Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вторая голодовка Владимира Макарова


Владимир Макаров в суде (http://www.vesti.ru/)

Владимир Макаров в суде (http://www.vesti.ru/)

Назначена дата кассации по делу Владимира Макарова, который ранее был признан виновным в изнасиловании несовершеннолетней дочери Элины и осужден на тринадцать лет лишения свободы. Мосгорсуд приступит к рассмотрению "дела Макарова" 14 ноября.

Об этом корреспонденту Радио Свобода сообщила жена Владимира Макарова Татьяна.

Дело Владимира Макарова, высокопоставленного чиновника Минтранса РФ, стало одним из ключевых в контексте кампании по борьбе с педофилией в России. Макаров был обвинен в изнасиловании малолетней дочери Эли после того, как в ее анализах были найдены мертвые сперматозоиды. Последующие экспертизы опровергли их наличие (предполагается, что анализы Элины были помещены в нестерильную среду). Однако следствие приняло во внимание лишь первичные результаты – несмотря на то, что исходный материал к моменту разбирательства был уничтожен, а осмотр Эли не выявил никаких отклонений, достаточных для того, чтобы инкриминировать Владимиру Макарову насильственные действия сексуального характера. Тем не менее, в отсутствие прямых доказательств Макаров в сентябре 2011 года был осужден по ст. 132 на 13 лет лишения свободы.

Накануне стало известно о том, что Владимир Макаров вновь объявил голодовку – в связи с тем, что ранее суд отверг практически все принципиальные замечания к протоколу судебного заседания, выдвинутые Макаровыми и их адвокатами. В частности, как утверждает защита, в протокол не было внесено свидетельство Оксаны Дубинской, педагога-психолога из центра "Озон", присутствовавшего при допросе Элины Макаровой в суде: "Исходя из того, что я наблюдаю, Эля не обнаруживает признаков вовлеченности в сексуальные отношения". Отказ подобного рода выглядит особенно странно – учитывая то, что в основу обвинения легла психологическая экспертиза, сделанная Лейлой Соколовой, другим психологом из "Озона", а ход слушаний был полностью записан защитой Владимира Макарова на аудионосители.

Из более сотни страниц замечаний судом признаны лишь несколько – на взгляд Татьяны Макаровой, самых незначительных. Прежде всего, должным образом не нашли отражения результаты экспертиз, отрицающие виновность Макарова. В частности, было отклонено психологическое обследование, проведенное по запросу детского омбудсмена Ростовской области (мотив - "заключение составлялось после того, как потерпевшая Макарова Э.В. была выписана из больницы... съездила с мамой на курорт, т.е. находилась в позитивном настроении"). Без внимания в приговоре остались и генетические исследования, предпринятые Владимиром Щербаковым – полковником в отставке, возглавлявшим печально знаменитую 124-ю лабораторию, которая занималась опознаниями тел российских военных, погибших в ходе военной кампании в Чечне - и его коллегами ("показания не содержат убедительных данных, опровергающих фактические обстоятельства дела").

– 18 октября муж написал в прокуратуру заявление о фальсификации протоколов, - говорит Татьяна Макарова. – Он просит провести проверку по этому факту. До тех пор, пока проверка не будет начата, он собирается держать голодовку.

Первая голодовка была объявлена Владимиром Макаровым 5 сентября, сразу же после приговора суда. Макаров требовал, чтобы к нему разрешили допуск журналистов. Несколько телеканалов – Россия-24 и НТВ получили разрешение от председателя Таганского районного суда.

– С этим разрешением телевизионщики поехали в Бутырку, - вспоминает Татьяна Макарова. – Но в дороге им позвонили и отменили: "Председатель суда не имел права давать такую бумагу, вас не пустят".

Через неделю адвокаты Владимира Макарова убедили его прекратить голодовку. Однако сейчас, как утверждает Татьяна, аргументов у нее не осталось:

– Я встречалась с мужем. Он в отчаянии: "Таня, я не знаю, что еще делать". Представители Следственного комитета позволяли себе фразы, не подтвержденные материалами дела. Я подавала заявление в прокуратуру – вот, эти слова не находят подтверждение в материалах, и эти, и эти. Думала, что прокуратура отреагирует – ведь наше дело стало известным… Но из прокуратуры все материалы направили в Следственный комитет – хотя я, вообще-то, пишу о нарушениях в СК. И так всегда – либо документы по нашему делу спускаются тем, на кого поданы жалобы, либо мы не получаем вообще никакого ответа. Я убеждала мужа, говорила, что он только силы теряет в ходе этих голодовок. Но он не знает, как сделать, чтобы кто-то разобрался в его деле…

Помимо кассации в Мосгорсуде, в начале ноября дело Владимира Макарова, как ожидается, будет рассмотрено уполномоченным по правам человека в РФ Владимиром Лукиным.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG