Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитник Валентин Гефтер - о правилах войны со злом


Валентин Гефтер

Валентин Гефтер

Как международным организациям и государственным союзам, решающимся на военное вмешательство во внутренние конфликты и тем самым берущим на себя часть ответственности за развитие ситуации, добиться соблюдения прав человека и правил и обычаев ведения войны, размышляет директор московского Института прав человека Валентин Гефтер.

- Вопрос, конечно, непростой, потому что легко теоретизировать, но трудно предложить практически работающие инструменты. Все операции подобного рода - называются ли они гуманитарным вмешательством или поддержанием мира, по-прежнему, осуществляются, конечно, государственными союзами типа НАТО. Могут ли эти государства, эти блоки государств контролировать те силы, на чьей стороне они выступают? У меня такое впечатление, что мировое сообщество все-таки не думает над тем, как обусловить такую поддержку какими-то ограничениями, обременениями. Потому что, с моей точки зрения, если ты ввязываешься в такой конфликт, то тогда ты должен не только обеспечить победу добра и справедливости, демократии и всего прочего, но и контролировать то, что происходит в зоне твоей ответственности.

- Известно, с какими трудностями сталкивалось мировое сообщество при наказании военных преступлений, например, в бывшей Югославии. Есть ли основания полагать, что в случае, скажем, с Каддафи будет проведено тщательное расследование, виновные будут наказаны? Или вы не верите в это?

- В любом случае, Международный трибунал, Международный уголовный суд - это гораздо лучше, чем самосуд. Мы обязаны не только защитить людей путем прямого вооруженного вмешательства в редчайших случаях, когда без этого нельзя обойтись, мы должны с самого начала думать о том, как эти действия по защите наших союзников должны контролироваться с точки зрения массовых грубых нарушений. Если вы не можете заставить своих союзников, чтобы наступала ответственность полевых командиров, то это говорит о том, что вы вмешиваетесь туда как военные, а не как гуманитарии, хотя это называется гуманитарным вмешательством. До сих пор не существует этой компоненты в подобного рода в ситуациях. Обеспечить заранее, продумать все эти механизмы, задействовать не только людей, которые имеют свои интересы в этих конфликтах, но и внешних наблюдателей - вот это и есть задача мирового сообщества, всех тех, кто вроде бы вступается за правое дело.

- Не ведут ли такие эксцессы, которые связаны с гибелью Каддафи, к дискредитации вообще идеи политического обновления? Ну, хорошо, был диктаторский режим, 42 года у власти, тиран и т. д. и т. п., совершал какие-то преступления против собственного народа. Получается, пришли на смену точно такие же, которые действуют такими же методами. Понятно, что другим взяться неоткуда. В то же время при этом говорить о наступлении демократии тоже довольно смешно.

- Сначала вмешательство в этот конфликт было связано не с тем, что он плохой, он тиран, совершал международные и прочие преступления. Оно было связано с защитой гражданского населения в процессе внутреннего вооруженного конфликта на территории Ливии. Вроде бы благая цель. Но если вы хотите осуществить эту защиту населения, то вы должны обеспечить ее со всех сторон. Тогда это будет не только пропагандистски правильно, это будет главной гарантией, что люди выживут.

- Правовых механизмов, юридических, политических механизмов для того, чтобы обеспечить защиту гражданского населения нет, в то же время мириться с нарушениями прав человека, предположим, со стороны диктаторских режимов тоже неправильно. Что делать в этой ситуации?

- По ходу конфликта в Ливии были моменты, когда Каддафи предлагал переговоры. Противоположная сторона, то есть восставшие, никаких переговоров, да еще на каких-то там условиях, не хотели. Но почему международные посредники не могли навязать, начав эти переговоры и те самые условия защиты населения, защиты военнопленных, всего, что полагается делать в подобного рода конфликтах, навязать обеим сторонам?! Все-таки продолжало довлеть соображение, что он диктатор? И когда этого не делают даже такие вроде бы просвещенные силы как французское и английское правительство или блок НАТО, на этом не акцентируется ООН, которая давала санкцию на подобного рода вмешательство, это говорит о том, что, вообще-то, возможности есть, но сама задача не считается приоритетной.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG