Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто украл миллионы и крадет миллиарды? Русский остров и "золотая жила" саммита во Владивостоке. Почему при власти Владимира Путина вышло губернатору Сергею Дарькину – счастье? Кого в Приморье судят за хищения, а кого нет?


Михаил Соколов: Сто лет назад Владивостоку обещали такое же блестящее будущее как Сан-Франциско: порт в одной из лучших гаваней у Тихого океана, завершавший собой Транссибирскую магистраль, должен был стать местом притяжения гигантских частных капиталов. На сопках вокруг берегов Золотого рога и у пролива Босфор Восточный должен был появиться крупнейший в русской Азии центр деловой активности.
Но рывок Владивостока в будущее продолжался лишь межреволюционное десятилетие, и после падения последнего белого правительства, при большевиках город, бестолково разрастался, и оставался лишь военно-морской и рыбопромысловой базой. После 1991 года мечты о процветании вернулись вместе с деловой активностью частников и иностранных инвесторов, вернулась, дороги города запрудили праворульные "японки", но из-за переходного кризиса 90-х, масса проблем оставалась нерешенной.
Сегодня, когда видишь Владивосток с высоты смотровой площадки у фуникулера, вновь вспоминается Сан-Франциско: уже возведены парные колонны, ванты которых поддерживают фермы грандиозного моста через Золотой Рог. Он напоминает американский мост через пролив Голден-гейт. Полотна мостового перехода с двух берегов на высоте сотен метров постепенно сдвигаются над заливом, давая прямую дорогу на полуостров Чуркин.
Но глава компании Морской инженерный центр бывший депутат Приморской краевой думы Юрий Рыбалкин не уверен, что все запланированное будет достроено в намеченные сроки.

Юрий Рыбалкин

Юрий Рыбалкин

Юрий Рыбалкин: Хватит ли денег? И второе – хватит ли времени? Исходя из технологий строительства, времени не хватит. Что касается денег, я думаю, тоже.

Михаил Соколов: Некие признаки волнения есть – поговаривают, что власти России срочно заказали для Владивостока паромы, чтобы обеспечить перевозку гостей, которые прибудут на саммит стран Азиатско-Тихоокеанского региона осенью 2012 года.
Дождь нефтяных денег пролился на Приморский край по странной прихоти путинского режима. Россияне знают про дорогостоящую Олимпиаду в Сочи и про будущий Чемпионат мира по футболу, но Владивосток остается в тени, хотя расходы сравнимы. Приморцам досталась менее интересная для телезрителя страны, но нужная Владимиру Путину престижная постановка – здесь в сентябре 2011 года пройдет мировой саммит стран Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества. Для шоу нужны декорации…
Российские власти пригласили глав государств Азии на встречу во Владивосток. Она пройдет на остров Русский, еще недавно занятом лишь воинскими частями. Туда, где строятся резиденции участников встречи – будущий кампус федерального университета на 70 тысяч студентов, через второй гигантский мост на остров Русский и уходит новый автобан.
Зам секретаря Приморского краевого отделения "Единой России" Игорь Чемерис в восторге:

Игорь Чемерис

Игорь Чемерис

Игорь Чемерис: Я еще помню, когда четыре-пять лет назад вообще никто не верил в то, что эти сроки будут в принципе. Я глубоко убежден, что у нас граф Муравьев-Амурский открывал Приморье, сейчас Путин с Дарькиным и Медведевым дали ему вторую жизнь. Даже если какой-то мост не успеют достроить – это не так страшно. Безусловно, к дате проведения саммита все основное должно быть сделано. И я убежден, что оно будет сделано.

Михаил Соколов: Бывший депутат Приморской краевой думы Юрий Рыбалкин видит ситуацию несколько иначе.

Юрий Рыбалкин: Как нас уверяют, что стройки идут не во имя саммита, а во благо края и дальнейшего развития территории дальневосточной. Но поначалу замысел был соорудить здесь помпезное проведение саммита не в пример тем странам, которые довольствуются, размещая глав делегаций, руководителей государств в дощатых домиках на берегу моря в достаточно спартанских условиях. Здесь, как всегда, роскошь, блеск и позолота по нашим понятиям предполагается.
Цари наши привыкли жить роскошно, цари прошлые и цари нынешние. Отсюда такой замысел.
Главное, когда бы ориентировались на дощатые домики, слишком дешево бы обошлось, а отсюда и слишком малый навар у людей, организующих проведение этих мероприятий. Чем помпезнее проект, чем он дорогостоящее, тем он осязаемей для устроителей.

Михаил Соколов: Стройки саммита АТЭС обойдутся федеральному бюджету в грандиозные суммы. Но Владивосток получил то, чего он достоин, дает отпор скептикам единоросс – Игорь Чемерис:

Игорь Чемерис: Скептикам я задавал один вопрос: вы говорите, что строится неправильно, строится не так, не будет построено в срок. У нас Владивостоку уже 150 лет, покажите, пожалуйста, что вы построили красивого? Может быть красивые микрорайоны, может быть широкие проспекты, задали городу хороший темп развития. Этого же ничего нет и не было.
У нас единственное красивое здание – это которое построили еще в начале 20 века. И сегодня, когда люди строят, я думаю, что лучше поддержать тех, кто делает, чем их критиковать.

Михаил Соколов: Стройки саммита во Владивостоке стали эффективным каналом, по которым заработанные страной в нефтяные годы миллиарды долларов будут частично инвестированы в инфраструктуру, а частью разойдутся по карманам чиновников и подрядчиков, - считает бывший депутат Приморской краевой думы Юрий Рыбалкин:

Юрий Рыбалкин: Процентов сорок ушло на откаты, в том числе федеральных чиновников. Сумма увеличена практически в два с половиной раза относительно первоначально заложенной. Готовность объектов сегодня по оценкам официальным 60%. Вот вы посчитайте: двести миллиардов примерно висят, они не заложены ни в объекты, ни в наличии их нет на банковских счетах.

Михаил Соколов: Доселе дотационному региону повезло. Собственный бюджет Приморского края увеличился с 8 миллиардов в начале 2000 годов до 80 миллиардов, половина бюджета – это дотации федеральные. И из собственно краевых денег потратили на объекты АТЭС 19 миллиардов рублей. Это не смущает единоросса, председателя бюджетного комитета Законодательного собрания региона Галуста Ахояна:

Галуст Ахоян

Галуст Ахоян

Галуст Ахоян: Мы софинансируем многое, тот же самый завод, тот же самый низководный мост. У нас есть софинансирование из нашего бюджета. Если мы не будем софинансировать многие объекты – это просто федерация откажет нам.

Михаил Соколов: Как считает Юрий Рыбалкин, непонятно, кто будет платить за обслуживание новой инфраструктуры. В крае на это денег нет:

Юрий Рыбалкин: Все эти объекты требуют технического обслуживания. Вот эти мосты, гарантируется их работа в случае постоянного наблюдения со стороны французских специалистов – это многомиллиардные затраты. Все эти тяготы лягут на краевой бюджет. Это будет введение платного проезда, будут увеличиваться ставки дорожного налога.

Михаил Соколов: Глава бюджетного комитета Приморской краевой думы Галуст Ахоян уверен, что деньги даст Москва.

Галуст Ахоян: Если это федеральная трасса до самого острова Русского, будет обслуживаться именно за федеральные деньги.

Михаил Соколов: Приморский край, находящийся в одном из благодарнейших мест Тихоокеанского региона, получает гигантские вливания за счет нефтяных денег бюджета России, как и Чечня, по случайной прихоти Кремлевского начальства, и эти деньги расходятся по карманам. Депутат Владивостокской гордумы Николай Марковцев знает о фактах коррупции:

Николай Макровцев

Николай Макровцев

Николай Марковцев: Щебенка стоила 800 рублей кубометр, как только стройки саммита АТЭС, сразу в два раза возросла. Во все строительства закладываются откаты, без этого нам нельзя. На эти же деньги можно было построить в два или три раза больше и качественнее, чем делается сейчас.
У меня товарищ работает в структуре, которая сегодня курирует объекты саммита АТЭС, через них идут заказы, они следят за фирмами, через которые идут стройки. Я его спросил: как впечатление?, - когда он два месяца проработал. Он говорит: ворье сплошное.

Михаил Соколов: Сегодня, меньше чем за год до саммита, Владивосток почти непригоден для нормальней жизни: разрытые улицы и трассы, в любое время грандиозные пробки, на стройках, куда завезены 50 000 гастарбайтеров из Китая и Средней Азии, - картина типичного для России, но непривычного по размаху строительного бардака, периодически работа нарушается конфликтами и даже забастовками. Об искусственности бума, который может кончиться после осени 2012 года, говорит Николай Марковцев.

Николай Марковцев: После этого резко у нас упадут многие отрасли, строительство упадет, отток населения сразу возрастет. Экономические показатели сразу рухнут. Не будут созданы новые рабочие места фактически. Да это искусственно, потому что на голом месте это все создают. Притом создают некачественно – это просто говорят мне строители.
Я со многими общаюсь, кто строит непосредственно, говорят, как деньги воруются, как людям зарплаты не выплачиваются. Ко мне уже сколько раз люди приходили и из Узбекистана, и из Таджикистана, жаловались, что им не платят зарплату. Кстати, они работают на "Крокус". Не на сам "Крокус", "Крокус" хитрый – создал вокруг себя кучу дочерних предприятий, через них работает и кричит: мы все платим своим дочерним предприятиям, а это не платят посредники. Вы работайте напрямую. Напрямую они не работают, они через посредников.
Экономические показатели искусственно натянуты сегодня, прорывов каких-то не будет, не будет заводов. Будет Театр оперы и балета, где мы возьмем артистов? Будут только заезжие гастролеры выступать.

Михаил Соколов: Плохо контролируемые федеральные вливания в Приморье обогащают коррумпированных чиновников, уверена главный редактор газеты "Народное вече" Мария Соловьенко.

Мария Соловьенко: Года полтора назад наши краевые участвовали, 16 миллионов на стадии проектирования украли. Это было установлено, уголовное дело. И зав отделом или департаментом, уже его под зад, какова его судьба – я не знаю. Возбуждали в его отношении или нет – трудно уследить.
Еще один был объект – это строить собирались на мысе Чуркин большой диагностический центр новый. Прошел год, полтора, когда деньги выделили, стали проверять – там даже нулевого цикла нет. Это уже года два.
Наверное, этот АТЭС так и задуман от Москвы до самых окраин, у кого есть возможность присосаться к этому повидлопроводу, те и присосались. И больше Москва присосалась.

Михаил Соколов: Зам секретаря Приморского краевого отделения "Единой России" – Игорь Чемерис доказывает, что Дарькин эффективный менеджер:

Игорь Чемерис: Мы проводили небольшой экспресс-анализ по стоимости тех объектов, которые строятся у нас, которые строятся центральной части России и которые строятся в Сочи. Хочу вам сказать, что Дарькин бьется за каждый рубль. И я был свидетелем разговоров, когда ему некоторые федералы говорили: пусть экспертиза будет такая, мы же на тех объектах делали. Он говорит: нет. И экспертиза проходила, в два – два с половиной раза стоили дешевле объекты. Он говорит: я не хочу, чтобы они так дорого стоили, они так дорого не стоят.
Я не говорю, что он идеальный, у нас нет вообще идеальных людей в принципе. Но сегодня он делает те вещи, которые не каждому под силу.

Михаил Соколов: Напомню историю времен прошлого президентства: главный редактор газеты "Народное вече" Мария Соловьенко на пресс-конференции потребовала от президента Владимира Путина разобраться с коррупционерами в приморской власти, уволить губернатора Сергея Дарькина.

Мария Соловьенко: Что изменилось, что не изменилось. Вы знаете, стало хуже. Какой-то был момент – всплеск, и опять все поверили. И тогда многие, это почему вдохновило – люди поверили, что может быть что-то начнет меняться. Мы верили чуть-чуть, я верила, а сейчас я уже не верю ни одному, ни второму, ни третьему.
Потому что, зная обо всем том, что здесь происходит, президент убедился, что все это правда, он буквально через год губернатора Дарькина снова назначает. Зная, что здесь происходит, что лопатой гребут, воруют под его руководством все чиновники. Потому что тогда из 9 вице-губернаторов практически все вылетели и на 7 были возбуждены уголовные дела. У меня даже ответ был из Генеральной прокуратуры, я напечатала номера дел.
В итоге только двоих осудили – это Герцер по медицине, он воровал на детских автобусах и воровал на лекарствах для больных гепатитом, они бесплатные, а они на несколько миллионов людям впихивали за деньги, а сами обогащались. Ему дали условно четыре года. Из вице-губернаторов его выгнали, но он сейчас возглавляет крупнейшее медицинское учреждение – Центр материнства и детства. Вот так наказали.
И еще один – это Шишкин, вице-губернатор. Его поймали на взятке реально, я думаю, его наказали на 9 лет – это единственный случай, за то, что у него в туалете нашли коврик с портретом Путина возле унитаза.
После того, как назначили Дарькина губернатором, я просто устала писать о том, что происходит под его руководством. Одного посадили начальника отдела лицензионного, 9 эпизодов взяток у него было. Его вышестоящий вице-губернатор на этой теме так же был предупрежден нашими силовиками, быстренько уволился, где-то год отсиделся в Москве, а сейчас опять выполз и опять вице-губернатор. Это Андрей Норин. Я даже иногда его встречаю, говорю: ну что, воришка, опять вернулся? Пятнами идет и все. Каждый через одного такие там они.

Михаил Соколов: На острове Русский на месте бывших казарм и полигонов фирмами, находящимися на подряде у миллиардера Агаласа Агаларова, возведена своего рода Олимпийская, то есть АТЭСовская деревня. Качество строительства к саммиту во Владивостоке вызывает вопросы – рассказывали и о подмене материалов, и о неприспособленности зданий к сырой приморской зиме.
Первоначально речь шла о возведении отелей и конгресс-холла, потом поняли, что этот вариант никогда не окупится и подумывали о создании игровой зоны – она по закону должна быть в Приморье. Это, возможно, было бы и разумно: строительство пошло бы не за бюджетные средства. Но, видимо, из ханжеских побуждений, этот менее доходный по распилу план, видимо, под воздействием возросших цен на нефть заменили - вполне в духе медведевско маниловских мечтаний о модернизации на проект возведения на голом острове кампуса Дальневосточного федерального университета, рассчитанного на 70 000 человек.
Первая очередь кампуса на Русском уже готова, - сообщил мне проректор университета по развитию Николай Морозов.

Николай Морозов: Как ни странно, большинство населения не верит, что на Русском возникнет университет до сих пор, хотя он уже через два месяца будет сдан в эксплуатацию, полностью построен. То есть 31 декабря заканчивается контракт "Крокуса" и так называемая первая очередь будет сдана в течение января-февраля. Проведем все процедуры приемки здания от Министерства регионального развития, и университет с весны начнет в кампусы перевозить оборудование так, чтобы осенью сразу после саммита начать семестр, следующий учебный год начать уже там.

Михаил Соколов: А что значит "первая очередь"?

Николай Морозов: Это комплекс более 700 тысяч квадратных метров, у нас, получается, построен второй кампус в России именно как комплекс.

Михаил Соколов: Учиться в Дальневосточном федеральном университете будет некому, нет концепции его работы, утверждает кандидат технических наук, оппозиционный кандидат на выборах в краевую думу Юрий Рыбалкин:

Юрий Рыбалкин: Прицепили его последним вагоном к реализации широкомасштабной коррупционной затее. Потому что задумались: а что делать дальше с возведенными объектами?
Три проблемы. Первая – кого учить, чему учить и кто будет учить. Ответов на эти проблемы не найдено. Кого учить? У нас в нынешние годы в крае выпускается порядка 10-12 тысяч выпускников школ. При этом у нас почти два десятка вузов. Качество подготовки специалистов во многих вузах скатилось до уровня ГПТУ. Средний возраст профессорско-преподавательского состава, в том числе в ДВФУ, зашкаливает за 60 лет. Доктора, профессора, возраст от 60 до 75 лет. Это люди высококвалифицированные, знающие и умеющие, но у них уже нет стимулов для дальнейшего совершенствования. А наука сейчас идет мировая семимильными шагами.
Те, кто будет преподавать в ДВФУ, не обладает современным уровнем знаний. Современного специалиста крайне сложно будет подготовить. Это вторая проблема, и она не решена.
И третья проблема – чему учить. Мы почти каждые три-четыре года имеем то концепцию развития Дальнего Востока, то стратегию развития страны, но они не увязаны, это фактически фиговый листок, которым наши чиновники прикрывают свою бездеятельность. Никто не в состоянии сказать, ни губернатор, ни полномочный представитель на Дальнем Востоке Ишаев, какие же отрасли промышленности и экономики наиболее востребованы будут через 5, 10, 15 лет на Дальнем Востоке. Отсюда направление приложения усилий университета по подготовке кадров не определено.

Михаил Соколов: Проректор Дальневосточного федерального университета по развитию Николай Морозов напротив доказывает, что проект по развитию университета вполне реалистичен.

Николай Морозов: Была принята программа развития университета до 19 года. И в отличие от всех остальных программ, которые я видел, она, я думаю, сработает, потому что она бюджетирована. Все деньги, которые выделены, расписаны на конкретные мероприятия.
Например, чтобы войти в топ-300, одна из задач – это так называемая интернализация образования. Известно, что все мировые вузы самые крупные, Гарвард, что угодно, Кембридж, Стэнфорд, азиатские вузы, для них это обязательное условие, что количество студентов и особенно количество иностранных преподавателей должно быть соответствующим, то есть у нас до 19 года должна быть четверть студентов-иностранцев.
Зачем это делается? Как раз для того, чтобы изменить среду, изменить менталитет людей. Не потому, что хотим заработать на них. Очень прагматичная задача. Главная задача - это менталитет.
Когда человек обучается в интернациональной среде, у него мышление совершенно другое.
С точки зрения образования лучше ничего не придумаешь, потому что будет развиваться в международной конкурентной среде.

Михаил Соколов: А зачем они к вам поедут? Вы какую-то выдающуюся школу здесь сможете развить?

Николай Морозов: Определены пять-шесть направлений, пять естественнонаучных, одно гуманитарное, которые являются конкурентными. Гуманитарное – это, естественно, востоковедение. Здесь находятся довольно сильные естественнонаучные институты Дальневосточной академии наук. Такие, например, как океанология, биология моря, биохимия, все, что связано с океаном, частично это связано с энергетикой, нефтехимия, нефтегазовый комплекс. Эти направления, естественно, исторически с советских времен являются до сих пор конкурентными, в том числе и для приезжающих сюда иностранцев. Для них это будет довольно интересно учиться по этим направлениям. Соответственно, нашим ребятам будет интересно с ними соревноваться.
Пригласим иностранных преподавателей, переход на английский язык.

Михаил Соколов: Юрий Рыбалкин возражает.

Юрий Рыбалкин: Иностранных преподавателей позовут. Иностранный преподаватель хорош, когда знает специфику тех отраслей, которые функционируют на территории той страны, куда эти специалисты пойдут работать. Но, к сожалению, этого не будет, потому что тощеват кошелек будущего бюджета ДВФУ. Централизованное финансирование сегодня есть, завтра нет, послезавтра на самоокупаемость отпустят.
Иностранные студенты здесь учатся, и китайцы, и японцы, и корейцы. Но, как правило, это либо исторические, либо языковые специальности, гуманитарные.
Стоимость обучения, стоимость жизни здесь выше в несколько раз, нежели в том же Китае, Тайване, Сингапуре. Поэтому многие подумают, стоит ли сюда ехать для получения относительно невысокого уровня образования, скомпрометированного в глазах мировой общественности. Неся колоссальные затраты, получить слабо признаваемый диплом об окончании вуза, у которого еще имени нет. Это имя зарабатывается десятилетиями.

Михаил Соколов: Есть немало проблем, но в целом проект полезен, - говорит Константин Межонов – лидер приморских эсеров.

Константин Межонов: Очень хочется, чтобы, во-первых, все, что построено, работало эффективно прежде всего. И если оно будет работать эффективно, значит оно будет и востребовано. Я, конечно, слышу о том, что говорят наши руководители страны, что на этом все не закончится, будет продолжаться. Хочется в это верить, что это будет продолжаться. Если мы действительно хотим город Владивосток позиционировать как центр международного сотрудничества стран Азиатско-Тихоокеанского региона, то, наверное, этому нужно дальше продолжать уделять внимание.
Тот же федеральный университет, постоянное внимание со стороны правительства, чтобы действительно задумка получилась. Само пребывание федерального университета, можно спорить, на Русском острове, еще где-то – это вторичный вопрос. То, что федеральный университет появляется здесь, на Дальнем Востоке России, как мощный научный и образовательный центр – это очень хорошо.

Михаил Соколов: Благие намерения исполнителей проекта Дальневосточного федерального университета очевидны. Раз уж федеральная власть расщедрилась, надо попытаться использовать ее амбиции. Но остается вопрос - будут ли в 2012 году такие же мощные федеральные дотации?
Как бы то ни было, вместо 4-х вузов во Владивостоке будет один федеральный, и как минимум гуманитарные его факультеты разместятся на острове Русский. Чтобы перевести туда базу политехнического института и естественных факультетов, планируется продать здания в центре Владивостока. Вот уж будет прибыльное занятие, и, зная нравы чиновничества, без коррупционных процессов здесь не обойдется.

Стройки АТЭС – волнуют власти Приморского края, волнуют они и граждан, суета вокруг саммита создает особую предвыборную атмосферу.
Сегодня руководители партии начальства – например, вице-премьер Игорь Шувалов регулярно прилетает во Владивосток, ездит по объектам, фактом вливаний в Приморье агитируют за "Единую Россию" и глубинку Приморского края.
Отмечет известный владивостокский журналист Андрей Калачинский.

Андрей Калачинский: Владивосток впервые, наверное, за свою последнюю сорокалетнюю историю получил такое внимание и такое денежное финансирование из Москвы. Разумеется, это огромный плюс для центральной власти.
У любой великой стройки есть и минусы. Как раз сейчас, к моменту выборов Владивосток разрыт почти до основания и передвигаться по нему, въехать в город и выехать из него сложно.
В самом городе чувствуется недовольство горожан. Им стройки, честно говоря, поднадоели. Это, наверное, хорошо понимают в "Единой России". Они пытаются использовать козырь, что государство, нынешняя власть – а это явно "Единая Россия", устроили этот огромный проект, амбициозный проект по строительству объектов федерального значения, и поэтому из города почти не вылазит господин Шувалов. Второй человек в правительстве, первый вице-премьер бывает здесь, наверное, почти каждый месяц. Он не только встречается в городе, он ездит по окраинам, по поселкам, по маленьким городам Приморья, и везде он говорит правду, что именно федеральный бюджет финансирует переустройство.
Не везде он слышит, что люди, которые этого не видят, допустим, в какой-нибудь маленькой деревеньке, они говорят: что с того, что вы строите мосты, нам-то что с того? Это буквально последние несколько месяцев поднялась новая тема: а что будет в Приморье после саммита АТЭС? Ведь федеральные деньги придут и кончатся, нужно будет содержать университет, который огромный новый строится, он тоже требует денег.
И даже в этом году была такая ситуация, когда студенты и их родители очень неприятно были поражены тем, что плата за обучение выросла процентов на 30, потому что университет стал федеральным. То есть это обратная сторона.
"Единая Россия" прекрасно понимает, что стройки – это их плюс, но у этих строек есть и огромный минус.

Михаил Соколов: Глава Министерства по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу на встрече со студентами во Владивостоке мечтал о том, как надо устроить жизнь Дальнего Востока.

Сергей Шойгу: Нам надо сейчас сориентировать нашу экономику на создание добавленной стоимости, переработка должна быть, машиностроение, вытаскивать это все сюда, в Восточную Сибирь, на Дальний Восток. Именно здесь, я считаю, будущее нашей страны. И когда мы говорим о том, что нам надо построить еще одну трубу – это, наверное, правильно. Но для меня намного приятнее, что здесь будет предприятие бытовой техники, электроники. Можно и с этого стартовать.
Чем дальше, тем больше мы будем сталкиваться с проблемами, с которыми мы столкнулись в 2008-2009 годах. Потому что в первую очередь кризис бьет по сырьевой части экономики, когда нет возможности развернуться внутрь страны, когда все ориентировано на экспорт сырья. А внутрь страны можно развернуться тогда, когда есть кому и на чем это сырье перерабатывать и внутри же здесь и потреблять. Старт могло бы дать строительство второй ветки БАМа.

Михаил Соколов: Есть, правда, простой вопрос: что помешало генералу армии и члену Генерального совета "Единой России" Сергею Шойгу за последнее 10-летие реализовать все эти планы вместе со своими благодетелями Путиным и Медведевым.
В Хасанском районе будут построены газоконденсатный и аммиачной заводы. Это даст краю новые возможности, - хвалит инициативы Кремля глава бюджетного комитета Приморской краевой думы Галуст Ахоян.

Галуст Ахоян: Здесь не только вопрос идет о строительстве объектов саммита, здесь должен создаваться нефтегазовый кластер. С японцами практически подписан и обсуждается договор о создании СПГ, завод по сжиганию газа. Достаточно значимый проект, он рассчитан на 13 миллиардов кубометров газа в год.
Плюс обсуждается вопрос создания других нефтехимических производств, в том числе нефтехимического производства и нефтеперегонного завода.

Михаил Соколов: Лидер фракции компартии в Приморской краевой думе Владимир Беспалов считает, что Владивостоку повезло, но есть немало проблем.

Владимир Беспалов

Владимир Беспалов

Владимир Беспалов: Нас, жителей Приморского края, федеральное руководство просто обмануло. Тянут через весь Приморский край огромные просеки по 60-100 метров линий электропередач, нефтепровод, газопровод. Но мы-то знаем, что большая часть этой энергии пойдет за рубеж. Для нас - это нарушение экологии. Для нас, конечно, это часть рабочих мест, но в основном мы транзитная территория для выполнения стратегии руководства Путина – Медведева.
Потому что строительство нефтехимического, газоконденсатного завода отодвигается из года в год.

Михаил Соколов: Оппозиционный кандидат Юрий Рыбалкин подчеркивает, что это делается в районе, предназначавшемся для строительства курортов.

Юрий Рыбалкин: Это в районе, который в генеральной стратегии развития Приморского края определен как рекреационная зона. На самую эту землю как раз и сажают вреднейшее производство. На перекачивающих станциях будет триста человек работать, все остальное, доходы от деятельности будут уходить за пределы края.
Плюсов немного краю. Если исходить из общероссийских интересов, то я тоже особо не вижу интересов. Это превращение нас в сырьевой придаток.

Михаил Соколов: Глава бюджетного комитета Приморской краевой думы Галуст Ахоян возражает.

Галуст Ахоян: Где бы они ни были зарегистрированы, они все равно подоходный налог должны платить здесь. Рабочие места – это достаточно значительно. Естественно, лучше бы они платили налог на прибыль, это достаточно сильно пополнило бы бюджет. Но по-хорошему если взять, это все-таки будет пополнять российский бюджет.

Михаил Соколов: В 2009 году во Владивостоке прошли массовые акции протеста – из-за путинского повышения пошли на ввоз иномарок. Налаженный бизнес по экспорту "японок" рухнул. Демонстрантов разогнал московский ОМОН. Один из лидеров неформального движения Товарищество инициативных граждан России (ТИГР) Артем Самсонов был тогда арестован, ныне он считает, что московские власти обманули население: достаточного числа рабочих мест взамен уничтоженного автобизнеса не было создано:

Артем Самсонов: В завод Солоерс государство вложило пять миллиардов рублей, очень немаленькую сумму. Построили его на территории Дальзавода, который когда-то был крупнейшим судоремонтным предприятием страны, работало больше 60 тысяч человек. Вместо того, чтобы организовать судоремонт во Владивостоке, что действительно было бы востребовано, собирают машины, грузят, и 95% уходит на Запад, здесь они не продаются – слишком дорогие.
Это была четвертая или пятая волна повышения пошлин. Причем, когда их поднимали первый раз, "Жигули" стоили пять тысяч долларов, а "Королла" десять тысяч долларов. В итоге, когда сейчас поднимали, "Жигули" стоили десять тысяч долларов и "Королла" десять тысяч долларов. Наши цены на машины растут, японские остаются на месте, пошлину поднимаем, нашего производителя, непонятно как защищаем, но это ему не помогает.
Все мы понимаем, что на АвтоВАЗе воруют деньги.

Михаил Соколов: Объединение ТИГР остается достаточно влиятельной в Приморье силой, оппозиционной власти и его активисты могут попортить заказанный Кремлем триумф "Единой России" выборах.
4 декабря в Приморье не только выбирают депутатов Государственной думы, избирают и краевую думу, где сегодня большинство у "Единой России", список партии возглавляет правящий уже 3-ий срок губернатор Сергей Дарькин.
На его стороне административный ресурс, а против "Единой России", кажется, играет репутация главы региона.
Во Владивостоке идет процесс над соратниками губернатора Дарькина. На скамье подсудимых вице-губернатор Игорь Мещеряков, полтора десятка чиновников госимущества, составившие организованную преступную группу и за бесценок распродавших здания во Владивостоке.
Говорит инициировавшая расследование журналист Мария Соловьенко.

Мария Соловьенко: Реакция, конечно, была сразу. Наверное, такой шок испытал в то время президент, а ныне премьер, когда застеснялся. Но стыдно было не перед нами, видимо, кто в России живет, а перед мировым сообществом. И сразу буквально через четыре дня прилетели в Приморье сорок проверяющих из прокуратуры генеральной, генеральный прокурор прилетел, со мной встретились, подняли все мои публикации. И в итоге по пяти публикациям были возбуждены уголовные дела.
И сегодня одно из этих дел доведено до суда. У нас идет процесс над шайкой большой в 14 человек. Там уровень такой: вице-губернаторы, руководители департаментов, много просто чиновников, и все остальные – это подтанцовка коррупционная.
Очередной виток приватизации утвердили и между собой, первыми лицами края, буквально за пять копеек продавали старинные объекты, которые всем нам принадлежат. Если бы их нормально продали, бюджет бы выручил большие деньги, а так фактически просто расписано все было по фальшивым тендерам.
Шикарные особняки в центре, старинная библиотека имени Горького, она была продана своим. 50 объектов. "Версаль" – старинный ресторан. И все-таки благодаря нашей настойчивости, журналистской в том числе, дела эти были возбуждены, этот вопрос сыграл свою роль, и сегодня судят эту компанию, уже полгода идут суды.
Но, к сожалению, когда начиналось расследование, там был главный фигурант по фамилии Дарькин. Если вы помните, обыски были у этого господина. И потихоньку вымарали эту фамилию, теперь это неустановленное лицо.
Я лично знакома со следователем, которому поручили вымарывать все это, он молодой человек относительно, приказали – он вымарал. В одном месте он оставил, может быть специально, я не знаю. Он сегодня подтверждает: да, это он делал, не стесняясь, похохатывая. Как же так, там же была эта фамилия? Всему свое время – сказал – пусть лежит. Но это выделили в отдельное производство по неустановленному Дарькину? Пусть лежит. А так он объявлен в розыск. 500 метров, пойди найди.
Его друг Степанченко, бывший депутат, который удрал сразу, когда все это началось, ему позволили удрать, бывший начальник УВД края. Степанченко, как говорят, поставил вопрос губернатору ребром: если вы позволите меня задержать, я молчать не буду. Потому что это с вашего соизволения все расписывалось имущество.
Как закончится этот процесс, никто не знает. Прокуратура сейчас на стороне закона, и следствие. Но там мощная идет подпитка и с другой стороны. Сам губернатор, как он должен сейчас стоять за этих ребят, чтобы там не выплыло, что и он там был.
Был еще один вице-губернатор – это Мещеряков, как раз по имуществу. Потом Книжник, он тоже был в ранге вице-губернатора. Мещеряков по федеральному имуществу, а Книжник по краевому. Книжника уже осудили условно, потому что он раскаялся, видимо, всякого понарассказал. Тем не менее, он сейчас по новой в этой шайке, сидит и приходит в суд.
Плюс были чиновники среднего звена. Много фамилий. Какие-то юристы, какие-то по Росимуществу, жулики, короче говоря. И мелкая всякая сошка, которая все это оформляла, бегала, деньги передавала.

Михаил Соколов: Пока в результате бурной антикоррупционной деятельности Мария Соловьенко стала автором книги "Зачем я смутила президента?", а сейчас обвиняется в клевете на мэра Владивостока Игоря Пушкарева, весьма убедительно обвинила его в рейдерстве, добилась реанимации старого уголовного дела и нарвалась на преследование.
Есть отдельные злодеи, а Сергей Дарькин сердцем болеет за дело.
Уверяет зам секретаря Приморского краевого отделения партии начальников Игорь Чемерис:

Игорь Чемерис: Я думаю, у каждого человека есть порог слабости. Дайте человеку работать. Он болел за дело. И то, что кто-то злоупотребил доверием, кто-то говорил о Дарькине, а решал свои шкурные дела – это же такое тоже может быть.
Почему мы огульно говорим о Дарькине? Почему мы не говорим, что негодяй Степанченко сделал плохие вещи, людей тупо разводил, что это все за губернатором. Нет, нам так неинтересно. Нам гораздо выгоднее предоставить более масштабный уровень.
А есть другая ситуация, за каждым таким репортажем стоит человеческая судьба. Когда была эта ситуация, он не играл, ему действительно было тяжело, его откачивали. Потому что на него смотришь: здоровый мужик, занимается спортом, активный образ жизни ведет, пашет как лошадь, потому что по-другому не может. Посчитайте одни только перелеты туда-сюда.
Когда он прилетает из Москвы, ему звонят из администрации и говорят: подъезжай, надо переговорить. А он только был там в четверг. Он снова прыгает в самолет и полетел. Это же не из Подмосковья приехать, а лететь надо 9 часов в одну сторону, 9 часов в другую сторону – это же все сказывается на здоровье. А нервы, а ответственность.

Михаил Соколов: Но вот и другая история, в ней замешана жена Дарькина актриса Лариса Белоброва, на которую оформлен бизнес губернатора, утверждает Марина Соловьенко.

Мария Соловьенко: Сто миллионов бюджетных через всякие схемы взяли и положили на счета супруги Дарькина, на физических лиц, вице-губернатор и его советник ближайший, которые все благополучно работают в рыбацкой фирме Ларисы Белобровой, акции которой на тот момент, года два – два с половиной назад, были куплены на эти сто миллионов. Вот это железная информация.
Возбудили уголовное дело. И когда прокуроры приехали, дали подробный ответ, всю эту схему расписали. С тех пор я контролировала это дело. Постоянно только затухнет, я пишу, что украли, когда вернут, в открытую. Сейчас опять проверка. Мне сейчас по новой надо будет писать, потому что я не удовлетворена таким ответом.
Это фактически украли и мои деньги, мою пенсию, наши все дороги и прочее. Просто бессовестно плюют на нас, на закон. Пока будет, простите, такой президент, такой премьер-министр, которые плохо работают, нечестно работают, будет наш губернатор, рейдер мэр.

Михаил Соколов: Бывший вице-мэр Владивостока Николай Марковцев пристально следит за процессом над окружением Сергея Дарькина.

Николай Марковцев: Вымарали фамилию Дарькин, вместо Дарькина в этом крупном судебном процессе по окружению Дарькина появилось так называемое "неустановленное лицо", а все окружение его судят, кто не успел сбежать. Степанченко находится в Нью-Йорке сегодня, который очень многое знает. Юрий Васильевич Степанченко – депутат законодательного собрания, он не сложил с себя полномочия. Это, можно сказать, была правая рука Сергея Дарькина. Он выиграл все тендеры, все подряды, вел большие стройки здесь в Приморском крае, я так понимаю, не безвозмездно для одного товарища – для "неустановленного лица".
Идет процесс, я туда прихожу, и там звучат довольно интересные фразы. Судьи хохочут. Читает обвинительное заключение прокурор и говорит: вот эту всю преступную махинацию провели эти обвиняемые лица, руководители государственных унитарных предприятий, которых на работу приняло неустановленное лицо, работающее в администрации края.
То есть возьми постановления, которыми они были приняты на работу, и можно было установить сразу, кто такой "неустановленное лицо".
Как мне сказал один высокопоставленный чиновник, силовик: такова политическая ситуация в стране.

Михаил Соколов: Компартия резко критикует губернатора. Говорит лидер фракции КПРФ в краевой думе Владимир Беспалов.

Владимир Беспалов: После того, как в кабинете и в коттедже губернатора Дарькина были проведены обыски, он срочно вылетел в Москву. Затем там с кем-то договорился, чтобы его не трогали. Пока, я полагаю, достигнута определенная договоренность: губернатор не воюет с мэром города Владивостока Пушкаревым, хотя там проблем очень много и искры летят. Но им сказали: вместе тянете АТЭС.
Я думаю, ничего не произойдет до завершения АТЭС, но после АТЭС там будут, наверное, сорваны сроки по ряду объектов, будет страдать качество. С кого-то спросят или кого-то найдут как козла отпущения.
Я полагаю, после АТЭС, возможно, мы получим нового губернатора.

Михаил Соколов: Несмотря на десятки коррупционных дел в совеем окружении благодаря личной симпатии Владимира Путина к уязвимому главе региона, Сергей Дарькин пока удержался на своей должности.
Потрясающие воображение грандиозные мосты во Владивостоке вряд прокладывают Дарькину, особенно на фоне возможных неприятных для "Единой России" результатов выборов, дорогу в будущее, - считает оппозиционный кандидат в депутаты краевой думы Юрий Рыбалкин:

Юрий Рыбалкин: Год дойной коровы, по моему убеждению, начнется в 2013 году, выдоят его до конца. Переназначения не будет, слишком он опасен станет и для власти официальной, и развяжет руки тем ребятам, которые на него зуб точат давно. Он между двух жерновов ходит.

Михаил Соколов: Движение ТИГР ушло влево и стало сотрудничать с КПРФ, Артем Самсонов считает, что выборность – лучшее средство в борьбе с коррупцией:

Артем Самоснов: Нужно вернуть выборность губернаторов. Губернатор должен быть избираем народом, чтобы он в первую очередь боялся мнения людей, которые его избрали, а не то, как на него посмотрит власть сверху. Чтобы его не могли по прихоти премьера снять или поставить, чтобы он отвечал перед избирателем – вот мы чего добиваемся.

Михаил Соколов: Как коррупционная вакханалия и освоение федеральных миллиардов скажутся на результатах выборов?
Журналист Андрей Калачинский уверен, что тема коррупции в Приморском крае не столь уже актуальна:

Андрей Калачинский: Коррупционная тема сейчас уже не так важна, как несколько лет назад. Как ни странно, тему коррупции поднимали те люди, которые пытались сместить действующего губернатора Приморского края. Публика и так хорошо знает, что коррупция – это часть нашей жизни, но использовать в ходе выборов эту тему, мне кажется, уже интереса нет. Интерес к ней пропал, тема подтухла.
Новых скандалов нет.

Михаил Соколов: В связи с тем, что федеральная власть прекратила расследование.

Андрей Калачинский: Хорошо бы ответили сотрудники управления ФСБ по Приморскому краю, если бы они честно сказали, что у них есть список лиц, которых они не имеют права допрашивать и в отношении которых возбуждать следственные мероприятия. Это обычно высшие чиновники региона.

Михаил Соколов: Политолог Петр Ханас считает, что бы ни говорили о коррупции, благодаря активности и доминированию в прессе "Единая Россия" поучит свое.

Петр Ханас

Петр Ханас

Петр Ханас: На сегодняшний день рейтинг "Единой России" порядка 46%. Вместе с тем отмечается одновременно и рост рейтинга КПРФ. КПРФ воспринимается как действительно оппозиционная партия. По нашим прогнозам, КПРФ может взять не менее 20% на территории Приморского края и в случае благополучной ситуации и того больше.
"Справедливая Россия" в ситуации, когда какая-то часть принимает решение в последний день на избирательных участках, и это уже практически не регистрируется соцопросами прогнозными, то они будут голосовать за эту партию, и рейтинг ее может подскочить неожиданно.

Михаил Соколов: А ЛДПР?

Петр Ханас: Если говорить о выборах в Государственную думу, не менее 15% они здесь наберут. КПРФ наберет в Государственную думу, возможно, чуть ниже, в Законодательное собрание КПРФ может набрать 20 и больше, а ЛДПР 13% максимум.
При этом рейтинг "Единой России" на выборах в Государственную думу несколько выше, процентов на 5-6, чем в Законодательное собрание.

Михаил Соколов: Список партии "Яблоко" в выборах не участвует.
"Правое дело" после краха проекта «"Михаил Прохоров" в выборах в Приморском крае не участвует.
Несмотря на то, что власти блокируют размещение рекламы и доступ на телевидение, "Справедливая Россия" имеет шансы пройти в краевую думу, считает лидер отделения партии в Приморском крае Константин Межонов:

Константин Межонов: Рассчитываем на то, что несколько наших кандидатов будут в законодательном собрании, что у нас обязательно будет мандат от Приморского края в Государственной думе.

Михаил Соколов: Зам секретаря Приморского краевого отделения партии "Единая Россия" – Игорь Чемерис верит в победу своей партии.

Игорь Чемерис: Получим большинство в законодательное собрание края. В списках будет порядка 13 мандатов. Практически все наши одномандатники станут депутатами. То есть порядка 30-35 человек будет в Законодательном собрании.
Я вижу, как сейчас мои коллеги пашут. У нас разбито на 10 региональных групп. Я постоянно с ними общаюсь, с ними работаю. Народ находится в полях, со всеми встречаются.
Дарькин в полях, Шувалов в полях. По маршрутам своим все работаем. Потому что сегодня есть, что сказать, нужно людям сказать и показать. Потому что вещи хорошие, они не замечаются.
То, что было раньше, когда был Наздратенко, когда батареи завозили, не было тепла, не было света – это уже не видится. То, что сейчас подписали соглашение двух ТЭЦ не за бюджетные деньги на 57 миллиардов рублей – это уже показатель.
Сейчас будет порт строиться сумасшедший новый, и мы сейчас работаем над этим вопросом – это будет настолько серьезный прорыв, я вам даже передать не могу.

Михаил Соколов: Лидер фракции КПРФ в Приморском Законодательном собрании Владимир Беспалов подчеркивает, что "Единая Россия" дала народу немало обещаний.

Владимир Беспалов: Губернатор неоднократно обещал и не выполнял свои обязательства. Это касается отношения к ветеранам, участникам войны. До сих пор несколько сот ветеранов не получили жилье, согласно указу президента. Около двухсот, и все молчат. Около 20 высокоэтажных зданий стоят как на картинке, но в них никто не живет. Там должно жить шесть тысяч человек, живет 70 семей. Сорваны сроки строительства.
Только сейчас, и то по временной схеме, решили вопросы канализации и водоотведения. Полтора года назад людям на всю Россию под телекамеры вручали ключи, поздравляли их с получением жилья. Они не живут там.

Михаил Соколов: Коммунист Владимир Беспалов считает, что компартия России сможет набрать в крае немало голосов.

Владимир Беспалов: Способны взять и в Государственной думе и в Законодательном собрании Приморского края до 25-30% голосов. Мы надеемся, что в коалиции со "Справедливой Россией" и, возможно, с ЛДПР мы все-таки будем иметь большинство и в Государственной думе, и в Законодательном собрании.

Михаил Соколов: Впервые за долгое время эсеры и коммунисты договорились о совместном контроле за подсчетом голосов. Говорит лидер регионального отделения "Справедливой России" Константин Межонов:

Константин Межонов: Договорились с одной партией – с КПРФ. Были предложения от "Единой России" подписать некий договор, мы от него отказались.
Мы объединяем усилия в день выборов по контролю за чистотой выборов на избирательных участках. Мы будем помогать друг другу. Наши наблюдатели будут помогать наблюдателям от КПРФ, соответственно, наоборот.

Михаил Соколов: Артем Самсонов из движения ТИГР обещает: коммунисты и их союзники найдут способ борьбы с фальсификациями:

Артем Самсонов: Владивосток будет наблюдателями закрыт полностью. Будут и с решающим голосом, и с совещательным голосом, человека три на участке будет обязательно. На каждом участке по три человека от ТИГРа будут. При помощи КПРФ, ТИГРа, просто граждане инициативные, которых мы нашли на митингах, приглашали на форумах. Я думаю, что по Владивостоку фальсифицировать им будет сложно.
Мы уже откатали это на выборах год назад, когда коммунист без денежных трат победил, причем на всех 400 участках. Это было год назад, а сейчас настроения еще сильнее ухудшились. И они мухлевать не могли, хотя пытались. В тот раз мы привезли протоколы в комиссию окружную, чтобы они считали, копии есть, оригиналов нет. Как они мухлевали на прошлых выборах, они не просто переписывали протоколы.
Мы сейчас с этим боремся следующим образом, что мы привозим копии протоколов раньше, наблюдатель получает копию и уезжал с ней спокойно спать домой, сейчас задача наблюдателя привести копию в ТИК раньше, чем предоставят сам протокол.
Наш человек сидит и в Центральной комиссии, и в окружной комиссии, и он видит: вот у него копия, если вдруг привозят протокол, а там данные неправильные, тут же поднимается вопрос, тут же требуется пересчет данных на месте.

Михаил Соколов: Приморский край 90-е годы был полем неприкрытого бандитизма и расхитительства и политической борьбы с ним. Противостоящие силы символизировали Евгений Наздратенко и Виктор Черепков. В новые путинские времена кремлевская власть уцепилась за выходца из конкретного рыбопромышленного бизнеса Сергея Дарькина, который как губернатор построил жизнь региона по понятийной системе.
Этой системе угрожает активизация общественности, и новых организаций вроде ТИГРа, во Владивостоке вынужденно на этих выборах примкнувшего к левым силам. Возможное ослабление монополии "Единой России" приведет и к изменению политического климата
Саммит АТЭС, проводимый во Владивостоке по инициативе Владимира Путина, который премьер откроет опять в чине президента России, оставит не только особняки, дорогие яхты и вложения на личные счета чиновников, чьими состояниями можно будет еще поинтересоваться.
А вокруг столицы Приморского края создана более-менее работоспособная транспортная инфраструктура. Во Владивостоке как-нибудь достроят три грандиозных моста, и корпуса кампуса на Русском, а более разумная власть как-нибудь с этими инвестициями в будущем сможет разобраться.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG