Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о Викторе Буте и Кремле


Москва также заявила о намерении добиваться возвращения Виктора Бута на родину

Москва также заявила о намерении добиваться возвращения Виктора Бута на родину

В среду, 2 ноября, в Нью-Йорке по делу россиянина Виктора Бута был оглашен вердикт суда присяжных – его признали виновным в попытках продать оружие колумбийской террористической группировке ФАРК. По данным следствия, представленным в федеральном суде Нью-Йорка, где проходит процесс по делу 44-летнего Бута, бывший советский офицер рассчитывал получить от поставок оружия ФАРК миллионы долларов. Российский МИД обвинил власти США в давлении на судебный процесс.


Владимир Кара-Мурза: МИД Российской Федерации намерен добиться экстрадиции Виктора Бута в Россию. Как сообщил директор департамента информации МИД России Александр Лукашевич, ведомство будет предпринимать все меры для обеспечения законных прав российского бизнесмена.
Напомним, что присяжные в США единогласно признали Бута виновным в сговоре с целью убийства американцев и официальных представителей США, попытке приобретения и продажи ракет и поддержке терроризма через сотрудничество с колумбийской группировкой "Революционные вооруженные силы Колумбии". Буту грозит от 25 лет лишения свободы до пожизненного заключения.
Прокуратура представила записи, согласно которым Бут рассчитывал заработать миллионы, поставляя оружие колумбийским повстанцам. Согласно позиции обвинения, представлявшиеся боевиками американские агенты явно дали понять потенциальному продавцу, что собираются использовать это оружие для нападений на военнослужащих армии США, оказывающих помощь колумбийскому правительству.
Ранее в среду депутаты российской Государственной Думы - Лукьянова, Сеченов, Драпеко, Иванов, Гудков, Аксенова, - направили послание судье округа Манхэттен Шире Шейндлин, которая ведет дело Виктора Бута. Депутаты отметили, что "на деле Бут находится в черных списках "Талибана" и "Аль-Каиды", потому что он организовал побег российских летчиков из плена талибов".
Чем вызвано беспокойство Кремля за судьбу Виктора Бута?
Об этом мы сегодня беседуем с Дмитрием Сидоровым, независимым журналистом, пишущим для "Форбс" и "Новой газеты", Сергеем Бутом братом Виктора Бута, Игорем Коротченко, главным редактором журнала "Национальная оборона" и Кирой Лукьяновой, членом думского комитета по международным делам, депутатом от фракции "Справедливая Россия".
Велико ли внимание американского общества к делу Виктора Бута?

Дмитрий Сидоров: Это достаточно серьезное дело. Несмотря на то, что большая часть людей обращает внимание на экономические проблемы, ситуацию в Греции, дело Бута довольно интересно. Я бы сказал, что оно занимает часть умов в Соединенных Штатах, безусловно.

Владимир Кара-Мурза: В чем суть обращения, которое вы в числе других депутатов подписали и направили судье округа Манхэттен?

Кира Лукьянова: Самое главное, мы хотели обратить внимание судьи и присяжных на то, что Бут прежде всего – это прежде человек. И то, что он совершил или не совершил, или собирается совершить, это в принципе не злодеяние, а намерение было. Поэтому в нашем письме самое главное было то, что мы характеризовали его как человека достойного, который хороший семьянин, который любит детей, который заслуживает лучшего, всего того, чего он не заслужил за эти годы. Естественно, в этом письме мы просили об объективности, обратить внимание на личность Бута, а не на те ярлыки, которые уже навесили СМИ. Например, американские СМИ, другие СМИ, то, что барон оружейный, еще что-то. Это не барон – это человек. Нужно соблюдать международные нормы.

Владимир Кара-Мурза: Какими путями, по вашим данным, новейшие российские вооружения попадают в частные руки?

Игорь Коротченко: Дело в том, что в России существует четкая система оружейного экспорта, которая в принципе не может привести к тому, что российское оружие, особенно новейшие образцы могут попасть в руки либо каких-то нежелательных режимов, либо террористических группировок, либо повстанческих группировок. У нас есть официальный посредник, спецэкспортер – это Рособоронэкспорт. И это экспорт российского оружия, заключение любых оружейных сделок возможно при выполнении целого ряда условий. Первое условие это то, что поставка тех или иных вооружений тем или иным странам не приведет к каким-либо последствиям, связанным с изменением режима безопасности в регионе, либо каким-либо еще последствиям. Здесь идет анализ по линии и российских спецслужб, и собственно внешнеполитического ведомства, МИДа и целого ряда других министерств и ведомств. Кроме того обязательным условием поставок является то, что покупатель предоставляет сертификат конечного пользователя. То есть это официальная правительственная гарантия страны-покупателя российского оружия о том, что не будет никаких реэкспортных последующих сделок. Таким образом мы действуем в строгом соответствии с нормами международного права. Кроме того, по итогам каждого года Россия предоставляет в специализированный реестр Организации Объединенных Наций перечень сделок и те страны, куда продается российское оружие. Поэтому утверждать о том, что якобы мы вооружаем какие-то террористические группировки, что якобы новейшие российские разработки попадают в руки неизвестно кого – это абсолютно бездоказательные заявления.

Владимир Кара-Мурза: Как по вашим данным, насколько давно ваш брат находился в поле зрения западного правосудия?

Сергей Бут: Его правосудием западным очень сложно назвать, потому что скорее не правосудие, а навешивание ярлыков. Потому что стали заниматься этим в первую очередь ооновские эксперты, которые готовили несколько докладов по Африке, в том числе их задача была одна – найти, извините меня, мальчика для битья, чтобы показать свою бурную деятельность в этом регионе, хотя фактически они ничего не делали. Непосредственный виновник всего этого – это Йохан Пелеман, который работал в полиции Бельгии, а потом успешно после того, как начал заниматься делом Виктора, перешел в ооновские структуры и стал ведущим специалистом, возглавляет комиссию по вооружениям. Каким образом эти вооружения попадают в Африку, находясь в дубайской гостинице, и из окон этой гостиницы он видит весь африканский континент и контролирует всю ситуацию. Я это все рассказываю потому, что таким же образом они создавали доклад, находясь в этой же гостинице. Поэтому наклеивание ярлыков – это их правило, их вид деятельности. И сами понимаете, в связи с чем остальное пошло. Америке таким образом было созвучно не находить реальных террористов, которых они сами, кстати говоря, порождали, как Усама бин Ладен. Его тренировали, создавали, он лучший друг Джорджа Буша. Они создали образ врага в лице Виктора Бута, а тем более россиянина, дабы усложнять все время отношения между Россией и Соединенными Штатами Америки. Предыдущий товарищ, который высказывался о том, что в Америке определенные круги заняты этой темой, с ним не соглашусь, о нем никто не слышал, никто не знает. Начали слышать после того, как начался процесс над ним и как началась массированная атака медийных групп, которые конкретно проводили фильм "Оружейный барон", потом выкладывали на сайтах, во всех телевизионных передачах об этом говорили. Какая-то часть населения может быть обратила внимание. Но там его фактически никто не знает и никто не слышал о нем.

Владимир Кара-Мурза: Андрей Пионтковский, ведущий научный сотрудник Института системного анализа Российской академии наук, не питает иллюзий относительно рода занятий подсудимого.

Андрей Пионтковский: Виктор Бут в течение двух десятилетий возглавляет собственную империю по продаже оружия. Собственно никогда этого не скрывал. Ясно, что начать эту деятельность, которую он начал молодым 20-летним лейтенантом, он не мог бы без сотрудничества с очень высокими покровителями как в Министерстве обороны, так в военно-промышленном комплексе. А если поверить тем записям, которые были представлены американскому суду, в которых он обсуждал поставку сотни переносных ракетных комплексов, такие сделки вообще не могли бы осуществляться без санкции высшего политического руководства. Поэтому Буту есть, что рассказывать американским следователем в случае его так называемой сделки с правосудием. В связи этим не вызывает удивления, что Москва особенно в последнее время, когда стало ясно, что дело серьезное, и даже самые лучшие адвокаты Буту не помогут, повысило уровень активности в деле Бута. Тем более, что Алла Бут, жена Виктора, в своих многочисленных интервью отпускает недвусмысленные упреки по адресу российских властей о том, что пора бы в конце концов российской власти заботиться о своем гражданине. Это некий месседж Бута своим покровителям, что, ребята, пора меня оттуда вытаскивать. Здесь время и для дипломатических усилий, и для каких-то закулисных попыток, закулисных сделок с американцами по поводу судьбы Бута. Я думаю, российская власть будет этим активно заниматься.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG