Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Терек" против "Витязя"


Главный тренер "Витязя" Андрей Назаров оскорбительно жестикулирует, обращаясь к болельщикам минского "Динамо"

Главный тренер "Витязя" Андрей Назаров оскорбительно жестикулирует, обращаясь к болельщикам минского "Динамо"

Драки на матчах в Грозном и Минске. Футбольная и человеческая правда Спартака Гогниева. Вечная память Валентину Иванову… Эти темы интересуют российских блогеров, пишущих о спорте.

Алексей Пономарев в колонке на сайте "Лента.Ру" напоминает две схожие ситуации с российскими спортивными клубами. Сначала случилась загадочная история с матчем дублирующих составов "Краснодара" и "Терека", который проходил в славном городе Грозный да так и не завершился из-за массовой драки. Вкупе с "Русским маршем" и Курбан-байрамом эта история составила идеальный коктейль для разжигания сами-знаете-чего. А затем исконно русская хоккейная команда "Витязь" нанесла визит в братский Минск, где произвела настоящий фурор, попытавшись в концовке игры с местным "Динамо" взобраться на трибуну с клюшками наперевес.

Начнем по порядку. В пятницу в Грозном хозяева поля безнадежно проигрывали "Краснодару" 0:3 и решили сорвать злость на сопернике неигровыми способами. К счастью, помимо молодых да зеленых в дублирующем составе "Краснодара" нашелся ветеран – 30-летний Спартак Гогниев, родившийся и выросший в Северной Осетии, а значит с кавказским подходом к решению проблем знакомый не понаслышке. Будучи к тому же капитаном команды, Гогниев вступился за свою молодежь, однако в ответ на претензии получил от арбитра встречи пару желтых карточек и был удален с поля.

Обиженный Гогниев несколько потерял контроль над собой и начал нецензурно оскорблять судью и соперников, после чего на поле выскочили несколько грозненских болельщиков и кто-то из персонала "Терека". Эти люди устроили потасовку с Гогниевым и его партнерами, в результате чего тренер "Краснодара" досрочно увел своих игроков в раздевалку. Однако уход с поля на домашнем стадионе "Терека", как выяснилось, не освобождает от ответственности. Далее в дело вмешались то ли представители охраны стадиона, то ли охраны ФК "Терек", то ли сотрудники чеченской полиции, которые продолжили избиение Гогниева уже в подтрибунном помещении, а затем в автозаке. В результате, у футболиста "Краснодара" обнаружились переломы ребра, носа и сотрясение мозга. Все эти травмы засвидетельствовала медицинская комиссия. К вечеру воскресенья изрядно ошалевший "Краснодар" созрел до того, чтобы подать жалобу в КДК, а также потребовать от "Терека" извинений "за вопиющие действия, произошедшие на стадионе". (Возможно, краснодарский клуб просто ждал, пока в Грозном отыграет и спокойно уедет оттуда основной состав команды).

Чеченская администрация отреагировала на инцидент своеобразно. Как все было на самом деле поведал министр по физической культуре и спорту Чечни Хайдар Алханов, констатировавший, что Гогниев "своими хулиганскими действиями омрачил футбольный праздник" и это еще "мягко говоря". Представитель собственно футбольного клуба "Терек" отметил, что Гогниев после матча раскаялся и очень сожалел об оскорблениях, нанесенных грозненцам во время игры. По всей видимости, это заявление пресс-службы "Терека" означало, что капитан "Краснодара", захлебнувшись в приступе рефлексии, сам сломал себе нос и ребра. От стыда.

Вечером 6 ноября, как раз примерно в то время, когда на сайте "Краснодара" появилось возмущенное заявление, подмосковный "Витязь" стяжал себе славу на минском льду. Игра складывалась для россиян неплохо, они дважды вели в счете, но в напряженной концовке все-таки уступили. За 40 секунд до конца динамовцы забросили победную шайбу, а огорченный "Витязь" вместо попытки отыграться выбрал альтернативный способ спасти испорченный вечер. При отсутствии под рукой бравой чеченской полиции тренеру подмосквичей Андрею Назарову пришлось задействовать не менее исполнительных канадских тафгаев, которые увесисто дали прикурить начавшим было праздновать минчанам, добивая супостатов, даже уже лежащих на льду. Тут в свою очередь возмутились минские болельщики, которые в ответ на беспричинное избиение игроков "Динамо" начали забрасывать скамейку гостей всем, что попалось под руку.

Дело дошло до того, что тренер "Витязя" Назаров (сам в прошлом тафгай) схватил клюшку и, повиснув на заградительном стекле, начал лупить ею по головам болельщиков "Динамо". То ли в него перед этим попали бутылкой, то ли кто-то уколол самолюбие наставника "Витязя" древком бело-голубого флага, но остановить Назарова оказалось под силу только высокому и прочному забору из стеклопластика. В итоге за свое героическое поведение тренер и добрые полкоманды "Витязя" получили матч-штрафы, а болельщиков "Динамо" слегка привел в чувство по-домашнему уютный минский ОМОН. Уходя, Назаров красноречивым жестом показал трибунам, что кладет на них вот-такой-вот-таежный-прибор. "Это просто свинство", – отметил ошарашенный телекомментатор. Занавес.

Две вышеизложенные поучительные истории еще наверняка получат свое продолжение. Однако один способ решения напрашивается сходу - "Витязю" в самое ближайшее время стоило бы провести выставочный матч против "Терека" в Грозном. С одной стороны, это должно дисциплинировать хоккейных хулиганов - хотелось бы посмотреть, как разгневанный Андрей Назаров полезет, размахивая клюшкой, в ложу Рамзана Кадырова, а с другой, чеченские омоновцы получат достойный спарринг – вместо храброго, но одинокого Спартака Гогниева им будет противостоять целая дружина накачанных канадских профи, которую набирали, исключительно чтобы драться. Во что именно будут играть между собой футбольный "Терек" и хоккейный "Витязь", уже не суть важно. Настоящему чувству любые преграды нипочем, а эти два клуба, очевидно, созданы друг для друга.

* * *

Блогер "Пять-три два" на сайте Sports.Ru пишет, что президент РФС Сергей Фурсенко не перестаёт удивлять. На этот раз своим высказыванием по ситуации со Спартаком Гогниевым.

"Я лично просмотрел все видеоматериалы. Хочу сказать, что в Грозном все было неоднозначно. Кавказцы – люди горячие. Могут и не стерпеть, когда их посылают по матери, а Гогниев своим поведением их провоцировал. Мы во всем разберемся, накажем обе стороны. Что касается акции сборников, то я, честно говоря, даже не знаю, кто стал ее инициатором".

Инициатор акции в поддержку Спартака Гогниева умело маскируется. Потому что в создавшейся обстановке ему не с руки раскрываться. Мало ли, куда ситуация завернёт. Ещё не факт, что в итоге сам Гогниев не окажется на скамье подсудимых за оскорбление стражей порядка и болельщиков. И тогда организатор акции поддержки сам будет нуждаться в поддержке. Се ля ви.

Конечно, президент РФС, как любой человек, имеет право на собственное мнение. Однако то, что автор Кодекса чести находит какие-то оправдания жестокому избиению футболиста, это уже не лезет ни в какие ворота.

Мало того, не находите, что Фурсенко проповедует чуть ли не расовое превосходство? А как прикажете понимать вот это: "Кавказцы – люди горячие. Могут и не стерпеть, когда их посылают по матери, а Гогниев своим поведением их провоцировал"?

Получается, другие могут стерпеть, а кавказцы выделяются в некую особую касту, для которых законы действуют иначе? То есть, если бы Гогниева избили, скажем, ростовские полицейские, то у них бы не было столь замечательного оправдательного козыря?

А в самом "Кодексе чести" есть указание, что он в отношении футболистов с Кавказа действует несколько иначе?

Кстати, сам Гогниев тоже Кавказу далеко не чужд, и ему в Грозном тоже не комплименты отсыпали. Являлись ли оскорбления в адрес Гогниева провокацией, или он в список «горячих людей» уже не входит?

В свете данных рассуждений любопытной представляется история конфликта между Аланом Дзагоевым и Леонидом Слуцким. Выходит, будь тренер армейцев "горячим кавказцем", то ему после тирады игрока стоило немедленно призвать десяток ОМОНовцев, которые "воспитали" бунтаря и сквернослова по полной программе. И потом президент РФС произнёс бы: "Ну да, горячий кавказец Слуцкий не стерпел оскорбления, Дзагоев его провоцировал".

Но раз Слуцкий не кавказец, Алану не пришлось залечивать переломы рёбер.

Если руководствоваться словами Фурсенко, то надо в футбольных законах прописать, что ещё можно делать "горячим кавказцам" в силу их темперамента. Например, "прессовать" судей. Или угрожать гостям. Или свободно проводить "договорные" матчи. Это просто необходимо, чтобы любители футбола привыкли к подобным вещам и не задавали странные вопросы: "А как такое вообще может быть?"

Спартак Гогниев должен отвечать за свои слова и поступки исключительно по закону. И заслуженное должен получить. Но нет и не может быть никакого оправдания и объяснения тому, что с Гогниевым сделали потом. Никакой особый народный темперамент не может быть объяснением и оправданием учинённой в Грозном экзекуции.

Если кто-то полагает, что правильно жить не по закону, а "по понятиям", место такого деятеля в тюрьме, а не российском футболе и не в обществе в целом.

И очень плохо, если глава РФС считает иначе.

* * *

Спортивный психолог Вадим Гущин в блоге на сайте издания "Спорт день за днем" отдает дань памяти знаменитому российскому футболисту и тренеру Валентину Иванову, который скончался на минувшей неделе.

"Где Иванов – там "Торпедо", – эти слова давно стали крылатыми. Теперь его и наше "Торпедо" там, высоко в небесах.

Верю, играют сейчас и будут играть всегда где-то там в свой неземной футбол, в белых одеждах с "Т" – маленьким черным распятием на груди – Валерий Воронин, Эдуард Стрельцов… И их капитан, летящий впереди с характерно раскинутыми руками.

Народный, заводской Валька с соседней улицы – и из сборной мира.

То "Торпедо" 1960-х подарило мне и миллионам болельщиков новое понимание футбола. Не тяжелой работы, когда "полтора часа двадцать два бугая бегают за одним мячом". И не кровавого и потного спортивного противоборства, а… театра. Как писал историк футбола: "Иду смотреть “Торпедо” говорили, как: "Иду смотреть Москвина". А народное футбольное ругательство "балерина!" – применительно к Козьмичу звучало восторженной оценкой.

То, ивановское, "Торпедо" именно Играло в футбол. А со-мыслие, со-действо пары Стрельцов – Иванов поражало воображение и восхищало каждого, в ком хоть чуть-чуть присутствует творческая жилка. Поражало гармонией разделенной на интуитивном уровне мысли, единством намерений и красотой оркестрового, а не сольного исполнения.

И оттого его, то самое "Торпедо" любили везде и всюду, вне зависимости от клубных пристрастий. Как превозносили во всех республиках огромного СССР Шестернева и Боброва, Мунтяна и Буряка, Месхи и Кипиани, Гаврилова и Черенкова. Они все были НАШИМИ. Несущими футбол – в себе, в самом своем существе.

"Торпедо" 1960-х неповторимо, его больше не будет никогда. Оно ушло в легенду, в предание, в миф.

Мы можем верить в тот небесный футбол или не верить – в зависимости от степени религиозности и любви к искусству в спорте.

Я – верю. И мне теперь – умирать не страшно. Пойду на футбол.
XS
SM
MD
LG