Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Особый путь российской социологии


Фрагмент логотипа одного из крупнейших в России социологического "Левада-центра"

Фрагмент логотипа одного из крупнейших в России социологического "Левада-центра"

14 ноября в России отмечается День социолога – неофициальный профессиональный праздник. Этот день начали отмечать в 1994 году на факультете социологии Петербургского государственного университета.

Какова роль социологии в обществе и в чем отличие российской и американской ситуации в этом плане? Специалисты насчитывают в России несколько сотен научных центров, отделов и групп, ведущих социологические исследования, некоторые из них финансируются непосредственно властями. Но принимают ли власти к сведению мнение населения?

Доктор социологии Михаил Афанасьев, директор по стратегиям и аналитике Центра политического консультирования "Никколо М", уверен, что российская власть учитывает общественные настроения, которые узнает, в частности, из данных массовых опросов:

– Сначала это был запрос на смену коммунистического режима, коммунистической власти на рынок и политическую конкуренцию. На этот запрос, соответственно, был ответ, но он не удовлетворил большинство населения, которое устало жить практически в отсутствии государства. И сформировался альтернативный запрос на возвращение государства, на усиление государственной власти. Он также был реализован, когда сформировалось еще одно изменение тренда – где-то к середине 2000-х годов. Налицо появились элементы застоя, и население уже перестало быть удовлетворено этой так называемой стабилизацией. Соответственно, на это в 2008-м году был дан ответ – это лозунг модернизации. То есть власть снова заговорила о необходимости обновления, внесения динамизма и так далее. То есть определенным образом власть, безусловно, слушает, изучает, прислушивается к мнению народа и старается соответствовать его требованиям.

Профессор Мичиганского университета Владимир Шляпентох не согласен с выводами социолога Михаила Афанасьева.

Это проблема взаимодействия власти и народа. Это власть, которая определяет общественное настроение в стране. Она создает это общественное настроение, – например, потребность в сильной руке, – а потом ссылается на сформированные, сервильные, подчиненные медиа настроения в обществе, как обоснование для своей деятельности. Взаимодействие между властью и общественным мнением в стране – вещь необычайно интересная. В недемократическом обществе в этом взаимодействии ведущую роль играет власть и те средства массовой коммуникации, которые она контролирует. Власть создает и насаждает определенные взгляды в обществе. Идея идет от власти, и как только эта идея оказывается в центре общественного мнения, власть начинает на нее ссылаться, якобы выполняя социальный заказ, – отмечает Владимир Шляпентох.

Социология в современной России развивается довольно активно, однако роль фундаментальных исследований и теоретических разработок пока еще не так велика, как того хотелось бы самим представителям научного сообщества.

В последние десятилетия социология в России получила достаточно широкое развитие. О ее роли в обществе говорит главный научный сотрудник Института социологии РАН Владимир Ядов, который еще в начале 60-х годов начинал проводить первые после долгого перерыва опросы общественного мнения в Советском Союзе:

– Социология в российском обществе востребована исключительно для прикладной, сервильной, если хотите, обслуживающей функции. Она обслуживает рынок – это маркетинг, изучение спроса. Она обслуживает электоральные события. Она обслуживает компании, которые проверяют, какой канал телевидения вы смотрите сегодня. Социология, которая занимается серьезным анализом того, что происходит в стране, и что может случиться в случае принятия тех или иных важных решений, – тоже востребована, но в определенном смысле. Это, наверное, общее правило политиков, и не только в России: некий консультант или помощник делает обзор социологических исследований и предлагает их своему шефу. Шеф смотрит и говорит: "Вот это мне подойдет", потому что это отвечает его интересам. А если это его интересам не отвечает, он данные отбрасывает. Да, нужно, смотрим, берем то, что нам подходит, если не подходит – игнорируем.

– Что, например, из известных вам результатов социологических исследований было проигнорировано и в то же время это было очень важно?

– Сам я не хожу по кабинетам, но наш институт, его директор гордятся тем, что пишут разные аналитические записки правительству и прочее. Я знаю, что принимается. Например, если многие говорят, что далеко на газе и нефти не уедешь, нужны новые технологии, нам отвеачют: "Да-да, конечно, но это дорого, это неизвестно, когда скажется, а если мы еще одну трубу проложили, по ней прогнали газ или нефть и продали, это сразу дает результат". Вот и все.

– Вы начинали полевые исследования в 60-е годы еще в Советском Союзе. Какую роль играла тогда социология в обществе?

– Тогда даже как-то немножко лучше было, но все тоже было в прикладном смысле. Проводились исследования отношения рабочего к труду, чем он доволен, чем недоволен. Иногда рабочий не мог перейти в другой цех, если ему не нравилась работа в этом цехе, потому что должен был уволиться, а потом перейти в этот цех заново. Когда стали создавать социологические службы, приложили к этому немало усилий, обычно при отделе кадров были социологи или психологи, они беседовали с рабочими и с начальством, очень помогали. Кроме того, раздавались так называемые планы социального развития сверху донизу, в районе, в городе и в каждом предприятии.

– Но, с другой стороны, если говорить о независимости социолога в советские годы и, скажем, сейчас, – это ведь совершенно другая картина. Ведь далеко не все можно было изучать.

– Разумеется. Было идеологическое давление, цензура, надо было обязательно ссылаться на какие-то последние постановления ЦК партии.

Фрагмент программы "Общественное мнение"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG