Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитная организация "Международная амнистия" о "деле врачей" в Сирии


Диктор: Один из врачей в военном госпитале в Хомсе рассказал «Международной амнистии», что видел четверых врачей и более 20 медсестер, которые издевались над пациентами.

Ирина Лагунина: Это строки из опубликованного во вторник доклада правозащитной организации «Международная амнистия» о положении в Сирии. Доклад называется: «Кризис здравоохранения: Сирийское правительство держит под прицелом раненых и медицинских работников».

Диктор: «Ахмеда» доставили в Национальный госпиталь в городе Телл Калах 22 августа после того, как его избили военные из сил безопасности. Он был без сознания. Свидетель видел его в отделении скорой помощи. Свидетель рассказывает: «Вокруг него были семь или восемь человек из сил безопасности, некоторые с оружием, и медсестры в белых халатах. Он открыл глаза и спросил: «Где я?». Внезапно они накинулись на него и начали бить».
Пациентов также забирают из больниц. 7 сентября силы безопасности в поисках якобы вооруженного полевого командира, выступающего против правительства, провели рейд в больнице аль-Биррва аль-Кадамат в Хомсе. Когда им не удалось найти полевого командира, они арестовали 18 раненых.
Работник здравоохранения, присутствовавший при рейде, сказал «Международной амнистии», что видел, как, по крайней мере, с одного человека без сознания сняли дыхательный аппарат до того, как увезти.
В страхе от того, к каким последствиям приведет обращение в государственные больницы, многие пытаются получить медицинскую помощь в частных клиниках или плохо оборудованных и оснащенных полевых медицинских центрах. Врачи в национальном госпитале в Хомсе сказали «Международной амнистии», что количество обращений по поводу огнестрельных ранений резко снизилось по сравнению с маем этого года, хотя количество смертей и ранений на улицах стремительно растет.
Донорскую кровь в Сирии можно получить только из Центрального банка донорской крови, который находится в ведении Министерства обороны. Это приводит к тому, что больницы стоят перед чудовищной дилеммой. Один из медицинских работников частной клиники в Хомсе сказал «Международной амнистии»: «Мы сталкиваемся с дилеммой каждый раз, когда к нам попадает больной с огнестрельным ранением, которому нужно переливание крови: если мы направим запрос в Центральный банк крови, то безопасность будет знать об этом больном и мы создадим угрозу, что его арестуют и будут пытать в заключении».

Ирина Лагунина: Помимо этой практики, как пояснила в интервью Радио Свобода представитель «Международной амнистии» Силина Нассер, есть еще и простая директива сирийского правительства:

Силина Нассер: Министерство здравоохранения предписало всему медицинскому персоналу, всем больницам, сообщать властям о наличии раненых. И мы все знаем, что после этого раненые могут быть арестованы. А в Сирии обычно арестованных пытают.

Ирина Лагунина: И уйти от выполнения этого приказа довольно сложно.

Силина Нассер: Если они не будут сообщать, то они тоже подвергают себя риску, что их арестуют и будут пытать. Мы видели подобные случаи с врачами в городе Банияс, мы видели, что это происходило с работниками системы здравоохранения в Хомсе.

Ирина Лагунина: Еще строки из доклада.

Диктор: 7 августа около 20 солдат и людей из службы безопасности провели рейд в правительственной больнице в районе Хомса и арестовали семерых служащих больницы. Один из них рассказал «Международной амнистии» о том, как проходил допрос, в ходе которого некоторые из его коллег были жестоко избиты: «Допрашивающий спросил: ты хочешь, чтобы тебя пытали, или ты будешь говорить? Он обвинил меня и моих коллег в том, что мы лечим раненых и не сообщаем об этом властям. Затем он потребовал назвать имена раненых».

Ирина Лагунина: Мы беседуем с сирийским политологом Хайсамом Бадерханом. Вероятно, для вас доклад «Международной амнистии» не был откровением. Вы можете что-то добавить к тому, что мы только что услышали?

Хайсам Бадерхан: На самом деле ситуация в Сирии в рамках здравоохранения в самом начале не была гладкая, а сейчас после этих событий увеличилась намного. Сама власть ведет себя очень не по-человечески в отношении раненых и мертвых. Есть очень много фактов расчленения человека после его смерти, то есть пропадают почки, пропадают печень. Уже начался какой-то процесс торговли человеческими органами. Кроме того, много слухов и фактов о сотрудничестве между медициной, особенно военными госпиталями, которые привозят раненых и там их убивают сами органы безопасности, которые контролируют больницы. Большая нехватка пакетов для донорской крови, лекарств не хватает. Доставка лекарств запрещается, закрыли границу для лекарств, что привело к хаосу в стране и страху. Много врачей, которые действительно оказывают помощь больным, их не достает, даже многих из них взяли в заключение. Много врачей заявляют протест вмешательству государства в дела спасения раненых и отказываются работать. Ситуация очень неприятная, большой хаос.

Ирина Лагунина: Господин Бадерхан, а как сейчас организована оппозиция в Сирии? Это по-прежнему спонтанные выступления или все-таки какая-то структура начала вырисовываться?

Хайсам Бадерхан: На самом деле назвать ее спонтанной нельзя. Много людей участвовали действительно спонтанно. Много организаций существует в организации протеста. В связи с тем, что 40 лет власти не разрешали и долбили организации сопротивления или противников, из-за этого очень трудно сегодня сформировать оппозицию. Однако в последнее время возник в Стамбуле Сирийский национальный совет, которые дает какие-то надежды. Но до сих пор особенно ничего не сделал, начал какие-то намеки западным странам о признании. Конечно, признание Сирийского национального совета – это будет играть большую роль для действий. Сегодня он призывал к всеобщей забастовке в Сирии в связи с тем, что делегации Лиги арабских стран должны приехать туда, подготовить, провести переговоры между оппозицией и властью. Однако оппозиция заявила о всеобщей забастовке в Сирии, которая может в дальнейшем привести к гражданским столкновениям. Сирийский национальный совет представляет большинство оппозиции, конечно, много недостатков, переговоры идут с другими оппозиционерами. Однако Национальному совету легче действовать, потому что он находится за границей, а основная оппозиция внутренняя, которая самая влиятельная, может быть меньше организована.

Ирина Лагунина: Господин Бадерхан, если посмотреть на Сирийский национальный совет и сравнить с аналогичными движениями и советами по арабскому миру сейчас, например, в Тунисе к власти пришли умеренные исламисты, в Египте после демократических перемен тоже к власти приходят "Братья-мусульмане" и достаточно жестко исламская повестка дня в этой стране. Думаю, что и в Ливии будет то же самое, если посмотреть на Ливийский национальный совет. В чем платформа Сирийского национального совета?

Хайсам Бадерхан: Тоже к нему есть основное обвинение то, что он сформирован из партии "Братья-мусульмане". Однако, если посмотрим реально ситуацию, я бы так не сказал. С другой стороны, действительно партия "Братья-мусульмане" были всегда более организованные, особенно после 82 года, когда был указ о расстреле любого члена, который принадлежит партии "Братья-мусульмане". Однако все-таки они более организованны. С другой стороны, в арабских странах ислам – это культура. Если смотреть на европейские страны, там светские государства, а в арабских странах – это исламские государства. Это естественно, что будет сегодня большинство. Однако, если смотреть сегодня в Тунисе, они получили 40%, в Сирии, я думаю, если будут выборы, от 25 до 30 могут получить, а не следующих выборах, я не думаю, что дойдут до 15%. Просто сегодня на фоне лозунгов, на фоне слов "Аллах, Акбар". Я знаю, много моих знакомых в Сирии кричат "Аллах, Акбар", на демонстрациях, но они к исламу не имеют никакого отношения. Это уже как образ культуры. Опасений, я думаю, нет. Сегодня партия "Братья-мусульмане", большинство действующих лиц находятся за рубежом, они совсем по-другому смотрят на это. Даже заявил лидер партии в Тунисе о том, что будем сотрудничать со всеми партиями, со всеми народами Туниса, чтобы возрождать Тунис. У них взгляды изменились, это не та партия "Братья-мусульмане", которая была в 80 году.
XS
SM
MD
LG