Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пыточная для Станислава Канкия


Станислав Канкия вынужден довольствоваться тюремной медициной, несмотря на тяжёлое состояние и экономическую статью УК

Станислав Канкия вынужден довольствоваться тюремной медициной, несмотря на тяжёлое состояние и экономическую статью УК

Обвиняемый в мошенничестве Станислав Канкия перенёс в тюрьме несколько инсультов и инфаркт мозга. Однако Бабушкинский районный суд снова оставил его под стражей. Канкия находится в тюрьме с мая 2010 года, первый инсульт у него случился в январе 2011-го. В октябре 2011 года на встречах со своим адвокатом и правозащитниками он не понимал, где находится и что с ним происходит, жаловался на то, что не видит одним глазом.

По постановлению правительства "О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений", заключение под стражу не применяется, если у подозреваемого есть заболевания, перечисленные в списке. Например, "последствия цереброваскулярных болезней с выраженными явлениями очагового поражения головного мозга и наличием стойких нарушений функций организма, приводящих к значительному ограничению жизнедеятельности и требующих длительного лечения в условиях специализированного медицинского стационара". В диагнозе Станислава Канкия указана цереброваскулярная болезнь, симптомы – инфаркт мозга, гипертония, кардиосклероз. Однако он до сих пор содержится в СИЗО. Приговор ему ещё не вынесен.

Очередное судебное заседание по делу Канкия 24 октября началось с того, что судья Антон Мартыненко спросил подсудимого, как он себя чувствует.

- Чувствую себя ужасно, - ответил Станислав Канкия с видимым усилием. – Как видите, у меня проблемы с речью, я с трудом передвигаюсь. Сегодня я жаловался на здоровью врачу, но несмотря на это, меня доставили в суд, и доставка длилась с семи утра. Я наблюдаю лечебный процесс в СИЗО номер один, номер два, номер четыре, где я находился. В фельдшерском пункте для обследования коров и то больше возможностей для медицинской помощи, чем там.

Тем временем на часах было уже полчетвертого. На суд пришло достаточно много сочувствующих Канкии, в зале скоро стало душно, и правозащитнице Любови Волковой стало плохо: она вышла из зала. Судья зачитал медицинские справки, поступившие из СИЗО "Матросская тишина", где содержится Канкия, и из городской больницы № 20, где он проходил медицинское освидетельствование. Обе они гласят: состояние арестанта удовлетворительное, в судебно-следственных действиях он участвовать может. Прокурор Е. Гришина заявила, что не видит оснований для изменения меры пресечения на подписку о невыезде, поскольку нет сведений о необходимости дополнительного лечения для подсудимого. В итоге судья Антон Мартыненко определил оставить Станислава Канкию под арестом. Услышав это, подсудимый поднялся и предложил приставу положить судье на стол свой пистолет, чтобы тот застрелился:

- Это для него единственный выход в данной ситуации.

Судья не отреагировал на предложение Канкии. В перерыве, когда подсудимый спросил его, что же должно произойти с человеком, чтобы его отпустили лечиться, лицо Мартыненко дрогнуло, он отвёл глаза и еле слышно пробормотал: "Ничего не должно случиться".

Судья также отклонил ходатайство подсудимого о том, чтобы его жена выступала его защитником. Основание: у Валентины Канкия нет юридического образования, хотя по закону она может представлять интересы своего мужа наряду с адвокатом, не будучи юристом. Ходатайство адвоката Владимира Бунакова о направлении дела на пересмотр также осталось без удовлетворения. В конце заседания подсудимый начал нервничать, трясти решётку "клетки", вновь предлагая судье застрелиться. Валентина Канкия попросила судью и прокурора прекратить мучительный для её больного мужа процесс, но тщетно:

- Они смотрели на всё это с невозмутимыми лицами, даже с ухмылками. Они просто устроили сегодня пыточную.

По словам адвоката Станислава Канкии Владимира Бунакова, формально судья прав:

- Решение базируется на медицинских документах. Но медицинское заключение я считаю неполным, поскольку диагноз дан без необходимого исследования проходимости сосудов. В справке указано, что необходимо дополнительное исследование, но его не проводили. Судья исходит из своего внутреннего убеждения. Я не исключаю, что Канкия будет осуждён и приговорён к реальному сроку лишения свободы, если доживёт до приговора. А надеяться на справедливость я пока не вижу оснований.

Тем временем уже появились желающие нажиться на беде семьи арестанта: 17 октября Валентине Канкия позвонил молодой человек, представившийся сыном Алексея Миллера, и предложил положить её мужа в больницу "Газпрома", предварительно заплатив залог, чтобы его освободили. Валентине нужно было собраться пятьсот тысяч рублей. На проверку молодой человек оказался аферистом, и в тот же день полицейским удалось задержать его. Однако следствие не может предъявить ему обвинение: нет доказательств и фактических потерпевших. В деле Канкия потерпевших, кстати, тоже нет: Департамент труда и занятости правительства Москвы, "назначенный" потерпевшей стороной, не имеет к подсудимому претензий.

- Столкнувшись с нашей правоохранительной системой, я побывала сразу в трёх ипостясях: я побывала и на стороне обвиняемого, и на стороне потерпевшего, и ещё я была свидетелем смерти арестованного Олега Голобокова в 20-й больнице, - делится Валентина Канкия. - И теперь у меня сложилась целостная картина того, как работает система. В тюрьмах у нас сейчас содержатся бизнесмены, арестованные по заказным делам. А реальный мошенник, скорее всего, выйдет на свободу.

Правозащитник Валерий Борщёв, присутствовавший на суде, уверен, что на врачей, обследовавших Станислава Канкию, оказывалось давление. Он заявил, что будет настаивать на повторном медицинском освидетельствовании подсудимого и об освобождении его под подписку о невыезде.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG