Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

30 лет Ленинградскому рок-клубу


Олег Гаркуша

Олег Гаркуша



Марина Тимашева: 5 ноября в Петербурге, во Дворце Спорта ''Юбилейный'' пройдет концерт в честь 30-летия Ленинградского рок-клуба. На сцену выйдут Юрий Шевчук, Борис Гребенщиков, ''Алиса'', ''Пикник'', ''Мифы'', ''АукцЫон'', ''Телевизор'', ''Авиа'' и другие группы. Рассказывает Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Уникальность юбилейного концерта во Дворце спорта ''Юбилейный'' состоит прежде всего в том, что легендарные музыканты, корифеи ленинградского рока - ''Алиса'', ''ДДТ'', ''Аквариум'', ''Пикник'', ''АукцЫон'', ''Телевизор'', ''АВИА'', ''экс-''Ноль'' ''Н.О.М.'', ''Мифы'', ''Пилот'' выйдут на сцену вместе. Открывать концерт будет группа ''Алиса'', закрывать – группа ''Мифы''. Организаторы утверждают, что больше такого состава не будет никогда. Это замечательное событие, - говорит известный рок-музыкант Олег Гаркуша.

Олег Гаркуша: Группа ''АукЫцон'' никогда не знает, что играть будет, поэтому я не знаю, чего ждать, по крайней мере, от нас, какие песни мы будем исполнять. Может быть, старые песни, может быть, это будут песни из нового альбома, который мы недавно выпустили, не знаю. По ситуации. И, опять же, не так много времени - 15 минут всего. Сколько там? 2-3 песни. А у ''АукцЫона'' длинные песни, значит — одна.

Татьяна Вольтская: Много групп будет выступать?

Олег Гаркуша: 11 исполнителей. Может, если Саша Чернецкий появился, то уже 12. Может, еще кто-то появится. Поэтому с 6-ти часов до 11-ти.

Татьяна Вольтская: Это не так мало.

Олег Гаркуша: Да, с другой стороны - странно. Может, какие-то коллективы будут играть и больше, не 15 минут, а полчаса, которые круче нас.

Татьяна Вольтская: А, вообще, 30 лет року ленинградскому - это что для вас?

Олег Гаркуша: Понимаете, мы же тогда совсем молоденькие были, по 20 лет было нам, и никто не думал, что будет дальше. Нам бы сыграть. А уж когда концерты какие-то появлялись, так это вообще была радость неимоверная. Тем более, что мы почти 30 лет играем, сыграно такое количество концертов, я не считал, но, думаю, что очень много. Но, слава богу, что мы живы, здоровы. Это важно.

Татьяна Вольтская: А что вспоминается из тех времен?

Олег Гаркуша: Свобода - слово красивое, но, несмотря на то, что нас вязали, запрещали и все остальное, была свобода, вот не знаю, почему. Сейчас можно все, что хочешь говорить, хоть штаны снять, но это все не то. А вот тогда было ''то''. Если бы то время вернуть сейчас, было бы очень неплохо.

Татьяна Вольтская: А в чем дело?

Олег Гаркуша: Понимаете, я выхожу на улицу, делаю себе ирокез и мне классно. Я понимаю эту молодежь, которая странно одевается. Она не потому одевается, чтобы кого-то удивить, она для себя одевается, себе сделать классно, что она свободна, что она может выйти.

Татьяна Вольтская: Знак внутренней свободы?

Олег Гаркуша: Вероятнее всего. Я думаю, что это будет всегда.

Татьяна Вольтская: Для вас это вспоминается, да?

Олег Гаркуша: Конечно. Сейчас все очень хорошо, замечательно, у нас есть концерты, мы едем в город, даем концерт, все счастливы, все рады, все плачут или еще что-то такое, все здорово. Но такого дыхания, как когда мы подходили к Рок-клубу с Невского на Рубинштейна, когда уже была толпа, все веселые такие, глаза были горящие у всех - мы идем на концерт! А сейчас люди тоже идут на концерт, возможно, они тоже радуются, но как-то я не очень замечал, чтобы так же, как тогда. Тогда все было по наитию, совершенно спонтанно, все по цепочечкам. Вот я вел дискотеки, я познакомился с Андреем Бурлакой, познакомился с Рок-клубом, я потом окончил курсы диск-жокеев Наташи Веселовой и Нины Барановской с незалитованной еще программой, она познакомила с Гребенщиковым, Гребенщиков познакомил с Цоем. Мы вступили в Рок-клуб, и так далее. Вот такие цепочки событий. В 1985 году была замечательная программа «Вернись в Сорренто». Мы всех убрали напрочь, все просто визжали. То, что мы шли, у нас цели особой не было, чтобы как сейчас у молодых - денег побольше, славы сразу же. Нам играть хотелось, песни сочинять — вот, что для нас было самым главным. А все остальное к нам пришло - пришла слава, мы — легенда, мы - культовый коллектив. Но сколько было коллективов, которые очень хорошие - и ''Народное ополчение'', и ''Младшие братья'', и ''Джунгли'', и кого только не было - нет их сейчас, к сожалению. Поумирало очень много людей. Поэтому десять коллективов осталось, а было очень много.

Татьяна Вольтская: Но десять - это хороший итог?

Олег Гаркуша: Хороший. Слава богу, что хоть десять осталось.

Татьяна Вольтская: Итоги 30-летия существования легендарного ленинградского рока каждый видит по-своему. Говорит историк русской рок-музыки Андрей Бурлака.

Андрей Бурлака: Мы на самом деле встретили 30 лет 7 марта текущего года. По иронии судьбы встретили мы его вдвоем практически с Колей Михайловым, так уж получилось, в клубе ''Камчатка''. Там еще какой-то народ был, мы... Из тех, кто реально имел отношение к Рок-клубу, были только мы с ним. Но в этом есть даже какой-то символизм: второй президент Ленинградского рок-клуба и первый президент Петербургского рок-клуба. Так, видимо, это и было судьбой запланировано. Хорошо, что мы дожили до этого времени, хорошо что мы не потеряли чувство юмора, чувство рок-н ролла, в общем, такого здорового куража.

Татьяна Вольтская: А почему 7 марта и сегодняшний?
Андрей Бурлака: Понято, что такой концерт организовать стоит больших денег и мощной организационной базы. У Петербургского рок-клуба пока нет наработанной команды, чтобы это сделать, финансовой поддержки, а у Ленинградского нет ничего, кроме его бывшего президента Коли Михайлова. Поэтому понятно, что у него тоже таких возможностей нет. Вот нашлась компания, которая проводит огромное количество концертов, многие из которых действительно хорошие, вот из недавних я назову замечательный юбилей, 30-летие группы ''Пикник'', которая мне очень понравилась, которая была вообще рекордом - там 8 тысяч зрителей на концерте, это радует, это внушает надежду, потому что это значит, что публика в этой стране еще полноценная. Отметить круглую дату не успели, значит, нужно сделать тогда, когда будет удобно. Вначале мы решили, что весь год должен быть юбилейным, а на будущий год еще какой-то юбилей найдется, потом еще какой-то, сейчас будут сплошные юбилеи, круглые даты, и это хороший повод как-то напомнить людям о том, что вот такая страница в истории страны существовала и она остается актуальной. Борзыкин сказал, правда, что, к сожалению, кольцо времен совершило полный круг, и мы сейчас опять находимся в той ситуации, когда актуальные песни мешают нам жизнь, рыба гниет с головы и мое поколение молчит по углам.

Татьяна Вольтская: Какие из событий тех лет вам вспоминаются как знаковые, самые главные?

Андрей Бурлака: Для меня самым первым концертом, который меня убедил в том, что это попытка создать Рок-клуб будет реальная, это концерт 3 или 5 мая 1981 года в ДК ''Невский''. Это был потрясающий по энергетике концерт. Конечно, первый фестиваль, май 1983 года, ощущение такого праздника, торжества, совместной победы. Непонятно, над кем, но понимаешь, что мы что-то прорвали, что-то победили. Какие-то отдельные концерты потрясающие, например, смешной концерт 1985 года, когда в одном концерте играли еще не очень сильно знаменитые три группы - ''Кино'', ''Алиса'' и ''Джунгли''. И во всех трех группах играл Игорь Тихомиров на бас гитаре. У него была курточка кожана такая, и он сначала от нее рукава отстегнул, потом вывернул наизнанку, чтобы в каждой группе выглядеть хотя бы по-другому. Вот таких моментов очень много. Я думаю, что когда я книжку закончу о Рок-клубе, я там постараюсь писать не только серьезные вещи, а о каких-то счастливых моментах. Для меня там Рок-клуб закончился на фестивале на Зимнем стадионе - там не было никакого конкурса, никаких жюри, никаких призов, это был только праздник музыки, первый в истории рок музыки фестиваль, собравший огромную аудиторию, потрясающую по тем временам, на котором не было никого из тогдашних звезд, и даже их отсутствия никто не заметил, там не было, по-моему, ни ''Аквариума'', ни ''Зоопарка'', ни ''Кино'', а были сравнительно молодые, никому не известные группы, были гости в лице ''Группы продленного дня'' и группы ''Чай-ф'' которую я имел глупость пригласить тогда. Это было таким энергетически мощным, таким разным по жанру, по стилю, что я понял, что мы, наконец, преодолели эту звездность, эта страница закрыта и можно смело двигаться дальше. И дальше уже начинается другая эпоха, и это будет другая моя книжка.

Татьяна Вольтская: 30 лет – не шутка, но силы еще есть, – говорит лидер группы ''Телевизор'' Михаил Борзыкин.

Михаил Борзыкин: Счетчик тикает, но пока еще крылышки иногда расправляются , можно полетать. Вспоминается атмосфера юношеской безалаберной активности, которая была, как ни странно, школой жизни для нас. Потому что мы рухнули полностью в это дело в 1984 году, окончательно забросив все свои университеты, институты, и проснулись где-то в 90-м. Хотя бы очухались, потому что количество событий на единицу времени невероятное.

Татьяна Вольтская: А вообще-то, Михаила Борзыкина радуют не столько воспоминания, сколько сегодняшний день: он говорит, что еще вчера он чувствовал себя белой вороной, когда пел свои протестные песни, а сегодня их поет все больше коллективов. Духота, сгущающаяся в политической атмосфере страны, по мнению музыканта, начинает осознаваться всеми и заставляет набирать в легкие побольше свежего воздуха. 30 лет – это важная дата и для драматурга, журналиста, поэта, писателя, одного из основателей рок-группы ''Аквариум'' Анатолия Гуницкого.

Анатолий Гуницкий: Я очень многое вспоминаю, потому что Рок-клуб это была реальная и большая доминантная часть жизни тех лет для меня. Я там провел очень много времени, много дней, ночей, вечеров и утр, то есть это все была такая лавина, которая захлестнула очень многое не только в моей жизни. Но, самое главное, что во всем этом есть такое радостное ощущение первооткрывателей - это было впервые в самом деле, и самое ценное, самое главное, что клуб тогда не был клубом в современном понимании слова. Сегодня клуб это что-то более конкретное, это место, где проходят концерты. В том Рок-клубе это тоже было, конечно, хотя не сразу. Но там был момент какого-то именно общения, взаимопонимания, взаимопомощи музыкантов. Сегодня этого не то, что нет, но это другая эпоха, теперь это не столь нужно. Хотя я не могу сказать, что нужно, потому что там уже молодые ребята теперь этим занимаются - в других клубах, другие группы - у них свое сознание, и мне оно примерно понятно, но только примерно, потому что я на много лет их старше. Как им не очень понятно то, о чем думаем мы теперь и о чем думали тогда. Другая жизнь просто.
XS
SM
MD
LG