался, в частности, в связи с историей с поставками контрабандной одежды из Китая, которая поступала прямо в воинскую часть ФСБ России, расположенную в Подмосковье. Правда, в кресле замглавы экономического департамента он усидел и через полгода даже обсуждался в средствах массовой информации в качестве кандидата на пост главы Федеральной службы охраны. Наибольшую славу Воронин получил после скандала со «списком Магнитского» - перечнем российских чиновников, которым запрещен въезд на территорию Соединенных Штатов и чьи банковские счета в этой стране должны быть заморожены. В документ, который также носит полуофициальное название «список Кардина» по фамилии одного из его создателей сенатора Бенджамина Кардина, вошли имена сотрудников МВД, ФСБ, ФНС, Арбитражного суда, Генеральной прокуратуры и ГУИН, а также описания их роли в деле Hermitage Capital. В качестве фигурантов списка есть и Виктор Воронин, которого составители перечня называют инициатором возбуждения уголовного дела против руководителей Hermitage, из-за которого заключили под стражу юриста компании Сергея Магнитского». Юрий Иннокентьевич, о чем это свидетельствует?

Юрий Вдовин: Это свидетельствует, с моей точки зрения, о том, что в корне своем преступная организация ФСБ от любой криминальной деятельности до сих пор не отказывается. А уж история со «списком Магнитского» и с «делом Магнитского» чудовищная. Магнитский и вся компания вскрывали такие чудовищные нарушения и такие чудовищные хищения, которые организовывали... не может быть, чтобы без ведома «силовиков», а более того, с их непосредственным участием. Я хотел бы обратить внимание, что вскрыто из сколько-то миллионов похищенных примерно на одну треть, но неизвестно, куда осели две трети. Видимо, куда-то вверх ушли эти деньги. Почему и защищают эту историю со страшной силой. И уже третий год это все идет, но не могут продвинуться в расследовании этой истории. Ее всячески защищают. И конечно, все эти преступления когда-нибудь будут раскрыты, когда-нибудь правда о них будет рассказана. Но сейчас все делается для того, чтобы всю правду зарыть, как это было принято в ФСБ. Точно так же, как они до сих пор все стараются засекретить и держать под секретом, включая секреты, относящиеся к 20-40-м годам, несуществующего государства СССР и несуществующей организации КГБ СССР. Я убежден, что этого человека поднимают наверх для того, чтобы утвердить, что все делалось правильно, будет делаться правильно. И ничего хорошего для экономической жизни Санкт-Петербурга я здесь не вижу.

Владимир Грязневич: А у меня есть другая версия. Известны приемы чекистов управлять коллективами, в том числе и страной, и у Путина. Он очень любит ставить на посты запачканных людей, на которых есть компромат, чтобы потом они были очень послушными. Мне знающие люди говорили, что «силовой» вице-губернатор по охране правопорядка Петербурга – это более важная персона, чем начальник ГУВД Санкт-Петербурга. И он фактически командует, определяет поведение силовых структур в Петербурге. Кто решает, разгонять демонстрацию или не разгонять? Так вот, решает не начальник ГУВД, а вице-губернатор. И Воронина сюда ставят для того, чтобы в нужный момент он был послушным и исполнял кремлевские указания. А то, что нужный момент наступит, лично Путин и кремлевские мудрецы уверены, потому что ситуация в стране ухудшается, народный бунт нарастает. Они очень боятся «африканского варианта» и хотят, чтобы в нужный момент власть среагировала и не допустила массовых волнений, которые, как они уверены, обязательно будут, и довольно скоро. Но, вообще-то, у них информации больше, чем у нас, в Кремле, у фсбэшников. И может быть, они и правы.

Виктор Резунков: По поводу «африканского варианта». «NEWSru.com» сообщает в большой публикации со ссылкой на разные средства массовой информации, что «армия Российской Федерации начинает массовую подготовку снайперов, способных убивать врага с расстояния в 1,5 километра». Тут подробно рассказывается, какие у них будут винтовки и так далее. И вот такая информация: «В начале сентября начальник Генштаба Вооруженных сил России Николай Макаров заявил, что именно снайперы спасут Россию. Напомнив, что революции на Ближнем Востоке и Северной Африке стали «сигналом для всех государств». Макаров объяснил, что теперь российские военные должны быть «готовы к наихудшим сценариям». По словам генерала, Вооруженные силы переориентируют на готовность к локальным конфликтам. Как подчеркнул начальник Генштаба, роль снайперов при ведении боевых действий возрастает, особенно в городских условиях. Эти слова вызвали у многих беспокойство, что армия готовит снайперов на случай, если с их помощью понадобится подавить народные выступления. Военные эксперты, впрочем, успокоили россиян: если вдруг понадобится расстреливать бунтующую толпу, с этим справятся и обычные солдаты, нужды в высококлассных снайперах не будет». Как вам это нравится?

Юрий Вдовин: Мне это не нравится, конечно. Но я не без удовольствия думаю, что страх их все-таки сковывает. Судьба диктаторов в конце ХХ века и в начале XXI века становится более-менее ясной. И они пытаются как-то защитить свои диктаторские притязания, сохранить в неприкосновенности. Но ощущение страха, безусловно, у них есть. И меня это, честно говоря, радует.

Владимир Грязневич: В Петербурге известны случаи, когда высокопоставленные милиционеры, арестовывая демонстрантов на акциях 31-го числа, начинают извиняться перед народом: «Ребята, вы нас поймите, мы, вообще-то, на вашей стороне, но мы вынуждены».

Виктор Резунков: Хочу обратить внимание на статью Анны Пушкарской, известного корреспондента газеты «КоммерсантЪ в Санкт-Петербурге», которая называется «Целее будут», с подзаголовком «Охраной памятников Петербурга займется генерал-лейтенант ФСБ Александр Макаров». Она попросила одного из экспертов архитектуры прокомментировать такое явление, что охранять будет генерал ФСБ. «Теперь ответственность за сохранение культурного наследия Санкт-Петербурга возложена на давнего сослуживца Георгия Полтавченко Александра Макарова. Комментируя это кадровое решение, господин Полтавченко вчера заявил, что новый глава КГИОП «человек профессиональный, любит наш город и очень хорошо разбирается в архитектуре Петербурга». Вице-президент Ассоциации ветеранов группы «Альфа» (подразделение спецназа ФСБ), полковник запаса Сергей Поляков в одном из интервью рассказывал, что Александр Макаров до своего перехода в полпредство руководил группой сотрудников «Альфы», охранявшей патриарха Алексия во время его визита в Иерусалим. В обнародованных неофициальных данных о структуре спецслужб указано, что в начале минувшего десятилетия Александр Макаров был заместителем начальника оперативно-розыскного отдела департамента по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом центрального аппарата ФСБ».
Можно еще напомнить, что этот департамент был создан на основе реорганизации знаменитого 5-го управления. А это управление занималось борьбой с инакомыслием. Политическая полиция. И как будет защищать генерал ФСБ...

Юрий Вдовин: Там защита и тут защита. Какая разница?..

Владимир Грязневич: В его пользу говорит несколько фактов его биографии. Во-первых, он все-таки окончил Московский архитектурный институт. Правда, по этой специальности он, мне так кажется, не работал никогда. Но все-таки имеет архитектурное образование. Так что на общем фоне надежда какая-то есть. Во-вторых, он чего-то пытался защищать в Москве, какие-то исторические ценности...

Юрий Вдовин: Я думаю, что уважаемый архитектор, который окончил Архитектурный институт, конечно, профессионально в этом отношении несостоятелен, но если он нормальный человек, он хотя бы вокруг себя соберет профессионалов, которые ему смогут помочь. Но только я в это слабо верю. Люди этого клана вообще неконструктивны. У них совсем другие задачи. Они ведут операции по борьбе с народом и защищают власть от народа. Это 70-летний советский опыт этой преступной организации, и выросшее из этого ФСБ продолжает тот же самый путь, с портретами и бюстами чекиста на каждом этаже на Литейном, 4. Ничего не меняется, к сожалению.

Владимир Грязневич: Я согласен. Но я вспомнил еще один положительный факт в его пользу, как и губернатора Полтавченко. Практически все новые назначенцы давно уже в Петербурге не живут и с Петербургом не связаны. Как говорят знающие люди, первый и главный критерий новых назначений – это отсутствие прямых связей с «петербургской мафией», так скажем, градостроительной, строительной и всякой прочей. То есть, видимо, для Путина и кремлевской администрации... они настолько уже сами замучались с коррупцией, потому что она реально мешает даже им, что они хотят разорвать эту порочную связь. Конечно, это иллюзия. Если вся система коррумпирована, то даже посторонний человек, как Полтавченко или Макаров, или Козырев из Ленобласти, они очень быстро обрастут коррупционными связями, если нет установки бороться с коррупцией. А такой установки не видно. Поэтому на первых парах они будут, может быть, честные решения принимать и не будут поддаваться всяким коррупционным посягательствам, но это пройдет через полгода, как прошло у Матвиенко.

Виктор Резунков: Неожиданность такого рода назначений отмечается всеми. «Аргументы и факты - Урал» сообщают: «У губернатора Александра Мишарина будет новый спецпредставитель при президенте Российской Федерации. Как передает информагентство «Новый Регион», им станет замруководителя Аппарата ЦИК России, генерал ФСБ Игорь Зуев. Примечательно, что для свердловчан назначение Зуева стало полной неожиданностью – для «Белого дома» генерал является настоящей темной лошадкой. Сведения о довольно странном назначении нового «куратора» Свердловской области при президенте распространил информационный портал «Повестка дня» со ссылкой на источник в ЦИК России. Примечательно, что о будущем вице-премьере Свердловской области Игоре Зуеве известно немного. Сообщается, в частности, что он выходец из Санкт-Петербурга, службу начинал еще в КГБ СССР, позже стал генералом ФСБ. Далее возглавлял Управление службы судебных приставов Санкт-Петербурга, причем в то же время, когда прокурором Санкт-Петербурга был экс-полпред президента Российской Федерации в Уральском федеральном округе Николай Винниченко».
Вот какие переплетения!

Владимир Грязневич: Одна команда. И еще одна мысль у меня родилась, почему поставили и Воронина, и вот этого генерала из ЦИКа.

Виктор Резунков: Но генерала из ЦИКа ставят в Свердловскую область.

Владимир Грязневич: Да. Но почему вице-губернатором поставили генерала из ЦИКа. У них же сейчас главная задача – выборы провести. У меня есть информация, они уверены, что рейтинг «Единой России» чрезвычайно низкий, раза в 2 ниже, чем сообщают социологические службы. А поскольку Путин прямо заявил, что «Единая Россия» должна остаться у власти, им нужно обеспечить нужное количество голосов. А чем больше нужно добавить голосов, тем сложнее это сделать, и нужно очень четкое руководство избирательным процессом. Поэтому в Екатеринбург ставят генерала из ЦИКа, который в этом разбирается, чуровского заместителя, а в Петербург ставят генерала, на которого есть большой компромат, и который будет выполнять все инструкции.

Виктор Резунков: А я на вашу гипотезу отвечу другой гипотезой. Существует мнение, которое в Петербурге распространяют политологи, что Владимир Путин не заинтересован в том, чтобы в новой Госдуме «Единая Россия» получила конституционное большинство. Потому что он опасается, что Дмитрий Медведев, который возглавит «Единую Россию» на уровне поста председателя правительства, может использовать это конституционное большинство, например, для импичмента президенту.

Владимир Грязневич: Не верю я в это.

Юрий Вдовин: Я тоже в это не верю. Вот Володя выискивает надежды на какие-то позитивные шаги, которые произведет новое назначение, мол, ротация происходит, чтобы «старая мафия» с «новой мафией» не спуталась. Может быть, у них интерес есть, чтобы новые назначенцы – это «новая мафия», новый передел собственности в пользу «своих». Это одна сторона дела. А само по себе ФСБ живет и работает так, как оно жило и работало. Оно так же фабрикует дела. Я напомню о делах военмеховских ученых, которых обвиняют в шпионаже. Сейчас происходит история с людьми, которые обладают третьей формой допуска, которых сейчас неожиданно начинают через всякие бумаги из ФСБ преследовать на работе за то, что человек с третьей формой допуска выехал в Анталию, чтобы покупаться, а его теперь обвиняют в нанесении ущерба безопасности страны. То есть ФСБ всеми силами старается доказать свою нужность и необходимость для получения бюджетных вливаний, для того, чтобы своих выходцев расселять по другим департаментам и выращивать новых, чтобы снова быть готовыми захватывать власть. То есть основной криминальный компонент деятельности этой службы остался с советских времен, и до сих пор всерьез преступная деятельность Комитета госбезопасности, который вселял через все советские структуры и поддерживал террористов во всем мире, и тайно сейчас, видимо, продолжает... И история с Бутом сейчас развивается очень интересным образом. Не верю я, что этот департамент не был причастен к тому, что делал Бут, чтобы возили оружие, а они не знали. Поэтому они его и стараются защитить через все комитеты и через все прочее. Это все-таки плоть от плоти преступная организация КГБ, и ждать от нее ничего хорошего нельзя.

Виктор Резунков: Николай пишет: «Если наследственная власть пришла в страну всерьез и надолго, то вертикаль должна цементироваться «силовиками». У вертикали губа не дура».
Владимир из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Власть берет ту инфраструктуру, которая у нее есть. И при всех правильных оценках этой власти – чекистская, клановая и так далее, почему бы не подумать о создании системы общественной безопасности снизу. У нас есть какие-то права в законах об общественных организациях при Медведеве. Путин гнобил эти организации, а Медведев открыл окно возможностей для создания на местах комитетов общественной безопасности. Медведев сейчас создал комитет общественной поддержки (или прогресса) при себе. И люди в городах, даже в поселках могут создать самостоятельно комитеты общественной безопасности для контроля над «силовиками». И это важно именно сейчас – в период подготовки псевдовыборов. Эти комитеты вполне могут обуздать ту разнузданность, о которой вы говорите. Вы поддерживаете эту идею?

Юрий Вдовин: Я бы поддержал. Но я помню, что после принятия закона о монетизации льгот социологи сказали, что весь протестный потенциал у населения выплеснулся и вряд ли вскорости поднимется. Я не думаю, что сейчас достанет мужества и протестного потенциала у нашего населения для того, чтобы всерьез противостоять засилью силовых властей и антидемократического существа нашего правительства. Демократия не прижилась в сознании людей, она не востребована народом. Я вспоминаю анекдот про икру, которую иностранец хотел купить. Директор магазина 20 минут заставил его ждать, а потом спросил: «А что вы хотите?». Тот говорит: «Икры хочу». «А вы видели, чтобы кто-нибудь спрашивал икру?». Тот отвечает: «Никто не спрашивал». Директор и говорит: «Вот и не завозим – спроса нет». Вот на демократию в России нет спроса у народа. Народ вполне готов к патерналистскому существованию. И если будет несколько сумасшедших, которые начнут создавать комитеты безопасности, их сочтут за сумасшедших в первую очередь их соседи, мне так кажется.

Владимир Грязневич: Подобные подкомитеты у нас уже существуют. Именно сообщества таких общественных организаций смогли победить небоскреб «Газпрома». Командовать такими организациями невозможно, их создавать искусственно не надо. Все-таки гражданское общество потихоньку просыпается – и это самое главное, на это единственная надежда.
И победить эту власть на выборах можно не всплескиванием рук и не криками, а профессиональными действиями. Вот сейчас все оппозиционные партии в Петербурге объединились в одной стратегии: они всеми силами пытаются не допустить фальсификации выборов. Поставят по несколько наблюдателей в каждой избирательной комиссии, на каждом участке – вот это единственно правильный путь. То есть профессиональная борьба со злоупотреблениями должна быть, а не крики и пропаганда.

Виктор Резунков: Требуется 15 тысяч наблюдателей, насколько мне известно.
Наталья Михайловна из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Мне думается, силовики давно уже пришли к власти. Они посадили свою марионетку – ВВП. Посмотрите, сколько страха в его глазах. Они безнаказанно устраивали так называемые «учения» в Рязани, они убили бывшего подводника Пуманэ, который вез куда-то взрывчатку, они нарисовали победу «Единой России» 7 декабря 2003 года. СПС и «Яблоко» набрали примерно по Московскому участку по 12%, а «Единая Россия» - 4,5%. Но в 4 часа утра нас, наблюдателей, выгнали «силовики». И утром мы узнаем, что СПС и «Яблоко» не прошли, а «Единая Россия» набрала около 30%. И вспомните, как искренне, по-моему, поздравлял Путин СПС и «Яблоко» с победой, но это было ночью.

Виктор Резунков: Наталья Михайловна, никто уже давно не сомневается в том, что давно уже спецслужбы во власти. Помните, Владимир Путин на каком-то юбилейном заседании, когда его избрали президентом, он сказал: «Задание выполнил». Типа «власть взяли».

Юрий Вдовин: На юбилее ФСБ. Якобы шутка.

Виктор Резунков: Мы-то в данном случае обсуждаем смену правительства Петербурга на фоне светской львицы Валентины Матвиенко, которая устраивала фуршеты, праздники. А тут вдруг приходят суровые мужчины – и начинается совсем другая жизнь.

Юрий Вдовин: Я еще раз выражаю удовлетворение, что поселение большого количества силовиков во все структуры власти – это свидетельство страха этой власти перед своим народом. Страх рано или поздно приведет их к краху, я в этом убежден. Эта система нежизнеспособна ни по каким параметрам.

Владимир Грязневич: Конечно, она экономически и управленчески неэффективна. Как мне говорил еще лет 20 назад премьер-министр Эстонии: «Я им не верю. И первое, что я сделал, когда стал премьер-министром, я стал выгонять всех «силовиков», и даже из бизнеса стараться их выживать. Они не могут работать». Нужно людей отбирать по другим признакам: по профессиональной компетенции, по правильным мозгам. А у нас сейчас отбор идет по-другому. И как правильно говорит Юрий Вдовин, это страх перед народом. Если кадровый отбор производить по критерию способности бороться с народом, то такая система развалится. Да уже и видно, что она разваливается. Если раньше федеральный бюджет при 80 долларах за баррель сходился, то в этом году он и при 109 трещит по швам. И это, боюсь, для россиян будет главным основанием для недовольства.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG