Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
3 ноября в Каннах открывается двухдневный саммит "большой двадцатки". Проблемы европейского долгового кризиса, позиция Греции и поиски выхода из создавшейся ситуации станут в течение двух дней главными темами повестки дня

Кроме того, на совещании 20 экономически высокоразвитых государств будут обсуждаться вопросы о глобальном экономическом возрождении, о непомерном росте безработицы, цен на продовольствие, коррупции, о международной торговле и, наконец, об эффективности или неэффективности самой "двадцатки". Как на этот саммит смотрят в США?

Возникшее в Нью-Йорке и распространившееся по многим странам движение "Захвати Уолл-Стрит" продемонстрировало растущее недоверие к правительствам, не способным решить экономические проблемы населения. Сумеют ли участники "большой двадцатки", собравшись на совещание в Каннах, наметить реальный курс на выход из кризиса и решение экономических проблем? Способен ли высокий форум убедить мир в эффективности глобального управления? Вот что считает американский экономист, профессор Нортвудского университета Ричард Эбелинг:

– Маловероятно, что недоверие людей к правительствам сменится доверием в результате саммита в Каннах. С европейскими странами – случай особый. Они пытаются решить бюджетно-финансовый кризис как отдельных стран, так и всего Евросоюза методом, который испытывают сейчас на Греции, в частности, путём списания части долга. Но даже после этого нет никакой уверенности, что Греция сможет привести свои дела в порядок с обязательным для этого сокращением государственных расходов и увольнением государственных служащих. Плюс к этому: смогут ли и захотят ли основные европейские банки провести рекапитализацию? На преодоление кризиса нужны финансы. Откуда? О повышении и без того высоких налогов нечего и думать. Бразилия передумала участвовать в спасении Европы. Остаётся Китай, который может разместить какую-то часть капитала в европейских банках. Но сделает ли он это и в какой степени? Ещё один вопрос, требующий решения, это положение евро. Если в ближайшее время финансовый кризис преодолеть не удастся, то единственным источником финансирования государственного долга останется Европейский Центробанк. А ему, в свою очередь, ничего не останется, кроме как печатать деньги, что приведёт к росту инфляции. Так что я не испытываю большого оптимизма по поводу скорого преодоления финансовых трудностей в глобальной экономике.

– Смогут ли участники саммита в Каннах всё же прийти к согласию и выработать общий план действий?

– Не думаю, хотя попытки будут, как это бывало и раньше на таких саммитах. Скорее всего, будет выпущено коммюнике об общих целях по выходу из глобального кризиса. Но выработка общего плана вряд ли возможна, поскольку интересы внутренней политики каждой страны слишком расходятся с международными интересами отдельных стран или групп государств. Поэтому реального консенсуса ожидать не приходится. Например, Китай очень обеспокоен, смогут ли США и Европа сделать всё необходимое, чтобы выйти из кризиса. Беспокойство Китая понятно: там скопились колоссальные резервы иностранной валюты, которую, в общем, некуда инвестировать. Россия тоже опасается углубления кризиса в Америке и в Европе, поскольку это отрицательно скажется на рынке природных ресурсов. Экономические проблемы США усугубляются всё обостряющейся предвыборной борьбой, которая заставляет американское правительство и Конгресс сконцентрироваться на собственных проблемах, а не на проблемах европейцев. Я полагаю, что саммит завершится видимостью согласия по поводу того, что должно быть сделано. Но это не будет конкретным планом. Это будет, скорее, некий бинт, которым попытаются закрыть рану, а не залечить её.

– В последние дни в США заговорили о признаках экономического подъёма, намечается укрепление доллара. Акции на фондовой бирже пошли вверх, что свидетельствует об оптимизме инвесторов. Не потянет ли Америка за собой вверх и глобальную экономику?

– Оптимизм – понятие относительное, зависящее от того, чей оптимизм имеется ввиду. Последние опросы общественного мнения показывают, что огромное большинство американцев с пессимизмом оценивают путь, по которому идёт экономика США, и сомневаются в выходе страны из рецессии. В секторе на американском финансовом рынке, прямо или косвенно связанном с европейскими банками, действительно появилась надежда на соглашение стран еврозоны. Но этот оптимизм носит кратковременный характер. Но, повторяю, большинство населения США настроено пессимистично. Общий рост экономики остаётся более чем скромным, безработица остаётся на уровне 9% с лишним. Рынок недвижимости продолжает стагнировать. Сможет ли Америка при таких показателях внушить оптимизм большинству своих граждан и вытянуть из кризиса глобальную экономику, большой вопрос. По крайней мере, так будет до президентских выборов, то есть ещё до ноября следующего года, пока не станет яснее, какой будет новая политика Вашингтона.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG