Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Антикризисный фонд ЕС: потребности роста


На недавнем саммите "большой двадцатки", как и на всех международных форумах последнего времени, также обсуждали проблемы стран еврозоны

На недавнем саммите "большой двадцатки", как и на всех международных форумах последнего времени, также обсуждали проблемы стран еврозоны

В Брюсселе 7 ноября встречаются министры финансов 17 стран еврозоны. По решению последнего саммита Европейского союза, им предстоит определить, как увеличить объемы действующего в Европе Антикризисного фонда сразу в несколько раз.

Расширить фонд страны еврозоны уже пытались. Напомним, фонд был создан весной 2010 года – на тогдашнем пике кризиса в Греции. Общий объем фонда был определен в 750 млрд. евро, из которых 250 млрд. – доля Международного валютного фонда, и 500 млрд. – вклад самого Европейского союза. Из этих 500 млрд. евро 60 млрд. составляет доля резервов Европейской комиссии и 440 млрд. евро – гарантии стран еврозоны пропорционально объемам национальных экономик. Поэтому главный гарант-вкладчик этого фонда – Германия, доля которой превышает 27 процентов, доля Франции – 20 процентов, Италии – 18 процентов.

Под эти гарантии правительств стран Евросоюза Антикризисный фонд выпускает собственные облигации, предоставляя нуждающимся странам (на сегодня – Ирландии и Португалии) вырученные от их продажи средства по частям в виде кредитов. Однако реально фонд может выпустить своих облигаций лишь примерно на половину этой суммы. Ведь его пайщиками являются не только страны еврозоны с наивысшими кредитными рейтингами, как Германия, или Франция, но и те самые "проблемные" страны региона. Поэтому при общем объеме гарантий на 440 млрд. евро, то есть под минимальный рыночный процент, фонд может выпустить своих облигаций на сумму лишь примерно 200-250 млрд. евро.

Вот почему еще в марте 2011 года было решено не только почти удвоить европейскую часть Антикризисного фонда – с 440 млрд. евро до 780 млрд., но и разрешить некоторым странам-пайщикам вносить свой вклад как в виде гарантий, так и непосредственно деньгами. Это решение было напрямую связано с кризисом доверия финансовых рынков к так называемым "периферийным" странам еврозоны, отмечал аналитик Deutsche Bank во Франкфурте Николаус Хайнен:

– Если вклад этих стран в Антикризисный фонд ЕС составляют лишь их гарантии, нетрудно представить и общий имидж этого фонда для инвесторов. А наличные средства, пусть даже и небольшие, все же создают определенное доверие.

На саммите Евросоюза в конце июля было решено наделить Антикризисный фонд еврозоны новыми полномочиями, после чего президент Франции Николя Саркози сравнил его с Международным валютным фондом. В определенной мере такое сравнение действительно уместно, полагает руководитель аналитического отдела банка Unicredit в Мюнхене Кристиан Вебер. Во-первых, полномочия выкупать у частных владельцев, то есть на вторичном рынке, гособлигации отдельных стран ЕС можно сравнить с полномочиями МВФ. Во-вторых, возможность так называемого "превентивного" кредитования стран – еще до возможных кризисов, на этапе, когда финансовая ситуация в них лишь обостряется, – тоже традиционная функция Международного валютного фонда. И, в-третьих, полномочия продлевать срок выданных странам кредитов и снижать проценты по ним.

– Возникает важный инструмент предотвращения кризисов, подобных греческому, – говорит Вебер. – И желательно, коль скоро его сравнивают с МВФ, чтобы и сам европейский Антикризисный фонд был существенно расширен.

К концу октября планы расширения как объемов Антикризисного фонда, так и его полномочий были одобрены парламентами всех 17 стран еврозоны, однако реально, как отмечают европейские эксперты, они заработают лишь в 2012 году. На том же саммите Евросоюза, в конце июля, все его участники фактически согласились с тем, что сама идея расширения Антикризисного фонда за счет новых гарантий стран-участниц и тем более их денег встречает нарастающее неприятие европейских налогоплательщиков, то есть избирателей. И с тех пор фокус всех споров об Антикризисном фонде сместился в сторону таких вариантов, которые, с одной стороны, позволили бы расширить его реальный потенциал с нынешних 200-250 млрд. евро хотя бы до 1 трлн. евро, то есть в 4-5 раз, а с другой – не требовали бы увеличения взносов в него стран-пайщиков. 28 октября эти планы были оформлены уже как принципиальное решение саммита Европейского союза.

Тем не менее, многие эксперты и даже некоторые европейские политики полагают, что и такие объемы фонда вряд ли смогут успокоить финансовые рынки – не только в Европе, но и за ее пределами. По экспертным оценкам, американские банки держат долги "проблемных" стран Европы примерно на 300 млрд. долларов, отмечает научный сотрудник Гуверовского центра Стэнфордского университета профессор Михаил Бернштам. Кроме этого, банки США оказываются уязвимыми, так как ранее они предоставили массу кредитов европейским банкам. Европейские банки, со своей стороны, уже накопили на своих балансах долгов тех же "проблемных" стран на 2,5 трлн. евро (3,5 трлн. долларов), продолжает профессор Бернштам:

– Одних только долгов Италии европейские банки накопили на один триллион евро, плюс к этому – долги Испании на 775 млрд. евро, не говоря уже о долгах Ирландии или Греции. Пока решение о списании части накопленного долга (50 процентов), с которым согласились и частные кредиторы, принято лишь в отношении Греции.

На последнем саммите ЕС 28 октября, одобрив в принципе решение увеличить Антикризисный фонд, лидеры стран Европейского союза говорили о вариантах, требующих принятия новых не столько политических решений, сколько более технических, финансовых. Поэтому конкретные механизмы такого расширения и было поручено согласовать министрам финансов в течение ноября.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG