Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
55 лет назад умер великий пианист Арт Тейтум. Очередная программа "Время Джаза" (эфир 13 ноября в 23 часа по московскому времени) посвящена ему.
Арт Тейтум родился 13 октября 1909 года и умер 5 ноября 1956-го. Он был абсолютно слеп на левый глаз и почти ничего не видел правым. Его родители были музыкантами, но скорее любителями, чем профессионалами. Они вручили ему скрипку в его тринадцать лет, но дело не пошло. Зато он накинулся на черно-белые клавиши домашнего пианино с аппетитом разъяренного зверя и радостью прозревшего… ушами.

Через несколько лет ему не было равного в пианистическом мире американского джаза. Эрролл Гарнер назвал его “богом пианистов”.

Тейтум всегда предпочитал играть соло. В крайнем случае в трио. Но мы должны отдать долг истории: первые годы, будучи мало кому известным, он играл и в различных комбо. Но его слышно за кларнетами и гитарами!

Оскар Питерсон называл Арта Тейтума своим “музыкальным отцом”. Он писал: “Тейтум был величайшим инструменталистом всех времен. Даже когда он играл с ошеломительной скоростью, он всегда сохранял великолепную глубину выразительности и оригинальную тональность. Его работа педалями вообще была феноменальной”. А пианист МаКой Тайнер добавлял: “Тейтум был самым большим пианистом из всех, когда либо живших. Все современные пианисты, включая Бада Пауэла, черпали вдохновение в его игре. Я думаю, он был настоящим гением”. Стоит добавить и Каунта Бейси: “Сколько на свете было чудес? Говорят, что семь. Значит, Тейтум был восьмым…”

Тейтум играл в клубах родного городка Толидо, штат Огайо, до 32-го года. В 32-м он отправился в Нью-Йорк как аккомпаниатор певицы Эдэлаиды Холл. Историк джаза, музыковед Скот Яноу писал: “Быстрота рефлексов Тейтума и его безграничное воображение наполняли его импровизации свежими и зачастую футуристическими идеями, которые позволили ему на много лет опередить современников”.

Лен Лайонс в своей книге “Великие пианисты джаза” так объяснял технику игры Арта Тейтума: “Базой его игры были гармонические приемы Эрла Хайнса, ведущая левая рука Фатса Уоллера и текучие легато мелодий, а так же подвижные децимы, которые он распознал в игре молодого Тедди Уилсона. Несомненная разница между Тейтумом и пианистами эпохи, это тот факт, что он играл всё в два раза быстрее современников, с невероятной виртуозностью, мощным свингом и бесконечной разнообразностью. Его влияние на пианистов джаза было гигантским и даже опустошающим. Многие просто бросали играть, из-за того, что добиться уровня Арта Тейтума было невозможно. Бад Пауэл, особенно в балладах, Оскар Питерсон, Билли Тейлор и Хенк Джонс – следовали за Тейтумом, как за гигантским магнитом”. К.Ц.

Лен Лайонс так же намекал на то, что Арт Тейтум иногда слишком увлекается узорами, нагромождениями узоров почти в стиле рококо. Но он подчеркивает, что при этом он, под сеткой узоров, держал свой неповторимый стиль, не сбиваясь и не проваливаясь в пустоту ни на миг.

Репертуар Арта Тейтума был весьма приличного объема. Он играл знаменитые стандарты Tea for Two или Someone to Watch over Me вплоть до пятидесятых. Но он никогда не повторялся. Его левая рука бегала по клавишам, как краб, выдавая от четырех до шести новых тактов – и это между двумя базовыми. Правая же рука плела паутину меж собою связанных нитей всех 32 нот. Он был способен держать подобную пианистическую многоречивость в течение восьми и более тактов, никогда не сбиваясь с ритма. Джазовые пианисты его обожали, но так же и классические: от Леопольда Годовского до Владимира Горовица. Они были заядлыми посетителями клуба “Оникс” на 52 улице в Нью-Йорке. “Оникс” был штаб-квартирой Тейтума. Пит Уелдинг, писавший аннотации о Тейтуме для “Capitol”, восклицает: “Не помню, кто именно – Стоковский или Тосканини – опоздал на час на свой собственный нью-йоркский концерт: он слушал Тейтума в клубе на 52-й стрит…”

Арт Тейтум повлиял на огромное количество пианистов и не только американских. Французский пианист Марсьял Солал и польский Адам Макович выросли под его влиянием. Тейтум перекладывал на джаз и европейскую классику: “Юморески” Дворжака или “Элегию” Массне.

За Тейтумом волочится длинный хвост анекдотов. Почти все они связаны с его слепотой и феноменальным слухом. Он мог точно сказать сумму мелочи, брошенную на оцинкованную стойку бара. Он отобрал у шофера руль и проехал целый квартал вслепую: на его счастье ему не попалась ни одна встречная машина. Он прятал на кухне клуба бутылку виски и отыскивал ее наощупь за несколько секунд. Он даже играл в бильярд и в карты с друзьями, но для этого за его креслом ставили софит. Чарли Паркер, которому довелось играть с Тейтумом в Чикаго, выдал такую фразу: “Хотел бы я играть так же, как правая рука Арта”… Тейтум всегда играл последним в клубе, пропуская вперед пианистов. Он знал, что никто после него не решится играть...
XS
SM
MD
LG