Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Алексей Малашенко – о Ливии после Каддафи


Алексей Малашенко

Алексей Малашенко

31 октября завершается боевая операция НАТО в Ливии. Решение об этом было принято 28 октября на заседании Североатлантического совета. Днём ранее Совет Безопасности ООН также объявил о прекращении мандата НАТО 31 октября. Основная задача операции решена: режим Каддафи пал, причем без потерь для сил НАТО. Можно ли считать эту операцию успешной?

На этот вопрос Радио Свобода ответил политолог Алексей Малашенко:

– С точки зрения военной, считаю, что операции как таковой не было. Была образована некая спина, на которую оппозиция могла бы опереться. Отдельные вылеты самолетов были разрозненными и непонятными. Да, они, конечно, повлияли на ход событий, но с точки зрения военных действий были минимальны. Поэтому с военной точки зрения, операцию можно назвать чисто символической. А вот с военно-политической – она была успешной, во всяком случае, на этом этапе. Была поставлена цель – избавиться от Каддафи, убрать его. Эта цель достигнута. Но дело в том, что происходящее в Ливии и вокруг нее – это процесс. И с уходом Каддафи этот процесс продолжается. Совершенно не исключаю: то, что сейчас называют военно-политической победой НАТО, в итоге может обернуться поражением. Потому что те, кто придут на смену Каддафи, необязательно будут любить НАТО, Америку и Запад. Сейчас они отойдут от войны, разберутся, посмотрят вокруг и будут играть в какую-то свою собственную игру. Так, как это делал и Каддафи: пытаться использовать европейцев в своих интересах. Так что выиграна битва, но не выиграна война. Она продолжается.

Честно говоря, не понимаю европейцев. То есть мне понятны их тактические расчеты, но все-таки нужно думать, как в шахматах, не на шаг, а на 2-3 хода вперед. Всегда возникает вопрос: а с кем проще иметь дело – с Мубараком, Каддафи – или с "Братьями мусульманами", с еще какими-то людьми, которые разделяют воззрения "Аль-Каиды"? Поэтому процесс не закончен. Я не могу представить, как те ребята, которые придут к власти, будут рассуждать о демократии, о правах человека. Все-таки исламисты – люди достаточно авторитарного толка, настроенные антизападно. Как с ними выстраивать отношения?

Но, может быть, произойдет чудо и будет достигнут консенсус? Не хочу ничего предсказывать, но ситуация очень пикантная. И суть ее состоит в том, что западники сделали все, чтобы к власти пришли люди, которые в принципе являются их оппонентами. Так что интрига только-только начинает закручиваться.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG