Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ли Конитц, Зут Симс, Пэппэр Эдамс – три саксофониста и гитарист Барни Кессел


Russia -- Savitsky Dmitry, portrait

Russia -- Savitsky Dmitry, portrait

ДС:- Ли Конитц, Зут Симс, Пэппэр Эдамс – три саксофониста и гитарист Барни Кессел – вот ваше меню на этой неделе. Все великие, все непохожие, все, той самой эпохи, которой больше нет и про которую идет спор – а была ли она? Стоит ли заниматься раскопками? Не лучше ли взглянуть на молодых, на новых? Вот вам вопрос и я самым серьезным образом жду ответа: знаете ли вы нового Чарли Мингуса? Джона Колтрейна? Бада Пауэла? Хока? Преза? Леди Дей? Уеза Монтгомери? Дюка? Каунта? Где эта новая планка, новая отметка высоты? Вопрос не из риторических. Он требует принятия решения, высвечивания позиций.

Я понимаю, что до сих пор огромное количество слушателей «Времени Джаза», слушают джаз у вэфов и океанов и что feed back, ответ по компьютеру часто затруднен. Есть почта. Включая пернатую. Жду ответов.

Как вы поняли, это не совсем простое «Время Джаза», но все те же волны «Свободы» и все тот же сайт svobodanews.ru. У микрофона в Париже все тот же ДС.

Начну я однако с пианиста, чье имя прозвучало на прошлой неделе в списке конкурсной комиссии монковского института. Этот пианист считается одним из самых утонченных и талантливых джазменов, появившихся на сцене между ушедшей эпохой и совсем новой, нынешней. Он 66 года рождения, но успел сыграть и с Диззи Гиллеспи, и с Чарли Хейденом, Уэйном Шортером – список длинный. В данном случае он играет с оркестром ветерана джаза Клауса Огермана:

Danilo Perez - The Saga of Rita Joe – 7:39 (Danilo Perez - Across The Crystal Sea – Verve)

ДС: - «Сага о Рите Джо», поэма, иного не выговорить, Клауса Огермана по мотивам Жюля Массне. Оркестр Огермана и панамский пианист Данило Перез – за роялем. Кристиан МакБрайд – контрабас; Льюис Нэш – ударные; Люи Куинтеро – перкашн.

Удивительный диск! За исключением двух композиций, Клаус Огерман (что он делал и раньше) взял за основу классические произведения Жана Сибелиуса, Манюэля де Фалья, Сергея Рахманинова и Жюля Массне.

Теперь о Данило Перезе, он говорит, что, цитирую, «опыт игры в квартете Уейна Шортера научил меня двигаться в направлении неизвестного».

Музыкальное образование Переза началось в три года. Отец Данило был бэндлидером и певцом. В десять лет Данило Перез поступил в панамскую национальную консерваторию. Учился он по классу фортепьяно и – классике. Из панамской консерватории он перебрался в консерваторию Новой Англии. Еще в Панаме он увлекался музыкой Гершвина, Эллингтона и Колтрейна. Но его духовным ментором был Телониус Монк. В Бёркли Перез играл с Джоном Хендриксом, Теренсем Бланшаром и Клаудио Родити. В 95 году Уинтон Марсалис пригласил его в свой гастрольный оркестр – комбо отправлялось в Польшу. Самое большое влияние на Данило Переза оказал Диззи Гиллеспи. Перез играл в United Nations Orchestra Диззи Гиллеспи с 89 года и до самой смерти трубача в 92 году. «Диззи научил меня одной необыкновенной вещи,- признается он. - Он сказал мне, что самое главное это узнать, где твои корни, кто ты… Узнать в гораздо более глубоком смысле, чем я знал в ту эпоху. - Все остальное,- говорил Диззи, - менее важно, это – детали…».

Danilo Perez - Rays and Shadows – 4:41 (Danilo Perez - Across The Crystal Sea – Verve)

ДС: Эту пьесу Клаус Огерман назвал «Rays and Shadows», «Лучи и Тени» - на этот раз он был вдохновлен музыкой Жана Сибелиуса. Состав тот же: оркестр Огермана, Данило Перез – рояль; Кристиан МакБрайд – контрабас; Льюис Нэш – ударные; Люи Куинтеро – перкашн.

Если вы не знакомы с творчеством Клауса Огермана, советую начать с си-ди трио Билла Эванса и оркестра Огермана - Bill Evans with Symphony Orchestra – VERVE. Чрезвычайно интересны работы Огермана с бразильским композитором Антонио Карлосом Жобимом.

ДС. Сонни Роллинс обращается с мелодиями, как волшебник с монетами: он гонит мелодию длинными пальцами и меняет ее незаметными и легчайшими движенииями руки. Иногда он переворачивает ее задам наперед, иногда начинает её вращать, но почти всегда в конце он переводит её в новый импровиз. «Колосс саксофона», Роллинс, которому идет 82 год, недавно прихрамывал на сцене калифорнийского университета, в Ройс Холле, который был десятой сценой в его международном гастрольном туре. Он был в белом: белая борода, белая «афро» (стиль прически под африканца) и, в масть, белые очки…

Об этом десятом концерте международных гастролей 2011-2012 годов Сонни Роллинса пишет ежемесячник «Даунбит».

Вы слушает LIVE или в подкасте на сайте радиостанции svobodanews.ru, а так же на коротких и средних еженедельное «Время Джаза». У микрофона в Лютеции – ваш ДС.

Вася Ерохин прислал мне следующий вопрос:

Уважаемый Д.С. , Вы упорно называете Париж Лютецией. Ведь парижане давно научились мыться. Как объяснить Ваше пристрастие?

Ответ вот после этой пьески:

Barney Kessel & Red Mitchell - Two way conversation – 6:27 (Barney Kessel & Red Mitchell - Two way conversation – Universal)

ДС: - «Two way conversation», «Двусторонний разговор» композиция гитариста Барни Кессела. Его диск-дуэт с контрабасистом Редом Митчелом. Июнь 73 года, Стокгольм.

А теперь, прежде чем рассказать о Барни Кесселе ответ на вопрос о Лютеции.

Герб города Парижа это кораблик города Лютеции, под которым написано: «Fluctuat nec mergitur» - «Зыблема, но не потопима». Этот кораблик вы найдет и на фонарях площади Согласия и на зданиях парижских мэрий, на почтовых марка и открытках. Парижане гордятся своей историей, Аренами Лютеции (не Аренами Парижа), римским Форумом, лежащим под перекрестком улицы Суфло и Сен-Жак. Они так же гордятся римскими классическими банями на бульваре Сен-Мишель и римским акведуком. Римляне любили чистоту и в мирное время проводили несколько часов в день в банях. Чего, иногда, не скажешь про современных парижан.

А теперь к Барни Кесселю, которого многие из вас впервые услышали в квартете или в трио канадского пианиста Оскара Питерсона.

Барни родился 17 октября 1923 года в Маскоги, штат Оклахома. Двенадцатилетним пацаном он занимался продажей газет на улице, чтобы набрать денег на первую гитару. Барни был самоучкой. В четырнадцать лет он уже играл в местном оркестре. К шестнадцати годам слава молодого гитариста покинула пределы Оклахомы и первый гитарист би-бопа, первый гитарист, использовавший электроусилитель, Чарли Кристиан, который прикатил в Оклахому-Сити навестить родителей, пошел слушать игру Барни Кесселя. Пожалуй, эта встреча и определила судьбу молодого гитариста. Он переехал в Калифорнию, в Голливуд, подрабатывал на жизнь, чем придется и, наконец, попал в оркестр Чико Маркса, которым дирижировал Бен Поллак. Было это в 43 году, а через год он снялся в короткометражке Джион Мили «Jammin’ The Blues» вместе с Лестером Янгом и Харри Эдисоном. Так стартовала его карьера, а в 1952 году он заменил Ирвинга Эшби в трио Оскара Питерсона.

Oscar Peterson - Strike Up The Band – 3:15 (Oscar Peterson -- The Canadian Giant – SAGA)

ДС: «Strike Up The Band», стандарт Джорджа Гершвина. Оскар Питерсон – рояль; Барни Кессел – гитара и Рей Браун – контрабас. Лос-Анджелес, декабрь 52 года. Первый год творческого сотрудничества Барни Кессела с Оскаром Питерсоном.

ДС. Говорить о Зуте Симсе всегда трудно. Понятно, что почти все джазмены по крайней мере сильно пили. Кроме Сатчмо и новых, молодых. Зут Симс, о чем я рассказывал, мог посоревноваться с Полем Дезмондом, но не с Птицей Паркером, который спал под роялем на сцене или же на крыше гаража рядом с клубом. Помните, эпизод с Симсом, когда он появляет в полдень в любимом баре чуть ли не во фраке с черной бабочкой и в лакированых туфлях. Обычно в это время, как рассказывал бармен, Симс был одет в своею дневную форму, décontractée, как пишут в посольских протоколах по всему миру. То есть в мятом вельвете с отсиженной физией. А тут – фрак! – В чем дело? - спрашивает бармен. Ты уже одет, как к концерту в Карнеге-Холле? Зут Симс, заглатывая стакан ржаного, отвечает: - Понятия не имею. Я так проснуля. Причем, не знаю где…

Короткие и средние в малонаселенных районах Сибири, Алтая и почти крайнего Севера и наш сайт svobodanews.ru – доступный в прямом эфире или же в еженедельном подкасте, и ваше «Время Джаза», еженедельное и свингующее – прямиком из Парижа, от вашего ДС….

Вот Зут, который Симс, причем его часто трудно отличить от его лучшего друга и лучшего собутыльника Эла Кона. Два тенора – во всех смыслах:

Zoot Sims, Al Cohn, Phil Woods - After You've Gone – 11:37 (Zoot SIMS - Jazz Alive! A Night at the Half Note - BLUE NOTE)

ДС: - «After You've Gone», стандарт 1918 года Тёрнера Лейтона, слова позже написал Хенри Кример. Первое соло на теноре было Зута Симса; далее Эл Кон сделал приятную рокировкеу с Филом Уудсом, альт-саксофон, само собой… Моуз Эллисон играл на фортепьяно; Набил Тота – на контрабасе и Пол Мотьян – на ударных. Клуб «Half-Note», 7 февраля 59 года.

Напомню, что Зут Симс родился 29 декабря 1925 года в Инглвуде, Калифорния.

Из новейших версий со словами мне больше всего нравится версия Конни Ивингсон. В ее исполненнии угроза «После того, как ты ушел… Ты когда-нибудь об этом пожалеешь», прозвучала на наших частотах в феврале. Но я думаю имеет смысл вслушаться еще раз:

Connie Evingson - After You've Gone – 3:09 (Connie Evingson - Stockholm Sweetnin' - Minnehaha Music)

ДС: - Hot Club of Sweden, в лучших цыганских традициях Hot Club de France и вокалистка - Конни Ивингсон. «Ты оставил меня в слезах? Ты не просто когда-нибудь пожалеешь, но тебе придется начать там, где все оборвалось». 2006 год.


ДС. В самом серьезном парижском джазовом клубе «New Morning» (клуб этот скорее концертный зал) 25 октября выступает двойное трио Харриет Табмен. Правильнее было бы сказать двойное трио имени Харриет Табмен. Харриет, урожденная Араминта Росс, 1820 года рождения, была американской аболиционистской, героиней афроамериканцев, она боролась всю жизнь против рабства в США. Она родилась в семье раба, бежала на Север, поддерживала связь с Джорджем Брауном, участвовала в деятельности так называемой «подземной железной дороги», переправлявшей беглых негров из южных штатов на Север и в Канаду. Она лично освободила более 300 рабов и воодушевила на бегство тысячи. Двойное трио ее имени играет в традициях Джона Колтрейна и Майлза Дейвиса.

29 октября состоится концерт, посвященный французскому барду Жоржу Брассансу. Брассанса не раз перекладывали на джазовую музыку, но на этот раз в «New Morning» прозвучит африканский Брассанс, то есть музыка Брассанса в исполнении африканских джазменов.

Вы слушаете неизменно свингующее «Время Джаза» на частотах «Свободы» и LIVE или в подкасте с нашего сайта svobodanews.ru. У микрофона в Лютеции Дмитрий Савицкий: финишная прямая «Времени Джаза»:

Pepper Adams - I've Just Seen Her – 7:17 (Pepper Adams - Encounter! – Prestige)

ДС: - «I've Just Seen Her», «Я только что видел её…», стандарт Струса и Эдамса. Комбо Пэппэр Эдамса, баритон-саксофон. Томми Флэнэген играл на рояле; Рон Картер – на контрабасе и Элвин Джонс – на ударных. Запись 68 года была сделана для фирмы «Престиж».

Пэппэр Эдамс родился в Хайлэнд-Парке, штат Мичиган, 8 октября 1930 года. Его самые славные годы прошли в оркестрах Лайонела Хэмптона, Тэда Джонса & Мела Льюиса, но самые-самые у Чарли Мингуса.

Что ж, у нас в запасе лишь уроженец Чикаго, кларнетист и саксофонист (альт, тенор, сопрано) Ли Конитц. Его нашли в местной капусте 13 октября 1927 года. Ли до сих пор активен и РАДИО активен. 13 октября он выступал в Порто, Португалия, 23 ноября он выступает в Стокгольме, 25 в Осло, 26 ноября в Берлине. В свои 84 года! Браво! Вот отрывок из 12-минутной слегка скрипящей, почти как у Уебстера, импровизации на тему монковской «Полночи». С Конитцем – альт-саксофон, играют: Брэд Мелдо – рояль и Чарли Хейден – контрабас.

Я же прощаюсь с вами до следующей недели. Всех вам благ, отличного приема и по возможности – солнечной погоды! Чао! Бай-бай!

Charlie Haden, Lee Konitz & Brad Mehldau - 'Round Midnight – 12:49 (LEE KONTZ ALONE TOGETHER --- Blue Note)

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG