Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватель РС Кирилл Кобрин - о возвращении интереса к ситуационизму


Фрагмент обложки книги Маккензи Уорка "Под мостовой – пляж: повседневность и великолепие Ситуационистского Интернационала"

Фрагмент обложки книги Маккензи Уорка "Под мостовой – пляж: повседневность и великолепие Ситуационистского Интернационала"

В британо-американском издательстве "Verso" опубликована книга профессора Новой школы в Нью-Йорке Маккензи Уорка "Под мостовой – пляж: повседневность и великолепие Ситуационистского Интернационала". По словам автора, он попытался рассказать об известных идеях движения, созданного французским философом Ги Дебором в середине XX века читателю, живущему в веке XXI.

О ситуационистах и посвященной им книге рассказывает обозреватель РС Кирилл Кобрин.

– Кто такие ситуационисты, и почему сегодня их идеи продолжают изучать и даже посвящают им книги?

– Сразу после первого так называемого Конгресса Интернационала Ситуационистов – он прошел в Италии в 1957 году и превратился, попросту говоря, в попойку, продолжавшуюся несколько дней, – был выпущен специальный номер их боевого печатного органа, в котором Ги Дебор, предводитель ситуационистов, дал основные определения, связанные с этой группой. В частности, там было сказано, что ситуационисты – это люди, которые занимаются революционной деятельностью, а именно – созданием так называемых "специальных ситуаций", подрывающих изнутри "буржуазную повседневность" и, тем самым, революционизирующих жизнь. Это движение представляло собой радикальную группу, которая использовала модернистское, авангардное визуальное искусство, кино, поэзию для того, чтобы вести подрывную революционную деятельность.

Подрывная революционная деятельность заключалась в том, что – это касается ситуационистов в пятидесятые годы, в следующем десятилетии все поменялось, – бродя по городу, они создавали некие "ситуации" или воспринимали свое окружение, как некую заданную ситуацию, из которой они делали соответствующие выводы. Например, вы садитесь в трамвай и видите, что в вагоне рядом с вами три человека одеты в черное, а один – в красное. Вы можете на это обратить внимание, можете не обратить, но вы можете прочитать это как некую ситуацию, например, преобладание фашизма над коммунизмом, раз три черных и один красный, и т. д. На этом основании вы можете даже создать воображаемую "политическую карту Парижа". В общем, деятельность этой странной компании, конечно, в основном сводилась к попойкам, скандалам и выдвижению самых невообразимых лозунгов, но в мае 1968 года, во время беспорядков в Париже, это очень сильно аукнулось – лозунги ситуационистов стали лозунгами студентов на баррикадах Сорбонны. Во-вторых, когда Ги Дебор написал в конце 60-х главную свою теоретическую книгу, которая до сих пор читается левыми с большим интересом, – это "Общество спектакля" (в обиход вошел не очень удачный русский перевод, на самом деле "Общество зрелища").

– Вы не ответили на вторую часть моего вопроса. Почему сегодня их идеи продолжают изучать?

– В частности, причина в том, что одной из составных частей ситуационизма была так называемая "психогеография". Психогеография – своего рода дрейф человека по городу. Город воспринимался как океан со своими водоворотами, течениями... Вот вы дрейфуете по нему, и периодически городской ландшафт – в сочетании с людьми, облаками на небе и прочим – создает некую "ситуацию", которую вы воспринимаете или психически, или политически, или как угодно. Эта психогеографическая составляющая ситуационизма действительно стала популярной и в 70-е, и в 80-е, и в 90-е, а сейчас происходит новое ее возрождение – прежде всего, в англоязычной прозе и эссеистике.

– Чем книга Маккензи отличается от предыдущих книг, которые были посвящены ситуационистам?

– Изложением взглядов не только самого Дебора и не столько его, сколько мощных теоретиков, которые его окружали. Я назову только двух – художника Асгера Йорна и очень известного марксистского французского философа Анри Лефевра. Изложение их взглядов с привязкой к ситуационизму – важная часть книги Уорка. Это первое. Второе – это то, что в ней теоретические части перемешаны с живой историей ситуационисткого движения. Третье: Маккензи Уорк – известный левый активист. И до того, как он стал профессором, он участвовал в разных радикальных группах. Уорк – автор знаменитой, нашумевшей несколько лет назад книги "Хаккерский манифест".

С самого начала и движение леттристов, которое предшествовало ситуационизму, и ситуационизм включали в себя массу разных людей. Это были и почти шпана, и просто хулиганы, и непризнанные поэты, и наркоманы, и алкоголики, и кого там только не было. Я не могу сказать, что о них никто не знал. Во всех книгах, написанных до Маккензи Уорка, эти люди упоминаются. Многие из них, в свое время исключенные из движения недрогнувшей рукой Ги Дебора, такие как Исидор Изу, Иван Щеглов, сын русских эмигрантов, – на слуху. Но вот показать, какую роль свита – как бы свита, с точки зрения Дебора – сыграла в движении, было исключительно важно. Я думаю, что один из успехов небезупречной, надо сказать, книги Уорка, заключается в том, что он смог это показать.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG