Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Мы – оппозиционная партия. Лозунг «Справедливой России»: «хватит кормить жуликов и воров!"


Николай Левичев

Николай Левичев

Михаил Соколов: В московской студии Радио Свобода сегодня - Николай Левичев, председатель партии "Справедливая Россия", депутат Государственной Думы России.

Николай Владимирович, давайте начнем с даты. 4 ноября - День народного единства - будет ознаменован массовыми акциями во многих городах. Это так называемые «Русские марши». Пройдут они под лозунгами такими: «Хватит власти жуликов и воров!», «Русские выбирают свободу», «Русские, объединяйтесь!», «Хватит кормить Кавказ!», «Хватит грабить регионы!», «Труд, нация, свобода», «Русских не запретить», «Москва – русский город», «Меньше мигрантов – больше зарплаты». Как вы относитесь к тому, что происходит в этот день, который должен символизировать единство народа, российской многонациональной нации и так далее?

Николай Левичев: Я начал бы с того, что этот государственный праздник пока не завоевал такой популярности, чтобы отвечать названию и тому смыслу, который пытались в него вложить. Лично для меня историческая дата 4 ноября, скорее, связана со становлением гражданского общества в России. Я напомню, что в приснопамятные времена именно гражданское общество (в современном понимании) того времени объединило свои усилия, независимо от воли и желания властных группировок. Сейчас бы мы говорили: каких-то политических партий. И мне бы хотелось исторический смысл в этот день вытаскивать, который бы как раз консолидировал становление гражданского общества в России сегодня. А когда происходит де-факто такая узурпация этой темы людьми определенных взглядов, мне кажется, что допускается перекос. Я поддерживаю часть тезисов, которые вы перечислили, но далеко не все из них. Я считаю, что эти тезисы необязательно в этот день декларировать, есть еще 364 дня в году, когда они могут звучать не менее актуально. А почему именно в этот день происходит гипертрофирование заботы о русском народе, мне не очень понятно.

Михаил Соколов: Тем не менее, это есть. И по опросам, лозунг «Россия для русских!» поддерживает достаточное количество людей, иногда и больше половины опрашиваемых. И такое впечатление, что тяга к этническому национализму растет. ЛДПР выступает за русских, КПРФ выдвигает, как один из главных, русский вопрос, либерал Навальный и представители «Правого дела» тоже идут на «Русский марш». А что «Справедливая Россия», вы считаете, что существует «русский вопрос»?

Николай Левичев: Я считаю, что в определенном смысле русский народ унижает появление такого рода защитников русского народа. Мне кажется, что русский народ, который в течение всего ХХ века подвергался историческим испытаниям, которые он преодолел, в таких защитниках не нуждается. Он в состоянии сам пройти весь XXI век с достоинством. А особенно меня коробит, когда некоторые защитники русского народа свои мысли и чувства на русском языке грамотно выразить-то не умеют. Русская культура, русский язык и русский народ – до сих пор остаются такими глобальными понятиями, что когда какая-то мелкотравчатость якобы в его защиту начинает произрастать, мне кажется, это только унижает великий русский народ.

Михаил Соколов: Партия «Единая Россия» тоже решила присоединиться к этой кампании. Господин Балыхин, депутат Государственной Думы, вместе с группой товарищей внес законопроект «О тестировании мигрантов на знание русского языка». Как они выражаются, «ради поддержания мира». То есть «межнационального мира». Практически все основные партии встали на позиции розыгрыша русской, а кто-то – и антимигрантской карты. Вы не боитесь выступать как интернационалисты в каком-то смысле? Это становится непопулярным, немодным.

Николай Левичев: Мне кажется, что если под интернационализмом понимать защиту прав других народов, представителей других культур, в этом ничего зазорного нет. Никто же не отрицает необходимости поддерживать русский язык на должном уровне. И если какая-то инициатива господина Балыхина и его сотоварищей приведет к какому-то позитиву, я могу это только приветствовать. Подчеркну, что с вульгаризацией русского языка в Интернете прочитать страницу-другую текста средней грамотности – это довольно большое счастье на сегодняшний день. Нужно, на наш взгляд, подходить к этому системно. В нашей предвыборной программе есть очень простой тезис: мы считаем, что нужно разрабатывать, вносить и принимать федеральный закон о национальной политике. И в этом законе, в том числе, сформулировать, что русский народ является государствообразующим народом, этого отрицать нельзя. Мы считаем, что можно не залезать в Конституцию, как некоторые предлагают, а вполне достаточно на данном этапе было бы начать с того, чтобы эту нехитрую истину зафиксировать федеральным законом, специально направленным на разъяснение государственной политики в этой сфере.

Михаил Соколов: То есть вы тоже, оказывается, с этническим национализмом играете, если вы о государствообразующем народе хотите говорить, а не в политическом смысле говорите о том, что должна существовать единая, многонациональная, политическая российская нация.

Николай Левичев: Одно другому не мешает.

Михаил Соколов: Ну, это спорно.
Господин Грызлов высказался, что этот закон, обязывающий мигрантов знать русский язык на базовом уровне, будет рассмотрен депутатами в ноябре. «Мы успеем принять его в первом чтении до конца месяца», - сказал он. Как ваша фракция будет голосовать за этот законопроект?

Николай Левичев: Мы посмотрим. Дьявол-то в деталях. Принять закон нетрудно, чтобы прокукарекать на эту тему, но еще раз подчеркнуть, что в России строгость законов перечеркивается их неисполнением, не хотелось бы. То, что эта тема заслуживает и государственного внимания, и политического внимания, это понятно. Я тоже не очень уютно себя чувствую, когда в какой-нибудь государственный праздник гуляю ли я по улицам центра Москвы или иду ли я в метро, я вижу, что рядом находятся группы молодежи, которая явно проживает в Москве, которые между собой предпочитают общаться на гортанном иностранном языке, который я не понимаю.

Михаил Соколов: А если бы они на английском языке общались, вам было бы уютно?

Николай Левичев: Мне неуютно, когда зарубежные гости толпой кричат на языке, который я не понимаю. Европейские языки я более-менее могут понять. Но когда я вижу, что это приезжие, мне спокойнее. А когда я вижу, что эти люди явно местные, но изъясняются не на русском языке... ну, я такой же человек, как все, мне присущи все человеческие чувства, и мне становится неуютно, особенно когда один в вагоне находишься.

Михаил Соколов: Мне кажется, партия «Справедливая Россия» несет в себе наследие партии «Родина» в мягком варианте.
А как вы относитесь к модному лозунгу, который выдвигается на «Русских маршах» - «Хватит кормить Кавказ!»?

Николай Левичев: Мы считаем, что это все-таки лозунг популистский. Если речь идет о неразумном использовании бюджетных средств (я сошлюсь на выступление Оксаны Дмитриевой), то гораздо большая «черная дыра» находится в другом месте – в том, что средства переводятся в зарубежные экономики, мы об этом говорим при принятии каждого бюджета, вместо того, чтобы вкладывать их в реструктуризацию российской экономики. Поэтому говорить о том, что все бюджетные деньги воруются на Кавказе, - это большое преувеличение.

Михаил Соколов: А они там не воруются?

Николай Левичев: Они воруются не только там. Я бы сказал «хватит кормить жуликов и воров», в более обобщенном варианте.

Михаил Соколов: Это одна альтернатива, которую выдвигает нынешней системе национализм. Ваша альтернатива, как я понимаю, - социализм обновленный, новый и так далее. А чем он лучше? Чем он будет отличаться от современной системы? Ведь сейчас социализма-то вполне хватает. Нефтяные деньги идут на кормление разных раздутых государственных структур – МВД, армии, чиновничества. Все они живут при государственно-бюрократическом социализме. Может быть, вы просто хотите расширить число пользователей нефтяного пирога? А система останется той же.

Николай Левичев: Мы хотим расширить возможности для людей реализовывать свой человеческий и творческий потенциал. Я напомню, что в объеме ВВП страны только 15% приходится на долю малого бизнеса, а люди не могут себя проявить и волей-неволей становятся патерналистски настроенными нахлебниками. Поэтому одно другого не исключает. Мы говорим о том, что нельзя допускать, чтобы сверхдоходы от нефтегазовой отрасли распределялись в основном узкой группе людей, которые еще и налогов платят в процентном отношении меньше, чем основная масса беднейшего населения. С другой стороны, без реструктуризации экономики мы ни к какому социализму все равно не придем. Мы будем слишком зависимы от «нефтяной иглы» пресловутой, от глобальных процессов и так далее. Все здесь увязано в комплексе.

Михаил Соколов: Сейчас правящие силы, и Путин, и Медведев, выступают за повышение военных расходов, причем на очень существенные суммы, и как видится, не на пенсии военным, хотя тоже об этом говорят, или на какие-то социальные выплаты, а в значительной степени на закупки вооружений. Уже авианосцы, кажется, собрались строить. Что-то ваша партия по этому поводу молчит.

Николай Левичев: Наша партия при обсуждении бюджета говорит о том, что здравоохранение, образование, культура нуждаются в бюджетных средствах в том числе. А коммерциализация этих сфер губительна в перспективе для страны, потому что без внятной социальной политики, мы считаем, никакая экономическая политика не будет успешной. Это наша прерогатива, о которой мы говорим.

Михаил Соколов: А расходы на вооружение надо снизить или нет? 20 триллионов надо потратить на всякие железки?

Николай Левичев: Вооружение сегодня – это не железо. Вооружение имеет очень большую инновационную, интеллектуальную составляющую. Так уж было в советское время, что оборонная промышленность была локомотивом отечественной промышленности. И когда мы пытаемся вооружения закупать за рубежом, вместо того, чтобы поддерживать отечественную промышленность, науку, мы можем скоро приплыть.
Конкретный пример. Я недавно поздравлял с 70-летием своего родственника, который всю жизнь работает на оборонном предприятии в Санкт-Петербурге. Он специалист по акустическим системам. И он мне рассказывает, что он был вынужден в прошлом месяце ехать на Северный флот и принимать участие в подводных испытаниях на атомной подводной лодке, тестируя новые образцы акустического оборудования, потому что больше некого послать. А ему 70 лет! Вот это беспокоит.
Вопрос в том, если бы еще выделение средств на отечественное вооружение вытягивало бы инновационные сферы нашей науки и нашей экономики - тогда бы еще полбеды. А когда мы выкачиваем нефть и закупаем за рубежом – здесь уже двоякая опасность.

Михаил Соколов: Специалисты говорят, что в современной экономике не работает то, что работало в экономике 50-х годов, когда Военно-промышленный комплекс был мотором инноваций. Сейчас этого уже нет. Это устаревшая схема.
Получается, что ваша партия умеренно национально озабоченная, умеренно милитаристическая. То есть вы помягче, чем «Единая Россия», чем КПРФ, но в значительной степени, получается, с ними совпадаете. А где отличия-то?

Николай Левичев: Мы реалисты и люди здравомыслящие. Мы стараемся избегать крайностей, которые, может быть, на словах выглядят красиво и завлекательно, но на деле нереализуемы.

Михаил Соколов: Лариса Дмитриевна из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Господин Левичев, насколько известно, Управление делами президента, некий Лещевский, большой человек, взял огромную взятку. А он уже опять устроен, и что главное, опять на денежных потоках.
Олег Смолин решает какие-то проблемы хотя бы с образованием.

Михаил Соколов: Это коммунист.

Слушатель: Вы как-то поддерживаете правозащитников, которые раскрывают жуткие преступления наших полицаев? Что вы делаете, чтобы допустили нормальных людей, правозащитников или просто гражданских активистов, чтобы посмотрели, что там творится? Никто не говорит о педофилах и так далее.

Николай Левичев: Олега Николаевича Смолина я очень глубоко уважаю, мы сотрудничаем в области образования с Олегом Николаевичем. Поддерживает наша фракция все его инициативы. И как правило, Олег Николаевич Смолин, и даже вся фракция КПРФ поддерживают наши инициативы в области образования. У нас заместителем председателя Комитета по образованию является Виктор Евграфович Шудегов, ученый, бывший ректор университета, до этого возглавлявший комитет Совета Федерации. И как правило, они со Смолиным, что называется, поют в одну дуду. Я напомню, что хотя Олег Николаевич Смолин уже пятый созыв является депутатом Госдумы, фракция КПРФ, он не является членом партии КПРФ, так уж исторический сложилось. А по его взглядам мы с удовольствием видели бы Олега Николаевича Смолина в составе нашей фракции.
Что касается попыток как-то влиять на правозащитную деятельность или на деятельность воровскую, ну, по мере сил пытаемся. Я могу публично признаться, что несколько дней назад я получил из Генеральной прокуратуры ответ на свой запрос депутатский к генеральному прокурору по поводу того, что Владимир Иосифович Ресин в бытность свою исполняющим обязанности мэра Москвы, а это было 21 день, в это время успел подписать несколько очень крупных контрактов со строительными корпорациями, в которых он на тот момент, согласно публичным данным, числился членом совета директоров, и даже кое-где председателем совета директоров. Мне московские граждане подсказали обратить на это внимание. Я обратил на это внимание и усмотрел «конфликт интересов». К сожалению, как я понял, Генеральная прокуратура никакой проверки не проводила, хотя сказали, что по итогам проверки выяснилось, что каким-то решением товарищ Хуснуллин был назначен главой стройкомплекса, поэтому нет конфликта интересов. Мне кажется, что это ответ довольно иезуитский.
Мы стараемся людей вытаскивать, если считаем, что они неоправданно осуждены. В частности, 3,5 года лично я боролся за Айгуль Махмутову, которая по двум сфабрикованным делам была посажена в тюрьму. И с таким известным правозащитником, как Людмила Михайловна Алексеева, мы, даже не общаясь друг с другом, при содействии Александра Николаевича Музыкантского, уполномоченного по правам человека в Москве, по сути, втроем вытаскивали Айгуль из тюрьмы в течение 3,5 лет. И полгода назад удалось это сделать. Депутатские запросы пишем.
Что касается правоохранительных органов, то на этом направлении у нас Геннадий Владимирович Гудков в основном специализируется, которого вы, может быть (а я думаю, именно в силу этих причин), не часто видите на экране телевизора, например.

Михаил Соколов: А господин Лещевский – это из Управления делами президента. Дело не закрыто, ну, он трудится снова. Значит, такие люди устраивают, видимо.
Николай Владимирович, хотел бы о ситуации в вашей партии во время предвыборной кампании немножко поговорить. Поступают сообщения о том, что в регионах у вас, мягко говоря, не все благополучно. Мы получили репортаж Михаила Жеребятьева из Воронежа. Давайте мы его послушаем, а вы его прокомментируете.

Михаил Жеребятьев: После формирования списков «Справедливой России» в Воронежской области двое местных претендентов на госдумские кресла один за другим уведомили Центризбирком об отзыве своих кандидатур. Депутат Воронежской областной Думы Анатолий Шмыгалев и его коллега из Городского собрания Воронежа Федор Ковалева, занимавшие соответственно второе и пятое места, объясняют свои действия тем, что первым номером в региональный список партийное руководство назначило «варяга» из Волгограда – политтехнолога Олега Пахолкова. В октябре о выходе из партии также заявила депутат Гордумы Воронежа Галина Кудрявцева, харизматичный ветеран воронежской политики, неформальный лидер региональной организации. Галину Кудрявцеву возмутило, что фамилия Пахолкова в воронежском списке появилась в ночь перед съездом, на котором определялся персональный состав кандидатов.

Галина Кудрявцева: Я два года добросовестно работала. Когда я пришла, рейтинг у партии в Воронежской области был меньше единицы – 0,6%. Мы на выборах набрали 6,32% по области в целом. При этом в городе Воронеже - 14%.

Михаил Жеребятьев: Руководитель нынешний госдумской избирательной кампании «Справедливая Россия» Олег Михеев связывает демарш воронежских однопартийцев с «происками конкурентов из «Единой России».

Олег Михеев: Это не что иное, как давление местной политической элиты, а часто это бывают губернаторы, что, мы видим, в Воронеже происходит, они смогли кого-то передавить. Их задача – сделать так, чтобы люди громко вышли. Кому-то предлагают должность, кому-то предлагают деньги, кому-то – еще что-то. Ничего страшного не происходит.

Михаил Жеребятьев: Вместе с тем, выход из рядов «Справедливой России» Галины Кудрявцевой и Федора Ковалева привел к тому, что соответствующая фракция в Воронежской городской Думе попросту перестала существовать.
Аналитики отмечают, что в результате конфликта «эсеры» в Воронежской области вообще могут не набрать процент голосов, необходимый для получения хотя бы одного мандата.

Михаил Соколов: Николай Владимирович, это типичная ситуация? По-моему, в Мордовии ваш список не вышел на региональные выборы, так как местный лидер – друг и приятель губернатора Меркушкина. Что происходит? Это что, такие способы борьбы с вами или это внутрипартийные конфликты?

Николай Левичев: И то, и другое, если хотите. Я бы не назвал эти ситуации типичными, потому что все-таки у нас 83 субъекта, 83 региона. На одной руке можно пальцы позагибать. Например, сегодня мы были вынуждены принять решение об исключении из партии бывшего руководителя регионального отделения в Ленинградской области Геннадия Жирнова, который совершил акт предательства. А именно: своей рукой в последний день, когда возможно внесение кандидатур членов избирательных комиссий с правом совещательного голоса, в Волосовском районе Ленинградской области он отправил бумагу в территориальную избирательную комиссию, где заменил уже внесенных 25 кандидатов, которые обеспечили бы наблюдение за ходом голосования для нашего кандидата по этому одномандатному округу, на 25 жителей города Санкт-Петербурга. Все они работают практически в трех организациях – какое-то ООО, начиная от директора, финдиректора, главного бухгалтера. Мы выяснили, что это сделано в интересах списка «Единой России» по этому округу, где идет Вадим Густов. Поэтому сегодня там собрался совет регионального отделения, и было принято решение дальше не тянуть. Хорошо, что человек свою предательскую сущность выказал за месяц до дня голосования, а не сделал это за пять дней, когда уже нельзя кандидатуры из списка вычеркивать. Выборы – это всегда момент истины.

Михаил Соколов: А не получится ли так, что люди будут выходить из списков, а потом список «Справедливой России» вообще сойдет с дистанции?

Николай Левичев: Нет, не получится. У нас на сегодняшний день 574 человека в списке остаются, запас большой. В каждой региональной группе сознательно у нас сделан запас такой, что ни одну группу снять с выборов не удастся.
Конкретно по Воронежской области я готов, если и вы готовы, поспорить на ящик шампанского (это становится модным), что один мандат мы точно завоюем, а может быть, речь пойдет даже и о втором мандате. Спустя много лет тишины в Воронежской области, наконец-то, началась политическая работа. И многие местные отделения партии воспряли. Пахолков – это не только политтехнолог, это руководитель фракции в областном собрании Волгоградской области. И для партии нормальная ситуация, когда в гибнущее, тонущее региональное отделение, а его в течение двух с лишним последних лет возглавлял господин Бабаков, даже харизма Галины Кудрявцевой не помогла набрать 7% на областных выборах. Мы считали эти выборы проигранными. И санация регионального отделения все равно была необходима.

Михаил Соколов: Некоторые эксперты считают, что принципиально то, что если «Справедливая Россия» проходит в Государственную Думу, то «Единая Россия» не получает конституционного большинства. А что изменится, если вы будете там, а у «Единой России» не будет конституционного большинства?

Николай Левичев: Глобальные изменения произойдут, если «Единая Россия» не наберет простого большинства.

Михаил Соколов: Они рассчитывают на 250-270, сегодня Неверов сказал.

Николай Левичев: Они рассчитывают свое, мы рассчитываем свое: КПРФ рассчитывает свое. И исключать, что оппозиция в совокупности получит больше 50% мест в Государственной Думе, на сегодняшний день нельзя.

Михаил Соколов: В регионах такое бывало. Трудно, конечно, на федеральном соревновании.

Николай Левичев: Всем известно, что рейтинг «Единой России» падает. Какие бы прогнозы ни давали Центры, типа Левада-Центра, от которых в социологической научной среде покрываются красными пятнами люди, не имеющие отношения к Левада-Центру, но имеющие отношение к социологической науке, выборы все расставят по местам.

Михаил Соколов: А вот возможные 12 лет правления Владимира Путина, два президентских срока, - ваша партия на это согласна? Вы же не выступаете против Владимира Путина, вы выступаете против партии «Единая Россия».

Николай Левичев: Сейчас у нас выборы в Государственную Думу, поэтому мы выступаем против той партии, которая не оправдала, на наш взгляд, доверия россиян. Дождемся 5 декабря. Я уже сегодня могу сказать, что, скорее всего, мы будем проводить съезд партии 10 декабря. И в зависимости от результатов выборов в Государственную Думу определим свою позицию по президентским выборам. А на 12 лет вперед, мне кажется, даже Нострадамус не посмел бы в условиях глобальных мировых проблем заглядывать вперед.

Михаил Соколов: Николай Владимирович, я хочу вам напомнить, что ваша партия выдвигала в президенты вместе с «Единой Россией» Дмитрия Анатольевича Медведева. Теперь он лидер списка «Единой России». Вы признаете, что вы ошиблись с кандидатом в президенты?

Николай Левичев: На тот момент нам казалось, что надпартийный президент будет способствовать совершенствованию политической системы Российского государства.

Михаил Соколов: Поспособствовал?

Николай Левичев: Способствовал какое-то время некоторыми шагами в правильном направлении. Хотя мы всегда просили, требовали и говорили о том, что шаги должны быть более решительными. Но выбор Медведева – это его личный выбор. И теперь, когда он остается де-юре гарантом Конституции, а де-факто стал первым номером конкурирующей партии, мы будем критиковать, в том числе, и его действия, которые он уже начал демонстрировать на телеэкранах чуть ли не каждый день.

Михаил Соколов: И Путин, и Медведев открыто агитируют в рабочее время за «Единую Россию», мэры тоже агитируют. Челябинск, Ижевск – скандальные ситуации. А вы как-то вяло возражаете.

Николай Левичев: Почему? По Ижевску у нас уже направлен запрос в Генпрокуратуру и ЦИК. Депутат Виктор Евграфович Шудегов, возглавляющий Удмуртское отделение нашей партии, оперативно эти материалы представил. Насколько я знаю, товарища уже приглашали сегодня для дачи показаний.

Михаил Соколов: А товарища Путина или товарища Медведева же не приглашают для дачи показаний за нарушение избирательного законодательства, правда?

Николай Левичев: Я реалист. В свое время я подавал иск по поводу превышения полномочий Юрием Михайловичем Лужковым на выборах в Мосгордуму, мы дошли до судебных слушаний...

Михаил Соколов: Проиграли?

Николай Левичев: Суд нам отказал в принятии этого иска. Но у нас сейчас слишком много более реальных хлопот, связанных с попыткой из наших списков исключить самых электорально значимых кандидатов, «наезды» на нашу агитационную продукцию и так далее, чтобы нам еще заниматься гипотетическими проблемами.

Михаил Соколов: Из Смоленска вопрос: «Ваша избирательная кампания направлена против кого – Путина, создателя и лидера «Единой России», или только против «Единой России»? Вам не стыдно, что имитируя оппозиционность, ваша партия крадет из бюджета средства, которые пошли бы на помощь больным и бедным?».

Николай Левичев: Это, на мой взгляд, демагогический подход. Нам не стыдно. Мы выступаем не только против, мы выступаем с позитивной программой, которую в течение четырех лет наша партия последовательно вырабатывала. Эта программа доступна на нашем сайте «spravedlivo.ru», она будет доступна в нашей агитационной газете, которую мы издаем тиражом на сегодняшний день 3 миллиона экземпляров. Всем, кому интересно, могут посмотреть, за что мы выступаем. А выступаем мы против кумовства, против коррупции, против засилья жуликов и воров на всех уровнях власти.

Михаил Соколов: «Как можно голосовать за «Справедливую Россию», если во внешней политике нет отличий, во всем поддерживает великодержавный курс Путина?».
И вопрос от Данилы: «Семь человек из вашей фракции подписали письмо в защиту торговца оружием Виктора Бута. Интересно, зачем вам это надо?». Откуда такой интерес у вашей фракции к этому не очень приятному персонажу, скажем так?

Николай Левичев: Какой бы ни был персонаж, нам не очень приятно, как его доставили в Соединенные Штаты Америки.

Михаил Соколов: А ты террористам оружие не продавай.

Николай Левичев: А почему Соединенные Штаты Америки берут на себя право из любой страны, где бы что ни происходило, добиваться экстрадиции на свою территорию?

Михаил Соколов: Таиландский суд рассмотрел эту историю и выдал его как человека, готовившего, как они посчитали, незаконные операции. Суд был, присяжные были. Но я не понимаю, почему «Справедливой России» надо вмешиваться в какой-нибудь суд в Америке. Вы каких-нибудь соотечественников в Таджикистане или в Туркмении, которых угнетают, так же активно защищаете?

Николай Левичев: Да, мы активно защищали полковника Корепанова, который был в Узбекистане обвинен в государственной измене и чуть ли до смерти не был доведен – у него инсульт был в больнице. Мы активно занимались этой темой.
Сейчас любят приводить в пример Израиль, который одного солдата обменял на тысячу. Надо демонстрировать, что по отношению к российскому гражданину, даже если он что-то сделал не так, нельзя поступать волюнтаристским образом.

Михаил Соколов: А вас попросили заступиться за Бута?

Николай Левичев: Я этой темой сам не занимался, но я знаю, что у нас есть люди, входящие в президиум нашей партии, которые в свое время с ним вместе служили. Обращалась его супруга за помощью. Поэтому я не исключаю, что это делается по гуманитарной линии, я бы сказал. Никто же не говорит о том, что он невиновен.
Но нам не нравится, что Соединенные Штаты Америки... Точно так же, как было со Стросс-Каном. Я уж не знаю, какой у него морально-нравственный уровень, но мне не нравится, когда Соединенные Штаты Америки... Или речь идет об экстрадиции сейчас Ассанджа. Я считаю, что людей должен судить независимый суд, но там, где они совершили преступление, а не там, где этого хочется сильным мира сего.

Михаил Соколов: Мир-то теперь глобализован, так что непонятно, где он совершил преступление, пытаясь продать оружие террористам из Колумбии.
«Какие шансы у «Справедливой России» пройти в Думу? Заметно, что все против вас, включая Радио Свобода. Предпочитают коммунистов и ЛДПР. И на телевидении вас отталкивают», - пишет Анатолий.

Николай Левичев: Я очень рад, что есть такие наблюдательные граждане, как Анатолий. Действительно, можно задаться простым вопросом: с чего это вдруг из зарегистрированных партий, тем более – парламентских партий, изжогу у всех вызывает именно «Справедливая Россия»? На него, наверное, любой думающий человек легко даст ответ: потому что именно «Справедливая Россия» представляет собой наибольшую опасность для монополии нынешней власти.

Михаил Соколов: А почему наибольшую-то опасность? Рейтинг у коммунистов больше, это объективные данные.

Николай Левичев: Но почему-то их не боятся, их и по телевизору показывают.

Михаил Соколов: Тогда больше всего боятся тех партий, которые не регистрируют. Партии народной свободы сегодня в очередной раз суд отказал. Значит, они еще более опасны, чем «Справедливая Россия», по вашей логике.

Николай Левичев: По моей логике, партии должны регистрироваться по гораздо более облегченной процедуре, и избиратели должны давать оценку популярности партий.
Что касается прохождения. Я убежден, что «Справедливая Россия» при любом раскладе уверенно проходит в Государственную Думу. На это указывают все последние независимые социологические замеры. С началом избирательной кампании наш рейтинг уже начал подрастать. А то, что кликушествуют все перед любыми выборами, что у нас 2-6%, это никогда не мешало нам набирать 14-21%.

Михаил Соколов: Михаил из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Как господин Левичев относится к награждению журналистов-правдолюбов Государственной премией, в частности, покалеченного Бекетова? Его отношение к лидеру нации Владимиру Владимировичу Путину, и его перспективы стать президентом России. И будут ли ваши представители участвовать в «Русских маршах»?

Николай Левичев: К награждению журналистов я отношусь положительно. Право государственных органов присуждать премии, право любых награжденных людей принимать эти награждения или не принимать.

Михаил Соколов: Выдвигал-то Союз журналистов, кстати.

Николай Левичев: Я считаю, что общественного и государственного внимания эти люди заслужили.

Михаил Соколов: Уж Бекетову-то эти деньги точно не помешают на лечение.

Николай Левичев: Можно говорить о том, что могли быть другие формы поддержки, и не надо было столько ждать, но это уже вопрос второй.

Михаил Соколов: И ваше отношение к Владимиру Владимировичу Путину.

Николай Левичев: Я считаю, что Владимир Владимирович Путин - на сегодняшний день де-факто самая влиятельная политическая фигура в стране.

Михаил Соколов: То есть вы не расходитесь с журналом «Forbes», который поставил его на второе место в мире.

Николай Левичев: А что касается оценки деятельности, то я отсылаю к своему выступлению при отчете председателя правительства перед Государственной Думой весной этого года.

Михаил Соколов: А он успешно справляется с деятельностью премьер-министра?

Николай Левичев: Там, где он неуспешно справляется, мы его критикуем. В частности, при принятии бюджета, внесенного председателем правительства в Государственную Думу.

Михаил Соколов: А почему ваша фракция голосовала против принятия закона о здравоохранении? Там же были сделаны под нажимом господина Рошаля какие-то поправки и так далее.

Николай Левичев: Я скажу по памяти: примерно из 420 поправок, которые вносила Национальная медицинская ассоциация под руководством Рошаля, было учтено порядка 100 с небольшим поправок. Значит, все-таки практически три четверти поправок не было учтено. Мы считаем, что, во-первых, название закона не соответствует его сути, там речь идет не о здравоохранении. А во-вторых, ползучая коммерциализация здравоохранения, образования и культуры по-прежнему, с нашей точки зрения, является ключевой ошибкой правительства.

Михаил Соколов: Андрей из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Если вы придете в Думу, то какие два закона вы примите: один внешнеполитический, другой внутриполитический? И я слышал, что Министерство обороны России продает объекты по всей стране. Показывают санатории, недвижимость и так далее. Это что, новый коррупционный скандал?

Николай Левичев: По поводу двух законов. Наша предвыборная программа существует в двух форматах. Первый – это формат, где в 15 разделах мы по проблемным полям высказываемся. Второй формат называется «Пять шагов к справедливости», где мы на каждый год – 2012-2016 годы – запланировали внесение определенных законопроектов. 15 законопроектов в 2012 году, 13 – в 2013-ом. Вы можете на сайте «spravedlivo.ru» увидеть специальную плашку «Пять шагов к справедливости». Вы можете посмотреть полсотни законов, которые мы либо уже подготовили, либо готовим для того, чтобы в течение пятилетнего срока вносить в Государственную Думу.
Что касается Министерства обороны. Ну, мне навскидку трудно судить. Я встречался в формате один на один с министром Сердюковым, обсуждал целый ряд проблем. Есть реальная проблема, что на балансе Министерства обороны действительно находится очень много так называемых непрофильных активов. Поэтому делается попытка вывести эти активы с баланса Министерства обороны и привлечь для обслуживания армии соответствующие структуры, чтобы они кормили, обували, одевали, обеспечивали быт военнослужащих. И наверное, санаторий – это не военный объект.

Михаил Соколов: Ну и контролировать этот процесс, наверное, надо.

Николай Левичев: А последить, чтобы там не было «распила», все общество в этом заинтересовано.

Михаил Соколов: Владимир из Кемерово, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. «Единая Россия» - это у нас главная партия. А «Справедливая Россия» - дублер. Пройдет некоторое время, дискредитирует полностью себя «Единая Россия», и тогда ее место займет «Справедливая Россия».

Михаил Соколов: Николай Владимирович, вы себя дублером чувствуете?

Николай Левичев: Во всем мире баланс и достигается тем, что граждане имеют возможность отдавать предпочтение той или иной политической силе. И если одна из них себя дискредитировала, и большего доверия заслуживает другая, то это приводит к передаче власти не революционным, а эволюционным путем. Дублер бывает у космонавтов, а в политическом смысле бывает оппозиция. «Справедливая Россия» себя чувствует оппозиционной политической силой, которая набирает мускулы политические и надеется, что на каком-то этапе будет способна прийти к управлению страной или, во всяком случае, на разных уровнях законодательной и исполнительной власти.

Михаил Соколов: Вы в начале кампании говорили о возможности соглашений коалиции с Компартией. Вы получили ответ? В чем-то сотрудничество так называемых левых сил будет?

Николай Левичев: Вразумительного ответа мы не получили. В ответ мы получили перечисление каких-то условий, при соблюдении которых...

Михаил Соколов: Поддержать Зюганова на президентских выборах?

Николай Левичев: Но политические реалии таковы, что во многих регионах наши партийные товарищи с коллегами из КПРФ достигают взаимодействия, взаимопонимания. Мы подписываем соглашение о совместном контроле над днем голосования, над подсчетом голосов. На сегодняшний день, наверное, это главная точка нашего возможного сотрудничества, потому что все мы заинтересованы, прежде всего, в том, чтобы зафиксированные результаты как можно точнее отражали реальное волеизъявление наших граждан.

Михаил Соколов: А вы уже подготовили наблюдателей, и сколько, как? Часть регионов просто же невозможно закрыть наблюдателями, например Кемеровскую область. Ну, известно, что там происходит. Или Северный Кавказ.

Николай Левичев: Закрыть наблюдателями можно и Кемеровскую область, и Кавказ. Другое дело, окажет ли это решающее воздействие на фиксацию результатов. Уверяю вас, мы и в Кемеровской области готовим наблюдателей, и в Кемеровской области нами выдвинуты своевременно члены избирательных комиссий с правом решающего и совещательного голоса. Мы эту работу вели в течение последних полутора лет. И все территориальные и участковые избирательные комиссии будут закрыты нашими представителями. Конечно, в каких-то регионах нам удастся удержать реальный результат, в каких-то, наверное, мы еще будем слабоваты. Но наши мускулы растут с каждым днем, месяцем, тем более – годом.

Михаил Соколов: «Я за КПРФ, но чтобы «Справедливая» тоже была в Госдуме, лишь бы жуликов и воров везде было поменьше», - написал нам Олег Анатольевич.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG