Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Есть у Евтушенко стихотворение, в котором звучат слова:

- Что это было — измененье правил?
Начало новой светлой полосы?
Я... на минутку. Я — часы оставил!
Часы? Ах, да, конечно же — часы...


Что-то подобное почему-то невольно приходит в голову, когда читаешь новости: «Валентин Владимирович Данилов, находящийся в областной больнице управления ФСИН по Красноярскому краю, обратился в районный суд с ходатайством об изменении режима исправительного учреждения. Немедленно после того, как суд принял ходатайство к рассмотрению, курс лечения Данилова был прерван, не завершившись, а сам Данилов этапирован в колонию, причём не ту, из которой прибыл в тюремную больницу.»

Вообще говоря, в тюремно-правовой нашей системе действует правило, согласно которому, если районный суд принимает к рассмотрению ходатайство об условно-досрочном освобождении или о замене вида исправительного учреждения (то есть переводе из колонии в колонию-поселение, как в случае Данилова) — так вот, если такое ходатайство принято судом к рассмотрению, любые этапирования исключаются до вынесения судом решения по существу ходатайства.

Я сам как-то неудачно попал под действие этого же самого правила: когда выгоднее было, чтобы моё ходатайство аналогичного свойства рассматривал любой другой суд кроме Исакогорского в Архангельске, меня на лишний месяц «заморозили» в колонии в Архангельске для того, чтобы своё твёрдое «нет» сказала именно судья Галина Каторс, а не кто-то менее, возможно, «принципиальный» в части поиска то ли найденных, то ли нет за четыре года до того «крошек в тумбочке».

А тут вот, значит, такая гибкость: подал Данилов ходатайство, суд его принял, уже на 26 октября рассмотрение назначено, а Данилова раз — и этапируют! Какая неожиданность. И строгое следование не то что закону, но даже и внутренним тюремно-судебным инструкциям. Или как раз их нарушение?

Между тем лечение пациента Данилова не завершено, проблемы с сердцем, развивающиеся на фоне полного отсутствия у пациента зубов (в облбольнице должны были уже на днях изготовить протезы) — проблемы эти не устранены и даже не купированы, в Уголовно-исполнительном кодексе записано право каждого осуждённого получать медицинскую помощь — и на тебе, этап, забудьте про лечение! Часы, так сказать, оставили.

Зубное протезирование, между прочим, в тюрьме относится к разряду платной медпомощи — не за счёт, как тут любят некоторые писать, трудового народа осуществляемой. То есть денежки-то за протезы для Данилова получены, а вот ставить их не будем — ну да, знакомая практика, довольно однозначно характеризуемая в Уголовном кодексе как мошенничество, статья 159. Сядет-то кто? Факт мошенничества должностных лиц налицо! Ау! Что-то не слышно ответа... Хотя звучало вроде с трибун: «Где посадки?» СлабО питерским против красноярских?

Грустно? Нет, скорее, противно снова говорить об этом. Тех, кто не подчиняется объявленным правилам игры, называют шулерами. Когда на голубом глазу изменяют правила игры прямо по ходу игры («суд принял ходатайство — этапирование исключается», «этапировать осуждённого Данилова, чьё ходатайство принял к рассмотрению райсуд»), а потом пытаются что-то объяснять про законность действий... Ну, вы знаете, КАК в подобных случаях надо применять подсвечники...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG