Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
31 октября в 23 часа по московскому времени в программе Александра Гениса – Хэллуин и соблазн ужаса; книга о Джобсе; Хальс в "Метрополитен"; застольные песни; путешествие в голландский натюрморт.

С молниеносной скоростью американское издательство "Саймон и Шустер" выпустила первую биографию Стива Джобса, написанную известным мастером нон-фикшн Уолтером Айзексоном. Книга пришлась ко времени. Она вышла, когда еще не улеглась скорбь, вызванная вопиюще безвременной смертью Джобса. Ее нельзя назвать неожиданной. Все знали о его болезни, даже биржа следила за ее ходом. Столкнувшись так рано с раком, Джобс думал и говорил о смерти – глубоко и тонко. Сейчас, когда мы простились с этим блестящим человеком, по-новому звучат его речь, которую он, знаменитый недоучка, произнес перед выпусниками Стэнфордского университета: "Никто не хочет умирать. Даже люди, которые мечтают попасть на небеса, не хотят умирать. Но всё равно, смерть – для всех конечный пункт назначения. Ее никто не смог избежать. Так и должно быть, потому что смерть, наверное, – лучше изобретение жизни. Смерть – причина перемен. Она очищает старое, чтобы открыть дорогу новому. Сейчас новое – это вы, но когда-то (не очень-то и долго осталось) – вы станете старым и вас тоже зачистят. Простите за такой драматизм, но это – правда. Ваше время ограничено, поэтому не тратьте его на жизнь чужой жизнью. Не попадайте в ловушку догмы, которая учит вас жить мыслями других людей. Не позволяйте шуму чужих мнений перебить ваш внутренний голос. И самое важное – наберитесь смелости, чтобы следовать за сердцем и интуицией. Каким-то неведомым образом они уже знают, кем вы хотите стать. Всё остальное – вторично".

А также 31 октября в 23 часа по московскому времени в программе "Поверх барьеров. Американский час":

За что мы любим "ужастики"?

Страшное – окошко в ту область, которая подавлена и угнетена в нас обществом. Монстр – ниспровергатель сексуального, политического и прочих табу. Так фильм 1931 года "Франкенштейн" представляет нам существо с подавленной гомосексуальностью; первый зомби в фильме 1968 года "Ночь живых мертвецов" был якобы манифестом разрушения семьи. Но не все теоретики – психоаналитики, работающие с понятиями подавления и освобождения. Философ Ноэль Кэррол говорит, что удовольствие от фильмов ужаса – просто от специфического любопытства, которое они возбуждают. У монстра в "Франкенштейне" всё другое, включая мозги. При этом изображение насилия иногда столь искусно театрально, что оно даёт зрителю ту дистанцию, которая необходима, чтобы наслаждаться кровавой баней. То есть, это такое очищение через извращение.

Картинки с выставки

Художник создает вещь по ее образу и подобию, освобождая натуру от плоти. Фокус в том, что оставшаяся на холсте душа не отличается от тела. Во всяком случае, у голландцев, которым рациональная кальвинистская эстетика разрешала писать только то, что видно. Ну, в самом деле, как нарисовать Бога? То ли дело – селедку. И мы встречаем ее на голландских натюрмортах, где умело разделанная рыба лежит на тусклом оловянном блюде. Попав из воды в масло, люминесцирующая рыба преобразилась в родную сестру тех, которыми Иисус накормил голодных. Чудо изобилия. Манна Северного моря. Такой селедкой можно причащаться, клясться, завтракать. Вот для этого и нужны голландцы. Они делятся с нами своей национальной религией: метафизикой повседневности.
XS
SM
MD
LG