Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Икона Богоматери Одигитрии, известная как "Богоматерь Торопецкая и Никола", не вернется в Русский музей. Об этом Радио Свобода рассказали сотрудники музея. Они считают, что икону планируют передать в Торопецкий монастырь.

Скандальная история изъятия иконы "Богоматерь Одигитрия" из Русского музея длится три года. В ноябре 2009 года ее на девять месяцев передали в храм Александра Невского при элитном коттеджном поселке "Княжье озеро". Об этом министра культуры просил патриарх Кирилл, а его, в свою очередь, – президент группы компаний "Сапсан" Сергей Шмаков, застройщик поселка.

Сроки пребывания иконы в поселке несколько раз продлевали по просьбе Сергея Шмакова и вопреки протесту сотрудников Русского музея. Все это время сотрудники музея заявляли, что с их мнением никто не считается, а перевозка и хранение иконы в замкнутой капсуле без ежедневного ухода реставраторов угрожает ее сохранности. "Богоматерь Одигитрия" написана в начале XIV века, на ней есть трещина, которая, по словам реставраторов Русского музея, становится все больше.

Каждый месяц они выезжали в Княжье озеро для осмотра иконы. По словам старшего научного сотрудника отдела древнерусского искусства Ирины Шалиной, последний осмотр показал: состояние иконы ухудшилось настолько, что ее необходимо срочно вернуть в музей для реставрации. Однако вместо этого сотрудники Русского музея узнали, что икона больше не входит в собрание музея. Приказом Министерства культуры она изъята из коллекции:

– О том, что икона больше не наш экспонат, нам сообщила начальник отдела древнерусского искусства, не объясняя причин и не показывая документов, – говорит Ирина Шалина. – Сотрясать интернет и прессу уже не имеет смысла, наши обращения во все инстанции остались без ответа. Сейчас мы надеемся добиваться справедливости в судах.

Она добавила, что ради этого она и некоторые ее коллеги даже рассматривают перспективу покинуть Русский музей:

– У нас есть принципиальные взгляды на профессиональную деятельность. А если не дают возможности действовать принципиально, значит, надо уходить, – сказала Шалина.

В научно-реставрационном центре имени Грабаря корреспонденту Радио Свобода не смогли сказать, надолго ли икона останется в центре и по чьей инициативе.

Любопытно, что в июле 2011 года министр культуры Александр Авдеев в интервью Александру Солдатову заявил, что Богоматерь Одигитрия "вернется в музей":

– У нас есть договоренность с Торопецким монастырем о том, что там сейчас оборудуется… склеп, и из подмосковного храма она будет перевезена на родину на основе соглашения о временной экспозиции, подписанного с музеем. А потом вернется снова в музей, – сказал Александр Авдеев.

Пресс-секретарь министра Наталья Уварова не смогла оперативно ответить на вопрос корреспондента РС о том, когда и почему министр изменил свое решение.

Начальник отдела музейного фонда Министерства культуры России Владимир Фомин в интервью РС предположил, что Александр Авдеев имел в виду возвращение иконы не в Русский музей, а в музейное хранилище.

Он уточнил, что приказ об изъятии иконы из Русского музея был издан в начале октября, а срок ее пребывания в центре имени Грабаря "зависит от объема исследовательских и реставрационных работ".

– Почему потребовалось изъять икону из Русского музея?

– Более девяноста процентов предметов в музеях России входят в государственную часть музейного фонда России. Предметы находятся в оперативном управлении у музеев. На протяжении долгого времени происходит миграция музейных предметов из коллекций одних музеев в другие, и предметы занимают свои исторические места. Богоматерь Одигитрия в Русский музей перешла из Торопецкого музея, а туда – из храма. Никакого громкого события тут нет, – сказал Владимир Фомин.

Сотрудники отдела древнерусского искусства Русского музея считают, что конечным пунктом пребывания иконы станет Корсунский собор в Торопце. По крайней мере, о таких намерениях публично заявлял инициатор изъятия иконы Сергей Шмаков, о них рассказывал и министр культуры Александр Авдеев. Владимир Фомин говорит, что окончательное решение о передаче иконы в собор будет принято, как только там создадут необходимые условия хранения и подадут соответствующую заявку в Министерство культуры:

– В любом случае икона не будет исключена из состава музейного фонда России. А за каким конкретно музейным учреждением икона будет числиться, не столь уж существенно... Это учреждение заключит договор с религиозной организацией и в любой момент сможет провести ревизию. Я сам десять лет проработал хранителем в Историческом музее и представляю, каково расставаться с достаточно значимой частью своей коллекции – как с любимым ребенком. Но для иконы это не ухудшение ситуации, а может быть, даже улучшение, – сказал Владимир Фомин.

С ним категорически не согласен заведующий Лабораторией музейного проектирования Российского института культурологии, доктор искусствоведения Алексей Лебедев.

– Этим делом должна заниматься прокуратура, – считает Алексей Лебедев. – По моему мнению, это преступление, поскольку нарушен закон. Во-первых, икону снимают с инвентарного номера Русского музея и передают в реставрационный центр Грабаря. Но этот центр не является музеем, и туда нельзя передавать икону на постоянное хранение. Во-вторых, коллекция Русского музея – это памятник истории культуры, охраняемый государством. Ее целостность нарушается. Это все равно что подойти к скульптуре, нарочно отбить у нее часть и передать в другое место. Имеет на это право Министерство культуры? Очевидно, нет. Музей, кроме всего прочего, еще и хранилище национального достояния.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG