Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как превратить толпу в народ? (Белгород-Ульяновск)




Сергей Гогин: В Белгороде состоялся восьмой всероссийский театральный фестиваль «Актеры России – Михаилу Щепкину». Он получился довольно сильным и по составу участников, и по сыгранным спектаклям. Фестиваль – это повод поразмышлять о том, чем живет периферийный театр. А он, прежде всего, озабочен тем, как сформировать и удержать зрительскую аудиторию. Профессор Российской академии театрального искусства, социолог и экономист Геннадий Дадамян уверен: чем культурнее зритель, тем выше сам театр.

Геннадий Дадамян: За последние три-пять лет в театр начинает возвращать молодой интеллигентный зритель. Его привлекает постановка тех проблем, которые, как правило, на телевидении и в кино не ставятся. На мой взгляд, сегодня театр - последний бастион той истинной русской культуры, которая болела за народ, за «маленького человека», за «униженных и оскорбленных». И вы посмотрите, каким бешеным успехом пользуется русская, прежде всего, классика - Чехов, Островский, Гоголь - и современная, так называемая новая драма, которая, если угодно, есть фотографический слепок жизни.

Сергей Гогин: Если в городе есть театр, то он создает особую среду обитания для горожан. Но театральному зрителю важно, что ему показывают и как. То есть – репертуар и качественное сценическое воплощение. По словам директора Владимирского драмтеатра Бориса Гунина, 80 процентов репертуара его театра составляет «глубинная драматургия».

Бориса Гунин: Мы стараемся уходить от пьес «на потребу». У нас есть «магистральный маршрут», это русская и зарубежная классика, советские драматурги высокого уровня. Да, у нас есть развлекательные спектакли – «№13», «Примадонны». Мы не стыдимся этого: когда в городе один театр, он должен быть слугой всех господ. Есть большой контингент зрителей, которых мы никогда не приведем на «Короля Лира» или «Трех сестер». Но мы о них тоже должны помнить, мы должны их уважать.

Сергей Гогин: Владимирский драмтеатр показал на фестивале спектакль «На всякого мудреца довольно простоты» по пьесе Островского. Жанр постановки был заявлен как «карьера в стиле танго». Спектакль в постановке Сергея Морозова получился вполне современным, хотя, казалось бы, откуда драматургу было знать, что в нынешней России приживутся и информационный шантаж, и литературные «негры», и даже «Трактат о вреде реформ вообще» звучит подозрительно актуально.

Сергей Гогин: Директор Костромского театра Ирина Третьякова говорит об особенностях костромского зрителя и репертуарной политики ее театра.

Ирина Третьякова: У нас очень театральный город. У нас практически каждый день аншлаговые залы. Но есть данность зрителя, как в любом городе. Допустим, в Сибири «новая драма» – она идет, а у нас город очень любит классические спектакли. У нас классики в нашем репертуаре - больше 70 процентов. Нашему театру 200 с лишним лет. История Костромы: здесь родился Федор Волков, основатель русского театра, Александр Николаевич Островский жил недалеко, в Щелыково. Именно исторические корни, я думаю, влияют на нашего зрителя.

Сергей Гогин: Руководитель московского Театра на Юго-Западе, а с недавних пор – и театра имени Станиславского Валерий Белякович часто ставит спектакли в провинциальных театрах. Например, в Белгородском драмтеатре он поставил красочный трагифарс под названием «Куклы» - это антиутопия по мотивам пьесы Хасинто Грау «Синьор Пигмалион». В спектакле идет серьезный разговор о пределах свободы театрального актера и вообще человека в обществе, спектакль заряжен мощным антитоталитарным пафосом.

Сергей Гогин: Вот что Валерий Белякович говорит о своей работе в столице и в провинции.

Валерий Белякович: Иногда бывает такое ощущение, что провинция – она как раз в Москве. По духу там в актерской братии исчезает понятие служения, поэтому что всякие ситкомы, обилие антреприз – какая-то продажность всеобщая существует и в Москве. А иногда в таких городах, как Белгород, Пенза, Нижний Новгород, я вижу высокое служение театральному искусству в старом добром понимании.

Сергей Гогин: Конечно, популярность театру приносят актеры. Каждый директор театра мечтает о сильной труппе. Формирование ее – сложный процесс. Директор Костромского драмтеатра Ирина Третьякова ищет молодое пополнение на фестивале выпускников «Будущее театральной России».

Ирина Третьякова: Последние наши ребята именно с этой биржи пришли: Воронеж, Ярославль, Нижний Новгород, даже были двое из училища Щепкина.

Сергей Гогин: Является ли Москва магнитом для молодых актеров?

Ирина Третьякова:Да, является. Но и наоборот. У нас приехали две девочки из Москвы, одна закончила Щепкинское, работала у Захарова, но там - подтанцовка седьмого ряда, пробиться тяжеловато. У нас она играла Офелию, и играла неплохо.

Сергей Гогин: У молодого провинциального актера два пути: ехать покорять Москву, сниматься там в сериалах или – дорасти до мирового репертуара, работая в своем театре. Притяжение Москвы неизменно сильно. Говорит директор Владимирского театра Борис Гунин:

Борис Гунин:
У нас есть одни молодой актер, который снимается в каких-то сериалах. Однажды он пришел ко мне, сказал, что его пригласили в сериал. «Ты получил там главную роль?» - спрашиваю у него. – «Нет». - «А здесь ты сыграл Ромео, Тузенбаха, и ты превратишься в большого артиста, и когда ты будешь в 60 лет играть Короля Лира, ты поймешь, что выбрал правильный путь в жизни».

Сергей Гогин: Убедили?

Борис Гунин: Да. Разумные люди понимают, что никогда такого творческого удовольствия они не будут иметь в Москве.

Сергей Гогин: Директор Белгородского театра Виктор Слободчук на своем посту уже 38 лет. Его называют театральным Мичуриным – он уверенно выращивает актерскую труппу и заботится о ее стабильности, в частности, выбивает для молодых актеров жилье.

Виктор Слободчук: И конечно – условия. Когда губернатор был в театре, мы построили такую маленькую мизансцену: 17 актерских детей высыпали на сцену, и каждый подошел и взял /за руку/ своего /родителя/, и это было пронзительно и трогательно. Мы сделали здесь детскую комнату, дети всегда ухожены, накормлены, никто по театру не бегает…

Сергей Гогин: Актриса Белгородского театра, народная артистка России Марина Русакова преподает актерское мастерство студентам.

Марина Русакова: Есть хорошие ребятишки, глаза живые. Но – мало читают. Не знают имени Станиславского – подчас даже так. Кто-то из зрителей во время спектакля удивился, то Фирса забыли. То есть люди не знают, кто такой Чехов и что пьеса «Вишневый сад» именно так заканчивается. Народ озадачен существованием просто, по примитиву, мне интереснее в глубину искать повороты...

Сергей Гогин:
Профессор РАТИ Геннадий Дадамян говорит, что в тоталитарном государстве художник - это голос безголосого народа. Пока россияне поменяли свободу на стабильность, говорит он, но кризис может эту систему поломать. Придет время, когда театр снова начнет превращать толпу в народ.
XS
SM
MD
LG