Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беспредельный Лужков и много республиканцев


Юрий Лужков, повинный в "запредельной коррупции"

Юрий Лужков, повинный в "запредельной коррупции"

Российские блогеры обсуждают новый виток противостояния между Кремлем и экс-мэром Москвы Юрием Лужковым. На днях его вызвали на допрос свидетелем по уголовному делу Банка Москвы, а глава администрации президента Сергей Нарышкин назвал Лужкова ответственным за "беспредельный уровень коррупции" в период его градоначальства. В ответ Лужков подал иск о защите чести и достоинства – в прошлом он выигрывал их без малейших проблем. Пишет пользователь tapirr:

Помните, Герман Виноградов создал стих, где были слова:
ЛУЖКОВ - УКЛЮЖИЙ ВОР.
Так мэр-герострат тогда тоже, кажется, судился.
И многие предполагали, что опровержение может выглядеть так:
Сообщаем, что сведения, ранее опубликованные, не соответствуют действительности,
а Ю.М.Лужков - НЕуклюжий вор.
Видимо, теперь случай аналогичный.
Если Нарышкина обяжут опровергнуть его слова, придётся ему пропечатать,
что при Лужкове коррупция была не беспредельной, а ПРЕДЕЛЬНОЙ.

Пользователь Андрей Борода просит уточнить термин – что же такое предельная коррупция:

У нас все не как у людей. Наша страна является единственной страной в мире, в которой узаконены выбоины на дорогах. Существует Государственный стандарт - предельные размеры отдельных просадок, выбоин не должны превышать по длине 15 см, ширине - 60 см и глубине - 5 см.
А сегодня мы узнали причину отставки Лужкова. Оказывается наш чудо-президент "отрешил" Лужкова за "запредельный уровень коррупции" в Москве. Так вот непонятно, "запредельный уровень коррупции" - это сколько? Понятно, что много, но интересно, насколько много. Хотелось бы, чтоб наш полупрезидент документально оформил, до каких пределов можно воровать, а какие суммы являются запредельными.

Впрочем, людям знающим нынешние события представляются логичными и хорошо спланированными. На портале Сноб.ру все разъясняет Марат Гельман:

То, что через год после отставки против Лужкова поднимается новая волна, — вполне логично. Дело в том, что когда Лужков уходил, ему и его окружению удалось создать у среднего москвича ощущение, что все держится на нем: в кране течет вода, потому что Лужков проводит совещания по управам, улицы убирают только потому, что он за этим внимательно следит. Но через год после его ухода люди увидели, что Лужкова нет, а вода все еще течет, и улицы все еще убирают, и никакой катастрофы не случилось. Поэтому теперь власти, не боясь потерять поддержку населения, принялись исполнять то, что задумали еще год назад. Раньше власти опасались, что москвичи станут на защиту мэра. Теперь, когда люди поняли, что Лужков — не отец родной, такой опасности больше нет. Как политтехнолог, я могу сказать, что все это сделано очень грамотно.

***
Американская блогосфера обсуждает гонку за президентскую номинацию от республиканской партии. Кандидатов так много, что одно их перечисление у критически настроенного к республиканцам Эндрю Салливана приобретает масштабы гомеровского списка кораблей:

Перри слишком глуп и ленив, чтобы стать президентом. Ромни для этой партии пуристов слишком беспринципен. Пол дисквалифирован из-за своих высказываний о внешней политике. Бакман заранее задумывалась как бессмысленный бот. Санторум – пенящаяся жидкость с воззрениями на мир образца 1986 года. Гингрич – урод, который никогда не выиграет номинацию, и это понимают даже те, кому нравятся его вечное ворчание и ухмылки. Не удивительно, что выгоднее всех смотрится Херман Кейн. Даже если знаешь, что он полный шарлатан, избавиться от симпатий к нему все равно не можешь.

В блогах Bloomberg Джеффри Голдберг находит у Митта Ромни еще один изъян, помимо беспринципности: будучи мормоном, Ромни не знает, как использовать принадлежность к этой церкви в своих интересах:

Некоторое время назад известный баптистский пастор Роберт Джеффрес, поддерживающий кандидатуру техасского губернатора Рика Перри, вызвал массовое негодование, назвав мормонизм, которого придерживается один из соперников Перри, Митт Ромни, нехристианским «культом». Джеффреса тут же осудили за нетерпимость, но ритуальное осуждение не изничтожит антимормонских настроений – скорее, с приближением выборов они будут проявляться все чаще. Насколько вообще важен этот теологический спор – принадлежит мормонизм христианскому вероучению или нет? Для американских протестантов это особенного значения не имеет – считается, что они голосуют из прагматических соображений. Но вот вам предсказание: если Ромни выиграет номинацию, мы увидим целый поток антимормонской пропаганды, причем не со стороны христиан, а со стороны неверующих либералов. Левые интеллектуалы, которые даже под пытками не скажут ни слова против ислама, будут тратить много сил и денег, чтобы убедить христиан, что человек, возглавивший республиканскую партию – безмозглый язычник. Когда Ромни спрашивают о религии, ему не следует защищать мормонизм. Он должен отстаивать право мормона стать президентом; он должен говорить, что страна, избравшая президентом чернокожего человека по имени Барак Хусейн Обама, готова избрать и приверженца вероучения, которое некоторые богословы называют "четвертой авраамической религией".

Номинацию Хермана Кейна многие объясняют как раз тем, что соперничать с чернокожим президентом может только чернокожий кандидат от республиканцев. Кейн, кроме того, непревзойденный оратор, что дает ему фору в условиях кампании, которую многие характеризуют как часть общеамериканской индустрии развлечений. В блогах New York Times историк H.W. Brands вообще ставит под сомнение целесообразность президентских дебатов:

Если бы Джорджу Вашингтону пришлось участвовать в дебатах, он никогда бы не стал президентом. У него не было ораторских способностей. Президентские дебаты вообще не отражают готовности кандидата к работе – впрочем, как и кампания в целом. Навыки, необходимые для того, чтобы стать президентом, заметно отличаются от навыков, необходимых для того, чтобы быть президентом. Для кандидата главное – физическая форма, красноречие и способность нравиться всем без исключения. Президент же может заснуть, когда ему нужно, избегать импровизированных речей, если так ему хочется, но что важнее – ему чаще приходится говорить "нет", чем говорить "да". Кандидаты похожи на ухажеров, президенты – на мужей. Кандидатам нужно хорошо выглядеть, президентам нужно быть хорошими. Кандидатам редко приходится проявлять свойство, абсолютно необходимое президенту: умение выносить здравое суждение по важным вопросам.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".
XS
SM
MD
LG