Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперты – об СТД и российском театре


Председатель Союза театральных деятелей РФ Александр Калягин на VI съезде СТД

Председатель Союза театральных деятелей РФ Александр Калягин на VI съезде СТД

В Москве завершился VI съезд Союза театральных деятелей Российской Федерации. Председателем СТД переизбран народный артист России Александр Калягин. Эксперты высказывают сомнения в том, что СТД способен активно влиять на современную театральную жизнь.

О роли, которую Союз театральных деятелей России играет в театральном художественном процессе, говорит московский театровед Ольга Рогинская:

– Нужно различать – чем Союз театральных деятелей мог бы быть, и чем он является по факту. По факту, конечно, СТД – это в первую очередь орган законодательный и управленческий. Но, конечно, СТД не имеет никакого отношения к вопросам формирования современного, адекватного языка и соответствующих социальных и экономический моделей реализации театрального проекта. Например, концепция развития театров до 2020 года, которая в июне этого года была утверждена
СТД не имеет никакого отношения к вопросам формирования современного, адекватного языка и соответствующих социальных и экономический моделей реализации театрального проекта

правительством РФ, к которой апеллирует и Александр Калягин, и другие делегаты съезда, – сама по себе вполне неплохая (концепция была разработана Союзом театральных деятелей, после ченго проходила согласования в "профильных" министерствах - РС). Согласно соответствующим документам, например, количество современных постановок в российских театрах к 2020 году должно увеличиться в 2 раза, спектакли для детей будут составлять не менее 15% репертуара, а современных постановок для юного зрителя, цитирую, "станет в 4 раза больше, чем сейчас". Но тут же возникает много вопрос – кто конкретно будет реализовывать то, что в этом документе названо "современными постановками", каковы критерии этой современности – зрелищность, технологичность? В конце концов, на сегодняшнем российском телевидении о современности тоже говорят много, вполне зрелищно и технологично, много сериалов об этом снимают, но важно, как об этом говорят, на каком художественном языке, как и кто это обсуждает. То же самое и с театром. Там важен вопрос – вернет ли себе российский театр статус политического и социального проекта, который все-таки находится в непосредственной связи с окружающей действительностью.

При Калягине не вернется, вы считаете?

– Ну, конечно – нет. По утверждению Александра Калягина, в Союз за последние 5 лет вступили более 3 тыс. человек, в основном, это молодежь. Первое впечатление от съезда, судя по онлайн-трансляции, средний возраст его участников – отнюдь не молодежь. Один из результатов съезда – переизбрание Калягина на пост председателя Союза в четвертый раз. Особенно впечатляет то, что главной заслугой деятельности СТД, по мнению многих выступающих, является сохранение единства сообщества. Это утверждается на фоне недавних и только что разгоревшихся театральных конфликтов.

– Этот год, действительно получился урожайным на всякие конфликты – например, совсем недавняя история в Театра Маяковского, можно продолжать этот список Театром на Таганке, Театром имени Станиславского. Как-то коррелируются ситуация в СТД и ситуация в российском репертуарном театре? Что СТД теоретически мог бы сделать для того, чтобы эти конфликты не происходили?

– Вообще, эти все конфликты как бы выносятся на обсуждение на съезде. Возникла и утверждается идея с организацией дирекции российских театров, которая заменит совет российских театров, который существовал до сих пор. И Калягин делает акцент на том, что у дирекции, этого нового органа, возникнет и появится право назначать. Вроде бы эта дирекция и создается для того, чтобы гасить эту конфликтную ситуацию... Но опять же акцент делается на управление, а не на то, с каких позиций оно ведется, в соответствии с какими критериями СТД будет кого-то назначать. Вот тут-то, мне кажется, опять же возникает самая главная проблема. Есть ощущение, что все театральные деятели, которые действительно способны видоизменить сегодняшний театральный ландшафт, находятся где угодно (на
Есть ощущение, что все театральные деятели, которые действительно способны видоизменить сегодняшний театральный ландшафт, находятся где угодно (на площадках, на репетициях), но только не на съезде

площадках, на репетициях), но только не на съезде. Кого-то наверняка не пригласили. Юрий Соломин заявил о том, что на съезд забыли пригласить даже Малый театр. Кто-то не пошел сам. За этим, очевидно, стоит недоверие тех, кто реализует какие-то актуальные театральные проекты к самой структуре СТД и ее возможностям.

– Понятно, зачем Александру Калягину в российских общественно-политических условиях нужно кресло председателя СТД? Во-первых, возьмем за данность, что он хочет всего самого лучшего для развития российского театра и делает по мере сил то, что может. С другой стороны, понятно, что это прямой выход на власть и возможность участвовать в системе распределения администрирования финансовых средств, которые выделяются на развитие российского театра. У СТД важный голос? От Калягина многое зависит в вопросе о том, какие театры получат какое финансирование?

– Этот голос не столь существенен, как могло бы быть. Мы все-таки живем в несколько иной ситуации, чем это было несколько десятилетий назад. Пожалуй, самую адекватную вещь на съезде говорил Олег Басилашвили. Он говорил о необходимости возрождения системы меценатства. Каждый успешный театр сегодня реализует свою экономическую модель вне зависимости и без помощи СТД.

– Известен резкий, острый конфликт в российском кинематографе. Там существует, по крайней мере, два творческих союза – и существует некоторое, назовем его так, обновленческое движение снизу. В театральной жизни что-то подобное есть? Есть какая-то альтернатива СТД?

– Мне кажется, что есть, только она не реализуется в рамках какого-то альтернативного союза, который тоже собирается на съезды. Это сообщество во многом локализовано вокруг многочисленных театральных фестивалей, внутри которых происходят различные "круглые столы" и дискуссии. И вот там – и на "Золотой маске", и на фестивале "Новый европейский театр" – это сообщество и собирается вместе. Ну, и, конечно, есть сетевые ресурсы, анимированные, кстати, не без участия СТД, журнал "Театр". Вот, собственно, те сообщества, в рамках которых происходят дискуссии, ведется полемика, действительно соотносящаяся с реальным театральным ландшафтом сегодняшней России, – считает Ольга Рогинская.

Большинство экспертов считают, что отсутствие законодательных актов, регулирующих деятельность театральных коллективов, стало причиной скандалов последнего времени, произошедших в театральной среде. Они вспоминают уход Юрия Любимова из Театра на Таганке, актерские бунты против художественных
Каждый директор, в меру своего таланта и опыта, что-то такое фантазировал, чтобы обойти несовершенства 94-го закона.

руководителей в Театре имени Станиславского и в Театре имени Маяковского. Кроме того, специалисты говорят, что нормальному развитию театрального дела в стране мешает также 94-й федеральный законе о госзакупках. Одной из его жертв, стал директор театра кукол имени Образцова Андрей Лучин, который уже больше года находится в следственном изоляторе. О деле Лучина делегатам VI съезд Союза театральных деятелей Российской Федерации напомнил театральный критик Григорий Заславский:

– Когда Лучина назначали, были разговоры о серьезных финансовых проблемах не только очевидных, видных любому зрителю, – что буфет у театра сильно кастрированный, что малой сцены у театра нет и, вероятно, уже не будет, потому что она занята, как и большая часть здания, итальянским рестораном. И вообще на фасаде здания вывеска ресторана есть, а вывески театра нет. Нет ее, кстати, и сегодня. Когда пришел Лучин, он стал приводить эти дела в порядок. Это было видно и мне как театральному критику, появились какие-то афиши нормальные. Он отремонтировал всю внутреннюю часть здания, вернул малую сцену. На ней стали появляться спектакли для самых маленьких, которые отсутствовали в репертуаре театра Образцова. Вероятно, большой ошибкой стало то, что назначили нового директора – Лучин стал у ресторана забирать малую сцену, задел и другие экономические интересы – во всяком случае он уже больше года находится в СИЗО, за год ему не было разрешено ни одной встречи не только с женой, но и с друзьями... Было сделано только одно единственное исключение для священника. Такой беспрецедентный нажим, по моему глубокому убеждению, можно называть только моральным давлением на человека, мне кажется, такого убийцы у нас не чувствуют и не испытывают.

Жертвой закона о госзакупках Андрея Лучина назвал министр культуры Александр Авдеев. Министерство не только отказалось снимать директора Театра имени Образцова с должности, но и не признало себя в этом деле потерпевшей стороной. Руководители театров, присутствующие на съезде понимают, что из-за несовершенства закона на месте Андрея Лучина может оказаться каждый из них, считает Григорий Заславский:

– Каждый директор театра в силу особенностей так называемого 94-го федерального закона не может не думать об Андрее Лучине, который в течение последнего года с лишним сидит в СИЗО. Директора понимают, что над каждым из них висит такая опасность. Или поправки в этот закон – или посадки! Каждый директор, в меру своего таланта и опыта, что-то такое фантазировал, чтобы обойти несовершенства 94-го закона.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"
XS
SM
MD
LG