Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Кургане "скорая помощь" кричит о помощи


Неделю назад работники Курганской больницы скорой медицинской помощи вышли на центральную площадь города с плакатами, цветами и требованиями реально увеличить заработную плату и улучшить условия труда. Проблемы службы красноречиво формулировали плакаты, которые держали участники акции: "Мы никому не нужны. А нас вызывают 500 раз в сутки"; "Ищу работу. Тел. 03"; "Кто поможет скорой помощи?", "Отбирая деньги у нас, вы плюете на здоровье граждан". Проблемы врачей курганской "скорой помощи" возникли не вчера. Вот уже несколько лет, как складывается весьма неблагополучная ситуация, которая привела к тому, что на вызовы просто некому ездить. Рассказывает Наталья Калёнова, врач—кардиолог—реаниматолог.

—Поскольку кадры от нас ушли, "скорая" осталась совсем неукомплектованной врачами, уже даже фельдшеры ездят по одному на вызовы. Многие из них только из училища, абсолютно необученные, «зеленые» новобранцы едут сразу на вызовы. Мы начальство наше спрашивали долго: может быть, у нас есть фонд внутренней экономии? Потому что если на девяти ставках работают два врача, и они эти ставки как-то прикрывают, наверное, средства из бюджета выделяются на девять ставок, а не на два врача. В общем, мы удовлетворительного ответа так и не добились, где же наш фонд экономии заработной платы?

Куда только сотрудники службы "скорой помощи" не обращались — но ни в одном чиновничьем кабинете, ни в приемной партии "Единая Россия" им так и не помогли. Осталось лишь одно — выйти на главную площадь города с пикетом. Однако в субботу, 22 октября, никто из сотрудников администрации города или области к пикетчикам не вышел. А потому им не осталось ничего иного, как общаться с журналистами. Говорит Наталья Каленова.

— Я работаю на «скорой помощи» с 2000 года. Сейчас работаю врачом реанимационной бригады. Ситуация возникла в связи с тем, что наш коллектив в течение долгих лет не получает индексации заработной платы. Все разговоры в курилке — о том, как же можно жить на такую зарплату? Я врач—специалист в большим стажем. В данный момент на ставку я получаю 15100, моя зарплата считается еще высокой. Все фельдшеры получают на ставку от 8 до 10 тысяч. Врачи — от 10 до 15.

Наталья Каленова — врач, и ее зарплата — далеко не самая низкая в курганской скорой помощи. Фельдшерам и водителям приходится гораздо труднее. Сергей Безруков работает за рулем, его жена — фельдшер. У них двое детей, и почти все деньги уходят на их учебу и прочие нужды.

— Я работаю полторы ставки: сутки через сутки, через трое; сутки работаю, трое дома — это на ставку. А полторы — сутки через сутки, потом сутки через трое. Работаю на трех работах: помимо "скорой", еще на двух. У меня двое взрослых ребятишек, плачу за обучение дочери в институте — это сто тысяч в год. И сын заканчивает школу. Вот и считайте: у меня все уходит на ребятишек, и на еду. Самим нам одеться денег уже не остается.

Впрочем, у самой Натальи Каленовой ситуация не многим лучше. У нее тоже двое детей, правда, маленьких. И муж—бюджетник. Денег не хватает, но на центральную площадь города 22 октября она пришла с букетом цветов, чтобы вручить чиновникам, если кто—то из них все-таки подойдет к пикетчикам. Увы, цветы остались невостребованными. Их пришлось положить на асфальт рядом с домом правительства области.

— За коммунальные услуги я плачу примерно 3500. У меня есть два ребенка, которые ходят в садик. За каждого ребенка я плачу примерно по 1100. У меня муж тоже бюджетник, тоже живет плохо: работает преподавателем в музыкальной школе, совмещает еще в четырех оркестрах, и при этом еще подрабатывает, делая частникам евроремонты. Потому что на свою преподавательскую зарплату он не может обеспечить даже себя, получая в конечном итоге еще меньше, чем я. У нас все сотрудники очень экономят, мы умеем много — мы не покупаем полуфабрикаты, мы готовим из дешевых продуктов. У нас у всех огороды, дачи, мы сами выращиваем картошку. Я не могу детям в магазине купить самые дешевые игрушки. Я реву по ночам в подушку, а что мне делать?

В ходе пикета сотрудники «скорой помощи» рассказали, что несколько лет назад у них отобрали доплату, и вместо нее дали другую надбавку, но в результате зарплата не поднялась, а уменьшилась. Комментирует Владимир Серков, заместитель главного врача по лечебной работе курганской больницы скорой помощи.

— До появления национального проекта, по которому добавили федеральную надбавку «скорой помощи», у нас была 30—процентная надбавка за напряженный, опасный труд, то есть, сюда входит туберкулез, ВИЧ—инфекция, другие инфекционные заболевания, пьяные, психически неуравновешенные, ночная работа…ее сняли. То есть, одной рукой дали, а другой — забрали. По 500—600 рублей надбавка получилась вместо тех 3200 для фельдшеров и 5000 для врачей. В результате начался отток кадров как врачей, так и фельдшеров.

Условия работы в "скорой помощи" — весьма далеки от идеальных: халаты сотрудники покупают за свои деньги, водители сами моют свои машины. И это без учета того, что сам труд врачей "скорой" — это постоянные стрессы и колоссальная ответственность. В понедельник, 24 октября к курганским медикам прибыли с визитом полномочный представитель президента на Урале Евгений Куйвашев и губернатор Курганской области Олег Богомолов. Однако, по всей видимости, итоги диалога не удовлетворили врачей. Потому что в этот же день они вновь вышли с пикетом на центральную площадь города.
XS
SM
MD
LG