Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Награжден с особым цинизмом


Михаил Бекетов

Михаил Бекетов

Российские блогеры обратили внимание на премию российского правительства в области печатных средств массовой информации. В опубликованном 31 октября списке лауреатов значится, среди прочих, и бывший главный редактор газеты "Химкинская правда" Михаил Бекетов, на которого осенью 2008 года было совершено покушение. Столь неожиданный поворот в "деле Бекетова" вызывает удивление. Пишет пользователь grehg_simmens:

Многое можно понять и простить, но присуждение Путиным премии Михаилу Бекетову, человеку, покалеченному именно путинским режимом, считаю верхом цинизма. Похоже даже на какое-то издевательство с элементами садизма.

О возможных причинах присуждения премии Бекетову пишет другой лауреат – главный редактор журнала "Вокруг света" Сергей Пархоменко:

Список награжденных журналистов вполне отражает шизофрению нашей политической жизни. В этом списке есть имя Михаила Бекетова. Человеку, находящемуся в том трагическом положении, в котором находится Бекетов, эти деньги совсем не помешают. Видимо, кому-то, возможно, в том же Союзе журналистов, пришло в голову добыть человеку, который пострадал за защиту государственных интересов, немножко денег. Идея очень правильная. Конечно, ничто не мешало тому же правительству выписать Бекетову пенсию, которую он вполне заслужил. Но этого не произошло, и сейчас этот долг государство выполняет таким шизофреническим способом.

Возможно, у тех, кто принимал решение о награждении Бекетова, были другие причины, считает журналист Олег Кашин, сам в свое время ставший жертвой нападения:

Я знаю универсальное объяснение любому даже самому странному путинскому имиджевому жесту — от объятий с тигрицами и катаний верхом топлесс до ралли на желтой "Калине" и ныряния за амфорами. Этому объяснению меня научил один коллега с чиновничьим прошлым — он много знает, и я ему верю. Объяснение звучит так: "Это Ketchum". Имеется в виду американское пиар-агентство, обслуживающее российские власти, которое уже пять лет очеловечивает Путина. Не знаю, имеет ли "Кетчум" отношение к случаю с премией для Бекетова, но с точки зрения очеловечивания Путина эта премия — явный успех. О цинизме такого награждения будет говорить десяток-другой пользователей социальных сетей, а для всех остальных, многие из которых до сих пор, может быть, вообще не знали о Бекетове, все выглядит совсем иначе: был в Химках журналист, которого чуть не убили неизвестные бандиты, потом он долго лечился, и на лечение не хватало денег, собирали через "Новую газету", чтоб отправить его в Израиль, а потом вмешался Путин, дал премию, миллион, между прочим, рублей, и теперь Бекетов из убедительного аргумента на тему "а у вас журналистов бьют" превратился в очередную строчку в списке людей, которым добрый Путин помог — где-то между девочкой, которой не в чем было поехать на елку, и бабушкой, у которой не было водопровода. Это, конечно, и есть настоящий цинизм, но тут-то уже что поделать.

***

В британской блогосфере основным объектом критики стал на днях принц Уэльский. Пока королева занималась государственной политикой, председательствуя на саммите стран Содружества наций в Австралии, а премьер Кэмерон осовременивал монархию, предлагая предоставить принцессам равные с принцами права наследования, газета Guardian обратила внимание публики на конституционное право принца Уэльского запретить любую законодательную инициативу, затрагивающую интересы находящегося в его распоряжении графства Корнуэл. У журналистов нет доказательств, что наследник британского престола действительно что-то запретил, однако подтверждено, что его одобрение требовалось по широкому кругу вопросов, включая строительство и городское планирование. К королеве и принцу-консорту британская публика традиционно относится с уважением, однако обнаружившиеся права принца Уэльского вызвали в блогосфере вспышку антимонархических настроений. Питер Уилби пишет в блогах Guardian:

То, что у принца есть право вето, о котором мы раньше не знали, было бы всего лишь технической формальностью, если бы не склонность принца Чарльза демонстрировать свою значимость и отстаивать собственные интересы. К тому же, почтение политических лидеров к монархии гарантирует, что его будут слушать - если не с сочувствием, то хотя бы из вежливости. Многие лоббистские группы – от общества по борьбе за права животных до производителей оружия – буквально дерутся за право быть услышанными, предпринимая отчаянные попытки добиться хотя бы пятиминутной аудиенции у какого-нибудь министра. Доступ к руководству страны – ценный ресурс, на который компании и организации тратят миллионы, не скупясь на роскошные обеды и профессиональных лоббистов. А принцу Чарльзу этот доступ даровано автоматически. Более того, он может пользоваться им секретно, поскольку на корреспонденцию между министрами и членами королевской семьи законы о свободе печати не распространяются. Трудно винить принца Чарльза в том, что он пытается переустроить мир в соответствии со своими воззрениями. Будь у любого из нас такая возможность, мы бы тоже ей воспользовались. Тем более что Чарльзу и делать-то больше нечего. Без особых талантов в области спорта, музыки, скульптуры или науки, наследники престола оказываются не у дел, одновременно становясь объектом общественной критики. Именно поэтому есть прямой резон ограничить их права, закрывая все имеющиеся в конституции лазейки. У нас может даже установиться республика, когда наследники престола предпочтут отречься, чем умирать всю жизнь от скуки.

Блогер газеты Telegraph Том Чиверс предлагает принцу Уэльскому публично отказаться от привилегий – только так, по его мнению, можно спасти репутацию монархии:

Милостью Чарльза королевская семья из величавой и достойной формальности превращается в нечто среднее между группой замшелых хиппи, ведущих борьбу за зеленые идеалы, и крупной компанией, преуспевшей в маркетинге органических продуктов. Лишившись королевы и добрых чувств, которые она вызывает, монархия под предводительством принца Чарльза моментально станет предметом издевательств и всеобщего недоверия. И право вето, которое за ним обнаружилось, лишь усугубляет ситуацию. Если Чарльз не хочет оказаться последним британским монархом, ему следует оставить свои экологические и сельскохозяйственные замашки и начать вести себя достойно, как и подобает правителю. И добровольный отказ от права вето на любой законопроект был бы хорошим шагом в этом направлении.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".

XS
SM
MD
LG