Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о "списке Магнитского"


"Список Магнитского" может быть утвержден парламентом Канады. Москва уже предупреждает об адекватном ответе

"Список Магнитского" может быть утвержден парламентом Канады. Москва уже предупреждает об адекватном ответе

Следственный комитет России завершил предварительное расследование в отношении тюремных врачей, обвиняемых в причастности к смерти юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского. Обвинения в халатности и причинении смерти по неосторожности предъявлены заместителю начальника следственного изолятора "Бутырка" Дмитрию Кратову и врачу-лаборанту Ларисе Литвиновой. Во вторник, 1 ноября, стало известно, что Канада подключается к делу Магнитского. В парламент страны внесен законопроект о визовых санкциях в отношении российских чиновников, причастных к аресту и гибели юриста фонда Hermitage. Будет утвержден список россиян, которым будет запрещен въезд и пребывание в стране. Запрет будет распространяться и на членов их семей.

Владимир Кара-Мурза: Следственный комитет России объявил о завершении предварительного следствия по делу о смерти юриста Сергея Магнитского, который скончался в следственном изоляторе 16 ноября 2009 года.
По итогам предварительного следствия, в отдельное производство выделено уголовное дело в отношении медицинских сотрудников УФСИН Дмитрия Кратова и Ларисы Литвиновой.
Кратов, который в 2009 году являлся замначальника СИЗО "Бутырская тюрьма" по лечебно-профилактической работе, обвиняется в преступной халатности, а Литвинова, работавшая в том же СИЗО врачом-лаборантом, в причинении смерти по неосторожности.
Правозащитники, также занимающиеся расследованием дела Магнитского, неоднократно высказывали опасения, что к ответственности могут быть привлечены только врачи. В то время как, по их мнению, к смерти юриста причастны и работники следственных органов.
Канада может последовать примеру США и ввести запрет на выдачу виз россиянам, которых подозревают в причастности к делу погибшего в тюрьме юриста Сергея Магнитского.
Член социалистической партии Франции Жак Ланг недавно направил министру иностранных дел Алену Жуппе письмо относительно "дела Магнитского".
"Голос Франции, оплота прав человека, должен прозвучать в содружестве наций, чтобы осудить злодеяния, совершенные в отношении Магнитского", - цитирует "Ле Монд" письмо Ланга.
Кто и за что должен быть включен в "список Магнитского"? об этом мы сегодня беседуем с Валерием Борщевым, руководителем правозащитной фракции партии "Яблоко", членом Московской Хельсинкской группы и Зоей Световой, обозревателем журнала "Нью Таймс". Как по-вашему, ощущается ли желание органов следствия свести перечень фигурантов дела Магнитского к двум врачам?

Валерий Борщев: Да, разумеется. Вообще ситуация была у следствия тяжелая. Наша общественно-наблюдательная комиссия по соблюдению прав человека в местах принудительного содержания сразу же на третий день после смерти Магнитского были в Бутырке. Мы провели свое независимое расследование, подготовили отчет на 20 страницах, разослали всем, и Генеральному прокурору, и президенту и так далее. И молчание. Молчали год, даже больше. На встрече с зам генпрокурора мы спросили: когда же вы нам ответите? Говорят: скоро ответим. И действительно скоро вызвали меня и других членов нашей комиссии в Следственный комитет, и мы увидели, что наш отчет приобщили к делу. Это действительно прогресс, и прогресс в том, что государство признало свою вину за смерть Магнитского. До этого утверждали, что он умер сам по себе, сердце было больное, еще что-то, разные выдавались версии, но мы невиноватые – вот так случилось. А теперь, когда привлекли врачей, признано, что государство виновно в смерти Магнитского. А вот какие представители государства должны нести ответственность – это главный вопрос. Они решили выбрать второстепенных лиц.
Разумеется, и врач Литвинова, и Кратов, который был замначальника СИЗО по лечебной работе, несут свою ответственность, конечно, они видели, в каком состоянии Магнитский. Конечно же, они видели, в каких условиях он содержался, камеры были пыточные, неприемлемы для содержания – и это признала даже ФСИН. Эти камеры сегодня в Бутырке разрушены, их не существует. Я сам видел, как их разрушали, как их перестраивают. Но он там содержался длительное время в восьми камерах, одна хуже другой. А самое главное, они видели, что состояние хуже и хуже, его не направляли в больницу "Матросской тишины", где ему было прямо перед направлением в Бутырку указано, что нужно провести УЗИ и плановые операции. Мы знаем, почему не направляли. Но когда мы пришли, я помню, Литвинова пылко говорила: "Я добивалась перевода Магнитского в "Матросскую тишину". Я ее спросил: а перед кем вы добивались? Кто вам мешал? Тут ее взяли за плечи и увели, то есть не дали сказать. Мы когда говорили с другими сотрудниками, мы поняли – кто. Это следователь Олег Сильченко. Есть документ, где он прямо отказывает просьбе адвокатов Магнитского направить его на УЗИ. Это воспрепятствование оказанию медицинской помощи, не просто не оказание, а воспрепятствование. Потому что говорят: вот, дескать, он следователь, он не в СИЗО. Есть жесткая практика: без ведома следователя, без его разрешения никто не может быть переведен из СИЗО в другое СИЗО. И когда мы написали наш отчет, послали министру юстиции Коновалову, он выступал, он признал, что действительно это правовая ниша, не отрегулирован вопрос перевода из СИЗО в СИЗО, а раз не урегулирован – это произвол. А раз произвол, этот произвол следователь Сильченко и осуществлял. Он не привлечен к ответственности.
Не привлечена к ответственности и врач Александра Гаусс. В конце концов, Магнитский умер не в Бутырке. И мы видели видео, когда он собирал свои сумки, садился в машину из Бутырки, он передвигался, нес сумки, был нормальный, а через полтора часа он умер. Приняла его Александра Гаусс, она диагностировала у него тяжелое состояние, обострение болезни, даже вызвала "скорую помощь", но тут же передала его восьми надзирателям, которые заковали его наручниками, отвели в бокс, а сама поднялась наверх. Это же совершенно очевидное неоказание медицинской помощи больному. Тем более она сама определила, что он в тяжелом состоянии. И она спустилась, когда он уже был мертв. Впрочем, это ее версия, я ей не верю. Когда мы с ней говорили, она врала нам, очень много врала. И то, что когда ему стало плохо, делали реанимационные мероприятия. Даже врачи "скорой помощи", которых она вызвала. А врачи "скорой помощи" сказали, что их машину не пускали целый час, а пустили их тогда, когда он был мертв, и они диагностировали биологическую смерть. Ни в какой палате интенсивной терапии он не был, как говорила Гаусс, он был в боксе, он сидел на полу, рядом были наручники. Она знает, как он умер, она знает, как он погиб. И я думаю, что это главная причина, почему ее вывели из следствия, потому что она должна будет многое объяснить и многое рассказать. В этом смысле для следствия она нежелательный фигурант в суде. Вот поэтому выбрали второстепенных фигур. Я, честно говоря, надеялся, что они не будут молчать. Я надеялся, что Литвинова скажет, кто ей мешал, перед кем она добивалась. Сейчас у меня этой надежды нет, я видел Литвинову, я понял, что были какие-то беседы. Скорее всего она получит условно, как и Кратов, и они на это ориентируются. Об истинных виновниках смерти Магнитского они, думаю, говорить не будут.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, могут ли ввести в заблуждение российское общественное мнение и зарубежное попытки следствия переложить всю ответственность за гибель Магнитского на врачей?

Зоя Светова: Я думаю, что те, кто внимательно следит за этим делом и на Западе, и в России, вряд ли судебное разбирательство, которое будет скорее всего в Тверском суде в ближайшее время и на скамье подсудимых будут Кратов и Литвинова, я думаю, что вряд ли общество поверит тому, что эти люди единственно виновные в гибели Сергея Магнитского. Дело в том, что Валерий Васильевич сейчас сказал самую главную вещь: ведь Магнитский умер в "Матросской тишине". Они просто сейчас делают хитрую вещь – они успокаивают общественное мнение и на Западе, и в России. Они выделяют дело двух врачей Кратова и Литвиновой в отдельное производство и говорят о том, что вот мы будем продолжать расследование. Мы прекрасно знаем, что это делается для того, чтобы никакое расследование не продолжалось. Потому что прошло два года со смерти Магнитского, у них было достаточно времени, чтобы расследовать. Там не надо ничего расследовать, все на поверхности. Врач Александра Гаусс вряд ли даже будет выступать в деле свидетелем, потому что они ограничили место преступления, место гибели Магнитского Бутырской тюрьмой, хотя умер он в "Матросской тишине". Вообще, о чем будет речь вестись? О том, как он сидел четыре месяца в Бутырке, как ему там не оказывалась медицинская помощь. Но именно из Бутырки его послал Кратов, его направили в экстренном порядке на лечение в "Матросскую тишину". То есть они обрывают события преступления. И я считаю, что таким образом Следственный комитет скрывает правду и это тоже можно назвать своего рода преступлением против справедливости, против закона.

Владимир Кара-Мурза: Лев Пономарев, исполнительный директор движения "За права человека", считает медиков рядовыми соучастниками произвола.

Лев Пономарев: Это стрелочники, бесспорно. Более того, они были вынуждены выполнять некие приказы, которые им давали руководство СИЗО и оперативные работники, которые в СИЗО работают. Они не могли не подчиниться. Они до сих пор боятся говорить правду. Расследование надо продолжать и по эпизоду смерти надо продолжать. Потому что неоказание медицинской помощи, а возможно избиение там было, и по чьему приказу это происходило. Есть такая информация, что врач по приказу долго не вызывал "скорую помощь", что не сам действовал неаккуратно, а ему приказали не вызывать "скорую помощь". Это люди, бесспорно, заинтересованы были в этом, они фактически, я считаю, способствовали умерщвлению Магнитского. Пока мы не получим прозрачный ответ, откуда у этих людей, простых следователей, миллионная собственность за границей, пока нам внятно не ответят, мы будем считать, что самые высшие чиновники, в том числе президент Российской Федерации прикрывают преступления, которые совершены против Магнитского.



Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG