Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Если дело дойдет до превентивного удара по Ирану, последствия могут быть ужасными. Но если иранские лидеры твердо уверуют, что такого удара не будет ни при каких обстоятельствах, это может грозить еще большей бедой.

Россия выступала против публикации нового доклада Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), предупреждая, что это приведет к росту напряженности в регионе. И действительно, напряженность выросла – когда из доклада стало очевидно, что многие действия Ирана трудно объяснить мирной атомной программой. Зачем прятать – подальше от глаз космических спутников – некий металлический контейнер, по форме и размеру как раз такой, какой нужен при испытании детонаторов для ядерного оружия? Зачем заниматься компьютерным моделированием ядерных взрывов? Зачем строить в горах под Кумом подземный ядерный объект? МАГАТЭ сообщает, что его попытки получить от Тегерана разъяснения не увенчались успехом. Впрочем, в иранской столице все эти сведения опровергают, называя их «американскими и сионистскими измышлениями». Но в остальном мире доклад агентства вызвал тревогу – собранные на тысячах страниц данные указывают: обретение Ираном ядерного оружия – вполне правдоподобная перспектива. Учитывая резкую вражду Тегерана не только с Израилем, но и с арабскими соседями, его теснейшие связи с ливанской «Хезболлах» и палестинским ХАМАС, от такой перспективы у многих в регионе кровь в жилах стынет.

Один из главных «голубей» израильского политического истеблишмента президент Шимон Перес заявил, что новые данные МАГАТЭ делают превентивный военный удар по иранским ядерным объектам более вероятным. А министр обороны Эхуд Барак сказал, что до тех пор, пока мир не сможет договориться о действительно эффективных санкциях против Тегерана, военную опцию нельзя убирать со стола – она должна числиться в арсенале возможных средств. Но война – не пикник, добавил он, а Израиль как раз предпочел бы обойтись пикником.

Действительно, легко себе представить, к каким тяжелейшим последствиям может привести военный вариант – помимо ответных силовых акций, в том числе осуществляемых руками «Хезболлы» и ХАМАС, Иран может перекрыть морские пути, лишить Запад не только своей нефти, но и энергоносителей из района Персидского залива. Только этого и не хватало мировой экономике, в ее нынешнем шатком состоянии…

Россия выступает и против жестких санкций, и против даже теоретической возможности применения силы. Но что же взамен? Предлагается «не мешать» дипломатическим усилиям. Прежде всего, речь о предложении обогащать иранский уран в России и вывозить из Ирана продукты переработки ядерного топлива так, чтобы не было возможности использовать их для производства оружия. Проблема однако в том, что в Тегеране господствуют ястребы, не имеющие намерения идти на компромиссы. Ничто не сможет подтолкнуть Тегеран к уступкам, если он имеет основания полагать, что Москва и Пекин в любом случае защитят его в ООН – и от по-настоящему болезненных санкций, и от военной силы. В последних заявлениях российских политиков иранские лидеры увидели лишь подтверждение этой своей уверенности.

Возникает парадоксальная ситуация: призывая к сдержанности и политике мягких уговоров, Россия рискует ослабить привлекательность собственного же предложения. Для того, чтобы «пикник» запутанной ближневосточной политики не обернулся глобальной катастрофой, последний козырь – угрозу применения силы – вряд ли стоит заранее выбрасывать из дипломатической колоды.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG