Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Регби как принцип "Один за всех, все за одного"


В Новой Зеландии завершается Кубок мира по регби - этот турнир проходит раз в четыре года. 23 октября в финале встречаются команды Новой Зеландии и Франции. О своих впечатлениях рассказывает обозреватель РС Давид Какабадзе, который только что вернулся из поездки в Веллингтон.


– Новая Зеландия – лидер мирового регби, вне зависимости оттого, как завершится финальная игра чемпионата. Новозеландцы считаются фаворитами в этом матче против французов. На чем основана эта гигантская популярность регби? Почему именно Новая Зеландия?

– В Веллингтоне достаточно выйти в центр города, пройтись по улицам – и все станет ясно. Там, например, была устроена площадка с искусственным покрытием, я там простоял, наверное, два часа – сменилось, я даже не знаю, сколько команд и каких возрастов. Туда приходили команды из детских садов, это были дети, которые еле ходили – 2-3-летние. И все они гоняли этот овальный мяч. Потом пришли ученики колледжа, девочки. Потом пришли еще какие-то команды. Они приходили хаотично. Как только освобождалась площадка, сразу начинали играть. Я не могу сказать, что это были профессионалы, но было явно, что они умеют обращаться с мячом. Они ловят мяч как надо. Они пасуют как надо. В Новой Зеландии я провел три недели – и круглый мяч первый раз за все эти три недели увидел на 20-й день пребывания. Все мячи, которые я там видел, – это все были овальные, регбийные, мячи.

– Часть игроков сборной Новой Зеландии, наверное, треть примерно, – происхождения маори, в регби много игроков из Полинезии. Очень неплохие команды, которые входят во второй круг элиты мирового регби – это команды из Полинезии, Фиджи, Тонга, Самоа. С чем это связано? Может быть, это итог развития регби в южном полушарии либо речь идет о каких-то особенных физических данных?

– Такая теория существует. Они играют очень быстро, очень динамично. Кроме того, что они сильны физически, они очень быстры. В них сочетается очень высокая атлетичность с высокой скоростью.

– Каковы ваши впечатления со стадионов?

Нынешний Кубок мира стал дебютным для сборной России, которая провела четыре матча группового турнира, все проиграла, хотя сборной США она уступила с незначительным счетом и поэтому завоевала зачетное очко
– На меня очень большое впечатление оставила игра сборной Самоа. Это как раз одна из тех полинезийских команд, которая, несмотря на то, что не пробилась в четвертьфинал, показала прекрасную игру. Ее матч с Южной Африкой – это был праздник регби. Хотя они проиграли, но весь второй тайм доминировали так, как, может быть, ни одна другая команда не доминировала над соперником. Прекрасно показала себя и сборная Южной Африки, одна из сильнейших команд в мире – она в тройку входит уже сколько лет. Эта сборная на меня произвела самое больше впечатление именно сочетанием боевитости до последней секунды и очень высокой техники и скорости.

– Вы много лет уже следите за развитием мирового регби. Сейчас воочию увидели игру лучших команд. Как меняется этот вид спорта? В какую сторону – больше атлетичности, больше ума в игре, больше тактики?

– Главная тенденция, которая сейчас наблюдается – это сокращение дистанции, если можно так сказать, разницы в классе между элитой и командами, которые находятся на подходе у ней. Если брать результаты, скажем, сборной Грузии, которая в 2003 году проиграла сборной Англии со счетом 6:84, – в этом году она уже проиграла 10:41. Разница могла бы быть еще меньше, если бы игрок, который бьет у Грузии штрафные, выполнил бы их немножко получше. Он из шести промахнулся в пяти случаях. Это результат того, что командам из малых регбийных стран предоставляется уже больше возможности соревноваться с представителями элит. Раньше такая возможность была предельно редкой, потому чемпионаты проводятся только раз в четыре года, да и то только с 1987 года. Командам второго эшелона практически не представлялась возможность сразиться с представителями европейской шестерки, с представителями британского или французского регби, не говоря уже о тех трех командах, которые выступают в так называемом "Кубке трех наций" – это Южная Африка, Австралия и Новая Зеландия.

– Мне кажется, что регби – это самый сложный командный вид спорта, не только потому, что в игре участвуют 30 человек одновременно, но и потому, что это тактически очень сложная игра. У каждого из игроков строго определенные обязанности, совершенно разные амплуа, совершенно разные типы игроков. В регби, как мне кажется, меньше игроков универсальных по сравнению с футболом или хоккеем, где гол может забить каждый.

– Функции разделены гораздо более четко. Там, например, человек, который играет под первым номером, естественно, не может быть диспетчером. Потому что комплекция у него совершенно другая, скорость другая. Функции распределены очень четко. Конечно, есть несколько позиций, которые один игрок может совместить, в одной игре выступить на одной позиции, в другой – на другой позиции, но таких позиций очень мало. Спортсменов, которые бьют штрафные, в команде всего один или два. В командах высокого класса, наверное, трое.

– Есть сейчас великие регбисты?

– Самый великий регбист, наверное, – это Дэн Картер, которому не повезло, он получил травму после группового турнира, кстати, на тренировке, и выбыл из турнира. Новой Зеландии приходится доигрывать чемпионат уже без него. Наверное, это как раз самый универсальный игрок, который в состоянии выполнить несколько разных функций. В регби меня больше всего привлекает принцип "один за всех и все за одного", который меня привлекал еще со времен "Трех мушкетеров". Регби – это олицетворение этого принципа, – считает Давид Какабадзе.

Нынешний Кубок мира стал дебютным для сборной России, которая провела четыре матча группового турнира, все проиграла, хотя сборной США она уступила с незначительным счетом и поэтому завоевала зачетное очко. Мир регби – очень традиционен, и от дебютантов на такого уровня турниров не ждут больших успехов. Тем не менее, после возвращения в Москву главный тренер команды Николай Неруш подал в отставку. Рассказывает Владислав Тюрин из российской Академии регби.

– В принципе, он сам объяснял свои причины. Сборной нужно какое-то обновление. Я думаю, что вопрос еще будет рассматриваться, разбираться в Союзе регбистов. Возможно, будет какая-то рокировка тренеров. Может быть, Николай Владимирович будет продолжать работать со сборной. Но в целом, если брать во внимание высокую задачу, которая была поставлена перед сборной, –
В регби меня больше всего привлекает принцип "один за всех и все за одного", который меня привлекал еще со времен "Трех мушкетеров". Регби – олицетворение этого принципа

обыграть сборную США – можно сказать, что итоги неудовлетворительные. Тем обиднее вот это бонусное очко, которое, конечно, очень приятно получить и приехать не с "баранкой", как некоторые сборные. Это бонусное очко лишний раз показывает, что мы могли обыграть сборную США.

– Команда до поездки на Кубок мира была 18-й в мировом рейтинге. Как изменится ситуация после окончания турнира?

– Россия Ччуть-чуть сдвинется вниз, за счет более удачного выступления других команд.

– Что этот чемпионат принес российскому регби?

– Прежде всего, и тренерский штаб, и игроки получили бесценный опыт подготовки и участия в Кубке мира. Возвращаясь еще раз к матчу США. Возможно, если бы это был не первый наш матч на Кубке мира, не было бы этого эмоционального давления, может быть, мы даже выступили бы лучше, но в любом случае теперь у нас уже за плечами четыре матча на Кубке мира. Мы болели за нашу сборную. Некоторые российские регбисты поехали поддержать сборную в Новую Зеландию. Чемпионат можно было смотреть в России, либо в Интернете, либо на канале Спорт-1. Волна интереса к регби, я уверен, после этих трансляций будет нарастать.

– Все-таки почему эта игра не слишком популярна в России? Есть ведь традиции этого вида спорта еще с советских времен.

– Да, конечно. У нас в регби начинали играть еще в дореволюционной России, до войны играли в регби. Несколько причин – нехватка инфраструктуры. Нужны хорошие поля. И не всегда у нас погодные условия позволяют играть. Есть несколько еще других факторов, но сейчас они сходят на нет, и регби активно развивается.

– В чем лучшие российские команды уступают своим соперникам, – скажем, не командам из эдиты мирового регби, но командам второго дивизиона?

– Первое – это физическая подготовка, хотя наша сборная проделала в этом компоненте очень большой объем работы. Второе – наверное, игра в стандартных положениях, схватках и коридорах. Эти элементы очень сложно отрабатывать на тренировках, в тренировочном процессе без реального противника. Только в матчах высокого уровня, в настоящих напряженных матчах можно по-настоящему научиться играть эти элементы. Все команды имеют сейчас очень высокий уровень организации защиты. Это позволяет играть на равных даже с грандами. В этом компоненте нам тоже нужно прибавлять.

– Следующий Кубок мира по регби через 4 года в Англии. Каким будет путь российской команды к участию в этом турнире?

– Самая реальная возможность – это классифицироваться на Кубок мира через Кубок европейских наций, в котором мы принимаем участие. Через два года мы уже опять должны будем бороться со сборными, прежде всего, участниками Кубка мира этого – это команды Румынии и Грузии, а также нам конкуренцию будут составлять Португалия и Испания.

– По силам выиграть?

– Да, по силам выиграть у каждой из этих сборных, даже несмотря на отрицательную статистику матчей с Грузией. Последний матч с Грузией у нас был очень равный. А Румынию, Португалию, Испанию мы можем обыграть, – считает Владислав Тюрин.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"
XS
SM
MD
LG