Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Нереальная политика" перестала быть реальностью


Тина Канделаки сделала свои вопросы Вере Кичановой известными всей Сети

Тина Канделаки сделала свои вопросы Вере Кичановой известными всей Сети

Снятые с эфира НТВ записи программы "Нереальная политика", после которых она закрылась, появились в Интернете. Их выложила в сеть ведущая программы Тина Канделаки.

В одной из программ она и Андрей Колесников берут интервью у Ксении Собчак, в другой участвуют студентка журфака МГУ Вера Кичанова и президент факультета Ясен Засурский. Ведущие решили закрыть программу "Нереальная политика" после того, как канал НТВ снял эти два материала из эфира.

О том, что программа "Нереальная политика" больше не будет выходить на телеканале НТВ, стало известно в понедельник. Ведущие Тина Канделаки и Андрей Колесников объяснили, что к эфиру не допустили две передачи подряд , и поэтому они больше не хотят вести программу. Пресс-секретарь НТВ Мария Безбородова пояснила, что канал "не заказывал" последних передач, поэтому говорить об их снятии с эфира нельзя. В одной из не вышедших программ телеведущая Ксения Собчак подробно рассказывает о своей встрече в дорогом ресторане "Марио" с главой Федерального агентства по делам молодежи Василием Якеменко. В другой участвуют президент журфака МГУ Ясен Засурский и студентка факультета Вера Кичанова, задержанная во время визита на факультет президента Дмитрия Медведева. Вот отрывок этой программы.

Канделаки: А почему вы не хотели подумать об очень простых вещах, например, по поводу Михаила Борисовича. Почему вы не подумали о том, что, например, Европейский суд признал, что он является заключенным экономического характера? И то же самое касается и прокуратуры Российской Федерации. В Америке... На ваш взгляд, это же либеральная страна, Но у них Мэдофф тоже сидит. Потому что человек совершил экономические преступления, в этом ничего плохого нет.

Засурский: В том, что совершил или в том, что сидит?

Канделаки: В том, что сидит. Потому что он совершил, а раз он совершил, он должен сидеть.

Засурский: Семьдесят лет ему дали.

Канделаки: И вы знаете, я, например, когда готовлюсь к интервью, я вам честно скажу, я всегда стараюсь проверить те вопросы, которые я задаю, они уже были заданы или нет? Вы знаете, когда вы эти вопросы озвучили, соответственно, все за вами следили, я тоже следила в Твиттере, я нашла огромное количество ссылок, где Дмитрий Анатольевич на этот вопрос просто отвечает регулярно, он как на работу ходит. То есть, начиная с "Блумберг ТВ", заканчивая итальянскими СМИ, то есть каждая встреча с западными журналистами включает в себя эти вопросы.

Засурский: Ну, может быть, ответы просто не устраивают до конца людей.

Канделаки: Эти ответы?

Засурский: В том числе вот Веру.

Кичанова: По поводу Ходорковского, осужденного по экономическим статьям - это, тем не менее, избирательное правосудие. То есть у нас многих людей можно было бы посадить по тем же статьям, но сидит человек, который попытался каким-то образом повлиять на российскую политику и поддержать оппозиционные партии.

Канделаки: Могу вам легко ответить. Вы знаете, здесь как раз обязательно надо бороться, и президент, и премьер-министр говорят о том, что люди, которые нечестно ведут свой бизнес, должны сидеть, и большое количество людей, поверьте мне, если вы посмотрите статистику экономических преступлений, садится.

Студентка журфака МГУ Вера Кичанова, поучаствовавшая в записи одной из последних программ "Нереальная политика", призналась, что до приглашения на передачу ни разу ее не видела, потому что последние 7 лет вообще не смотрит телевизор.

- Признаюсь честно, я, чтобы знать формат, посмотрела одну программу с Чичваркиным. Кстати, удивилась, что он достаточно крамольные вещи говорил, рассказывал о грузинских реформах, а у нас по телевизору обычно про Грузию говорят только плохое.

- В программе с вашим участием о чем таком вы говорили, что потом программу не выпустили в эфир?

- Мы говорили о Ходорковском, например, о политзаключенных. Сначала я рассказала ту историю, которую уже много раз рассказывала, про журфак. Потом Тина Канделаки заняла позицию критика и, в частности, сказала, что у нас были вопросы не оригинальные. Мне кажется, еще упоминалась акция на Триумфальной площади. Съемки были 31 октября, и мы как раз с Тиной обсуждали это до эфира. Мне кажется, что я об этом напомнила в эфире, как об одном из примеров того, что свободы слова и вообще свободы, о которой Тина говорит, у нас нет. Вокруг этого шла дискуссия. Либерал Медведев или не либерал, была ли модернизация, либерализация?

- Как вы сейчас относитесь к российскому телевидению?

- Не смотрю уже, наверное, лет семь. Поэтому когда обсуждают в моем присутствии какие-то передачи, я ничего вообще не могу вставить, потому что я не знаю, какие они там есть.

Вот ка прокомментировала развитие событий вокруг передачи "Нереальная политика" ее бывшая ведущая Тина Канделаки:

- Снять - в телевизионной технологии это означает: когда программа вышла в эфир, допустим, на "Орбиту", по ней уже пошли анонсы, про эту программу, и вот мы видим, что канал планирует показать программу, и вдруг эти анонсы удивительным образом исчезают, снимается программа, как иногда это бывает. И вы мы говорим: сняты с эфира две программы. Эти программы были сняты, в смысле с телевизионной точки зрения, они были сняты, визуализированы, но никто не говорил, что их планировали показать.

- Почему вы решили выложить эти программы в сеть?

- А это вообще меня так умиляет! Резонанс либерального сообщества вызывает у меня всегда самую что ни на есть широкую улыбку. Обсуждала это минут 15 назад с Колесниковым, теперь уже даже Андрюша смеется. Видите ли, в чем дело, я и не собиралась их скрывать. Так как программа не выходит в эфир, соответственно, мы на ней теряем элементарно деньги, хочется как-то компенсировать. Даже приоткрою вам специально, эксклюзивно для Радио Свобода маленький секрет: один интернет-деятель хотел выкупить у меня программу и у себя повесить эти выпуски. Но я отказала, потому что сказала, что, ну, я обещала, что в моем ЖЖ, значит, в моем ЖЖ. Сегодня ничего отснятое на пленку не исчезает! Это разговоры непрофессионалов, которые не знают, как делается телевидение. Стоять в кадре не значит знать технологию процесса. Это две разные вещи.

- То, что канал НТВ не разместил вашу программу, можете ли вы расценить это как цензуру?

- Нет, цензура - это когда тебе указывают, как снимать, и тебе дают вводные во время съемки той или иной передачи. Здесь никаких вводных не было. Рассматривать это как цензуру... как телепродюсер могу вам сказать, что у любого канала есть программная политика. Разве это кого-то удивляет? Исходя из программной политики, канал может решать, ставить или нет. Например, когда я проводила форум "Умная школа", если вы обратили внимание, ни один федеральный канал это не освещал, - цензура ли это? Опять-таки с вашей точки зрения это цензура, а с моей точки зрения, может быть, федеральный канал посчитал, что в рамках их программной политики, к сожалению, мой форум оказался неинтересным. Отсюда вывод: каждый журналист должен строить свою программную политику в рамках тех аккаунтов, блогов, микроблогов, которые есть у него в руках, каждый отвечает за себя. У меня есть мои микроблоги, у меня есть мой блог в ЖЖ, у меня есть мои аккаунты, я везде выкладываю ссылки, программы, все выпуски программы "Нереальная политика" есть в интернете. Я надеюсь, что сейчас при помощи Радио Свобода, - я надеюсь, вы этот кусок не вырежете, - я обращусь к вашей аудитории и попрошу ее посмотреть два выпуска - с Ксенией Собчак и Никитой Томилиным, а также с Ясеном Засурским и Верой Кичановой, потому что, к сожалению, очень мало просмотров. Поддержите программу, посмотрите их! Давайте хотя бы наберем 50 тысяч, а то совсем неудобно.

- Не собираетесь ли вы продолжить "Нереальную политику"? Не было ли конкретных предложений от других телеканалов или интернет-ресурсов продолжить программу "Нереальная политика"?

- У каждого телевизионного проекта есть своя телевизионная жизнь. Эта телевизионная жизнь, она предусматривает и смену ведущих, и изменение формата, и изменение декораций, миллион всяких нюансов. Я считаю, что я своего потолка в программе "Нереальная политика" добилась, и для меня это с точки зрения ведения было неинтересно. Ведущиt не отказыва.тся от своих проектов по одной простой причине: у них нет выбора. Они вынуждены вести ту или иную программу, потому что их выбирают, они люди зависимые.

Я телевизионный продюсер, имеющий возможность всегда инициировать программу, которая мне подойдет по духу, по мировоззрению, и просто по уровню профессионализма. Сегодня телевидение находится в той стадии, когда не так много новых проектов делается. Сегодня "Намедни" уже никто не ждет, но Леонид Геннадьевич по-прежнему остается лучшим. Сегодня никто не ждет итоговой программы "Время" с Сережей Доренко, но он по-прежнему остается лучшим. Потому что это последняя плеяда журналистов, которых можно назвать профессиональными тележурналистами. Они работали над собой, а не разговаривали с аудиторией языком сплетен из ресторана. Если хочешь иметь классную программу и доверие зрителя, надо бесконечно работать над собой.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG