Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Андрей Пионтковский - о выборах в США и России


Андрей Пионтковский

Андрей Пионтковский

Остается год до президентских выборов в США. Наблюдатели обращают внимание на такую закономерность политической жизни в Соединенных Штатах Америки: вне зависимости от персональных характеристик того или иного главы государства и сиюминутной общественной ситуации, борьба за пост президента неизменно оказывается конкурентной, жесткой, исход ее не определен до самого дня голосования.

Об этом в интервью Радио Свобода размышляет политолог Андрей Пионтковский.

- Есть какой-то сильный ход, который позволил бы сделать успешной избирательную кампанию Обамы?

- Мне кажется, команда его ближайших советников и пиарщиков уже давно исчерпала все возможные эффектные ходы. Тот факт, что многие из них его покидают под благовидными предлогами, подтверждает это. Единственным ходом могут быть только серьезные улучшения в американской экономике, прежде всего, в таком ключевом аспекте, как уровень безработицы.

- Что удалось сделать Обаме за три года пребывания в Белом доме?

- Мао Цзэдун ответил на вопрос об итогах Французской революции: слишком рано говорить об этом. Слишком рано говорить о результатах реформы здравоохранения. Это станет или провалом, или, даже в случае умеренного успеха, социальным достижением, сравнимым со временами Великого общества Джонсона для США.

- Обама пришел в Белый дом на волне большого политического воодушевления. В чем его главная ошибка?

- Это воодушевление не настолько было связано с будущим. Я в это время работал в США, и помню эту атмосферу. Во всяком случае, ту, в которой жил вашингтонский интеллектуальный бомонд. Для очень многих американцев избрание чернокожего президента означало, что полностью закрывается одна из самых тяжелых страниц американской истории. И это воодушевляло очень многих белых либералов-интеллектуалов. Не говоря, конечно, о поддержке афроамериканцев.

- По крайней мере, за последние два десятилетия я не припомню избирательной кампании в США, исход которой у социологов или у политологов не вызывал бы сомнений накануне голосования. Тем более, за год до голосования, никто не решился бы назвать имя нового президента США. Тем не менее, несмотря на все неудачи Обамы, вы ожидаете серьезную политическую борьбу?

- Конечно, никакой игры в одни ворота не будет, несмотря на все явные стратегические и психологические преимущества Республиканской партии. Не забывайте, что у действующего президента в американской политической жизни имеются большие преимущества. Я помню, только два случая, когда действующие президенты в современной Америке проиграли выборы - это Картер и старший Буш. Но оба эти случая исключительные. Американцев очень мало волнует внешняя политика. Основное - это состояние экономики.

- В США, как правило, до самого конца непонятно, кто станет президентом. А в России все так понятно, что, кажется, можно выборы и не проводить. В чем загадка?

- В Северной Корее тоже давно понятно, кто будет править страной, хотя там тоже какие-то выборы проводятся. Мы еще не Северная Корея, но, я думаю, половину пути от американской модели к северокорейской мы уже прошли. Особенно после съезда "Единой России" 24 сентября, когда (это сейчас понимает весь политический класс России) Путин практически объявил свою пожизненную личную диктатуру.

- Что вы имеете в виду, говоря о том, что действующий президент США имеет преимущество на выборах? Сравнимо ли это с тем административным ресурсом, который используется на российских выборах?

- В чем-то сравнимо. Основное преимущество президента - это исполнение им президентских функций. Он встречается с государственными деятелями, совершает зарубежные визиты, дает свои пресс-конференции. Это как бы не является частью предвыборной кампании, это текущая деятельность президента. Он не играет в бадминтон, и не устраивают гонки на комбайнах. Этот административный ресурс ограничен действительно необходимыми для главы исполнительной власти функциями. Наши лидеры не вылезают с экранов. Это не единственный их административный ресурс. Они, например, могут обеспечить невозможность выдвижения оппозиционного кандидата? Если бы Обама потребовал у всех кандидатов Республиканской партии собирать по 20 миллионов подписей, а потом браковал бы их, это можно было бы сравнить с ресурсом российских лидеров.

- В США возможны нечестные выборы – в понимании российской оппозиции?

- Возможны какие-то мелкие нарушения, которые даже технически неизбежны. Эксперимент на эту тему был поставлен, как мы помним, во время первых выборов Буша в 2000 году. Там несколько раз пересчитывали голоса в штате Флорида. Такие институты демократического общества, как существование независимой прессы, оппозиционных партий, независимых судов, делают фальсификацию выборов невозможно. Она не входит в инструментарий американских политтехнологов.

Этот и другие важные матери алы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG