Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватель Андрей Остальский - о кризисе единства


Николя Саркози и Ангела Меркель в Брюсселе демонстрируют решимость помогать странам Еврозоны (23 октября 2011 года)

Николя Саркози и Ангела Меркель в Брюсселе демонстрируют решимость помогать странам Еврозоны (23 октября 2011 года)

26 октября в Брюсселе открывается саммит ЕС, посвященный европейским экономическим проблемам. Какое влияние финансовые проблемы еврозоны могут оказать на весь европейский проект? Смогут ли лидеры крупнейших стран ЕС объединить усилия и следовать концепции европейской интеграции? Или разница национальных интересов и собственные политические соображения заставят их сосредоточиться на решении внутренних проблем?

На эти вопросы отвечает живущий в Лондоне журналист Андрей Остальский:

– Сейчас главный вопрос состоит в том, на какие жертвы и как далеко смогут пойти лидеры государств, насколько они смогут даже, если потребуется, противостоять общественному мнению. Наиболее ярко это видно в Германии, где канцлер Ангела Меркель связана в значительной степени отрицательным отношением большинства немцев к попыткам, как они говорят, спасать Грецию и другие слабые страны за счет германского налогоплательщика. В конце концов, почему Германия должна это делать, страна, которая много и усердно работает, а теперь надо затягивать туже пояса ради того, чтобы выручать тех, кто, может быть, сладко гулял и пел, как стрекоза в известной басне? Психологически это так воспринимается жителями очень многих более благополучных европейских стран.

Отчасти это относится и к Великобритании. Большинство простых британцев не могут не злорадствовать, глядя на неприятности еврозоны, глядя на то, какой остроты достиг кризис. И они не хотели бы, чтобы Великобритания хоть в какой-то степени шла на жертвы, чтобы выручать своих континентальных соседей. Хотя правительство, конечно, занимает совсем другую позицию.

– Точка зрения политического класса в ключевых странах Европейского союза расходится с общественными настроениями и, значит, это может сказаться на будущей выборной кампании в каждой из этих стран?

– Совершенно верно. Канцлер Меркель все время должна думать: "А не проиграю ли я в результате выборы? Я спасу Грецию, я спасу еврозону, я спасу будущее валюты евро, но за это мне придется расплатиться тем, что моя партия и я лично просто будут отстранены от власти и, возможно, будут не избираемы потом в течение долгого времени". И абсолютно не понятно, возможен ли здесь какой-то компромисс. Если, например, дать на референдуме свободно проголосовать населению Великобритании, то не исключено, что победят евроскептики – те, кто хотел бы резко ослабить связь Великобритании с Евросоюзом, а может быть, выйти из него вообще. Именно поэтому на днях состоялось это драматическое голосование в палате общин о том, проводить такой референдум или нет.

– Одна из небольших новых стран Европейского союза продемонстрировала политическую самоотверженность. Насколько известно, пало правительство в Словакии, действующий премьер-министр Ивета Радичова уже заявила, что она не будет выставлять свою кандидатуру на следующих выборах, фактически пожертвовав этим постом ради идеи европейского единства. Политической прочности Европейского союза достаточно для того, чтобы спасти евро и решить экономические проблемы?

– Это экзамен, который Евросоюзу и еврозоне предстоит выдержать на наших глазах. В этом вся драма. Поэтому за этим так интересно, увлекательно, но и страшновато наблюдать. Потому что отрицательные последствия могут быть просто непредсказуемыми и могут ввергнуть не то что еврозону, но и все страны, с ними тесно связанные, включая, разумеется, Россию, в какой-то очень долгий экономический кризис. Но насколько готовы лидеры следовать словакскому примеру, становиться политическими камикадзе, жертвовать собой? Единство и солидарность сейчас должны подняться на какой-то новый уровень.

– И политические аналитики, и экономические обозреватели разделились на две группы. Одни говорят о том, что евро не выдержит и экономическая система единой Европы рухнет. Другие говорят, что в любом случае евро будет спасено, каких бы издержек европейской экономике и политическим структурам это не стоило, и тем самым идея европейского единства окажется сильнее всех сложностей. К какой группе аналитиков относитесь вы?

– Я, скорее, оптимист, хотя я признаю абсолютную реалистичность и худшего сценария – не только Европа на развилке, но и весь мир. Совершенно нелепа позиция и тех британцев, и тех россиян, которые думают, что они сидят на каком-то безопасном холмике и издали наблюдают за происходящим. Это "наводнение" дойдет до всех. Считаю, что все-таки благоразумие возобладает, люди поймут, что надо выплыть вместе, а не вместе тонуть, если продолжать эту метафору.

В чем лидеры еврозоны не правы? Они думали, что можно не спешить в развитии интегрирования и в то же время иметь общую валюту. Нет, общая валюта должна сопровождаться значительным количеством черт уже объединенного, единого государства, а не союза государства. Почему в Британии так всех это удивляет? Потому что Британия всегда как раз была противником слишком быстрой европейской интеграции. Но канцлер казначейства, министр финансов Великобритании Джордж Осборн говорит: "Мы счастливы, что мы не в еврозоне, мы счастливы, что мы сохранили свой фунт, в этом, может быть, наше спасение. Но, объективно говоря, мы теперь заинтересованы в том, чтобы Европа сумела решить свои проблемы, выйти из кризиса более-менее благополучно, потому что мы в этом заинтересованы кровно, это наш крупнейший торговый партнер. Если там будет катастрофа, то и мы ее не избежим".

– Косвенным свидетельством тех острых проблем, которые пытаются решить лидеры Европейского союза, стала и личная перепалка между лидерами нескольких европейских стран. Говорят об "обмене любезностями" между Меркель, Саркози и Берлускони. Это все слухи или действительно серьезность ситуации такова, что европейские лидеры они не могут сдержать свои эмоции?

– Стресс абсолютно колоссальный. Наверное, такого стресса ни одному из этих политиков не приводилось испытывать до сих пор в их политической карьере. Иногда нервы сдают, они же, в конце концов, тоже люди, а не роботы. Ну, и знаете, я еще не могу удержаться от такой гипотезы. Наверное, население этих стран хотело бы видеть, чтобы их лидеры сражались, чтобы они показывали клыки, чтобы они, может быть, даже какую-то резкость на грани грубости проявляли. Им кажется, что такого рода портрет лидера сейчас необходим для того, чтобы получить поддержку населения и в какой-то мере компенсировать растущее всеобщее недовольство тем, что ради коллективного спасения странам надо предпринимать индивидуальные шаги и идти на индивидуальные новые жертвы.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG