Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

10 дней ноября. – Венгрия-56 по материалам КГБ и МВД СССР (1)


«В течение 14 ноября имели место два случая обстрела машин советской армии мятежниками. Продолжается распространение контрреволюционных листовок с призывом не приступать к работе. Многие предприятия города не работают. 15 ноября в районе Буда имелась попытка организации контрреволюционной демонстрации».

Владимир Тольц: Это отрывок из оперсводки о действиях 12-го мотострелкового полка внутренних войск МДВ СССР за 15 ноября 1956 года, направленной заместителю коменданта Будапешта, генерал-майору Гребенику. Заметьте, советские внутренние войска проводят войсковую операцию не на территории тогдашнего Союза, а за рубежом, в братской, как тогда говорили, Венгрии. И комендантом венгерской столицы является не венгерский генерал, а советский.
Речь идет о подавлении одного из эпизодов венгерской революции 1956 года, именовавшейся в те времена в советской печати контрреволюционным мятежом. Многие в СССР вспомнили в ту пору маршаковский перевод из Харингтона:
«Мятеж не может кончиться удачей,
В противном случае его зовут иначе».

Документы, с которыми я сегодня, в дни 55-ой годовщины революции 1956 года, хочу вас познакомить, оставались в большинстве своем до недавнего времени засекреченными. И лишь два года назад были опубликованы «Объединенной редакцией МВД России» в малодоступном общественности сборнике «Венгерские события 1956 года глазами КГБ и МВД СССР». Тираж мизерный, генеральский, как его насмешливо окрестили знатоки, - 2 тысячи экземпляров. Его едва ли хватило, чтобы украсить книжные собрания начальства ФСБ и МВД и спецбиблиотеки учебных учреждений соответствующих ведомств.
Позиция и терминология составителей, мягко выражаясь, консервативная. Они хранят верность гэбэшной доктрине советских времен, с почтением цитируют бывшего начальника КГБ, путчиста Владимира Александровича Крючкова, да и венгерскую революцию в названии издания именуют по старинке «событиями». Впрочем, элементы модернизации и актуализации в сборнике 2009 года тоже очевидны.

«Венгерские события 1956 года являлись одним из первых в истории цветных и цветочно-тканевых революций, инспирированных и организованных спецслужбами США и западноевропейских стран во второй половине 20-го и в начале 21-го века».

Владимир Тольц: Это из введения. За ним следует обширная статья, в которой события 1956 года все же именуются иной раз революцией, но революцией, я цитирую, «инспирированной западными спецслужбами».
Основное достоинство этой части сборника – обильное, хотя и тенденциозное (куда же без этого!), цитирование западных публикаций. Но достоинство это сводится на нет практической недоступностью издания для широкого российского читателя.
А завершается раздел беглым, но хвастливым перечнем советской агентуры первой половины 50-х годов на Западе. Тут и всем известные Блейк и Филби, Конан Молодый и Абель, и Коэны, и супруги Розенберги (теперь их уже не стесняются признавать советскими агентами), и бывшие офицеры СД/СС Клейменс и Фельфе, и целая группа советских шпионов КГБ и ГРУ во французских спецслужбах, и Клинберг, и Авни в Израиле и Греции. Все они, по утверждению составителей сборника документов, давали полную своевременную и адекватную информацию о планах Запада, направленных – опять цитата – «на подрыв СССР и всего социалистического содружества, включая Венгерскую народную республику».
И тут консервативная идеология, продолжающаяся в сознании составителей сборника Холодной войны и мстительно-чекистско-сталинистский голос крови берут свое. Завершается раздел так:

«Другое дело, что в этот процесс постоянно, в основном негативно вмешивался субъективный фактор, связанный с действиями отдельных личностей в самом высшем руководстве Советского Союза и Венгрии. В частности, целый ряд политических решений Хрущева, направленных на глубокое реформирование, а фактически на уничтожение прежней системы государственной безопасности, включая внешнюю разведку и контрразведку, а также на активное умиротворение западных стран, объективно способствовали последним в реализации их подрывных планов и специальных операций, что, собственно говоря, не раз признавалось и самими идеологами этой антисоветской подрывной политики».

Владимир Тольц: Однако нас сегодня интересуют прежде всего не взгляды и позиция составителей сборника, а опубликованные в нем документы. Начнем с тех, от которых нас отделает ровно 55 лет. Итак, ноябрь 1956-го. С 6 утра 4-го началось операция «Вихрь». - Повторный ввод в Будапешт советских войск. В Венгрию вводятся дополнительные советские воинские контингенты. Имре Надь, бывший секретный агент НКВД по кличке «Володя», волею судеб оказавшийся одним из лидеров революции 1956 года, Имре Надь и часть его сторонников с семьями, 53 человека, укрылись в югославском посольстве, которое в тот же день было обстреляно из советского танка. Кардинал Минценти нашел убежище в посольстве США, где оставался в течение 15 лет.
Из Москвы в ставку маршала Конева, в Сольнок, доставлен Янош Кадар, обратившийся оттуда по радио к своим соотечественникам. 7 ноября, как подарок к годовщине «Великого Октября», его перевезли в Будапешт, где в тот же день был введен комендантский час. На следующий день советские войска начинают массовую депортацию взбунтовавшихся венгров, всего около 800 человек, - много молодежи без документов,- на советскую территорию, в тюрьмы Ужгорода, Дрогобыча, Черновцов и других городов. Через неделю даже Кадар выразил советскому послу Андропову и главе КГБ Серову свою обеспокоенность распространением информации об этом. Решено было усилить секретность депортации.
10 ноября представители Союза венгерских писателей в последний раз выступили на волнах подпольной радиостанции с призывом к Западу поддержать борцов Венгерского народно-освободительного восстания.
На следующий день, 11-го, Альбер Камю констатировал: «Правда состоит в том, что международное сообщество, которое с многолетним опозданием вдруг нашло в себе силы вмешаться на Ближнем Востоке, напротив, позволило расстрелять Венгрию. Еще 20 лет назад, - писал Камю, - мы позволили армиям иностранной диктатуры раздавить испанскую революцию. Это чудесное усердие нашло себе вознаграждение во Второй мировой войне. Слабость ООН и ее раскол ведут нас постепенно к третьей, которая стучится в нашу дверь».
В тот же день штурмовая группа 12-го мотострелкового полка внутренних войск МВД СССР получила приказ ликвидировать мятежников, засевших в будапештском кинотеатре «Кошут», и освободить содержавшихся там советских военнопленных. Начштаба полка, подполковник Пряха описал боевые действия подчиненных так:

«В 6:00 11 ноября штурмовая группа выступила из расположения части для выполнения задачи. Колонна имела следующий боевой порядок. В голове колонны шел танк, который обеспечивал движение колонны от внезапного нападения противника с фронта. За ним на дистанции 30 метров друг от друга двигались четыре автомашины с личным составом. Замыкал колонну второй танк, обеспечивая движение колонны от нападения противника с тыла. В 8:00 танковый взвод блокировал объект атаки, а старший лейтенант Римша предложил местным жителям, собравшимся к танкам, предложить мятежникам бросить оружие и сдаться. Местные жители доложили, что мятежники бросили оружие и ушли из здания кинотеатра в 5:00 11 ноября».

Владимир Тольц: В результате операции было обнаружено семеро советских военнослужащих, захваченных в плен повстанцами, и большое количество оружия советского производства. По сообщениям подполковника Пряхи, успешному выполнению боевой задачи способствовала «хорошо поставленная и проведенная партийно-политическая работа».
13 ноября. Из докладной записки председателя КГБ при Совете министров СССР, генерала армии Ивана Серова первому секретарю ЦК КПСС Никите Хрущеву.

«За 10 и 11 ноября арестовано 283 человека. А всего с первого дня операции – 4056 человек. Из них направлено на стацию Чоп 767 человек, на которых оформлены следственные дела. За два дня изъято оружия: пулеметов – 168, стрелкового оружия, винтовок, карабинов, автоматов – 7751, пистолетов – 815, гранат – 1020. Всего за время операции изъято 298 пулеметов, 116617 винтовок, 2646 пистолетов и 5096 гранат.
Большинство предприятий в городе Будапеште еще не работает. Это в значительной степени объясняется тем, что местные органы власти слабо проводят разъяснительную работу. И кроме итого, созданные при Имре Наде рабочие комитеты в ряде случаев находятся под влиянием провокаторов из числа мятежников, которые подстрекают к забастовкам и различного рода требованиям к правительству.
В областных центрах также имеются предприятия, которые не хотят приступать к работе. Так, например, в городе Дебрецене рабочие местных предприятий проводят собрания, на которых выставляют требования о выводе советских войск, о введении сдельной оплаты труда, о выводе из состава правительства АПРО и другое.
Следует отметить, что руководители местных партийных органов, прокуратуры и полиции по-прежнему либерально относятся к выявляемым нами активным участникам выступлений и находят различные смягчающие вину обстоятельства, для того чтобы не привлекать их к уголовной ответственности. Такая же позиция высказывается и руководящими деятелями венгерского правительства. При этом в качестве мотивов выставляются соображения – не раздражать народ, и без того плохо настроенный. Вчера товарищ Мюних вновь поднял вопрос о том, чтобы прекратить аресты в областях, так как рабочие в ответ на аресты бастуют. Особенно недовольны, что арестованных отправляют в Сибирь, это передает Би-Би-Си. Со своей стороны считаю, что делать уступки в этих вопросах не следует, так как практика показывает, что малейшая уступка реакционерам влечет за собой ряд дополнительных требований и угроз».

Владимир Тольц: 14 ноября 1956 года. Председатель КГБ Иван Серов и совпосол в Венгрии Юрий Андропов в Президиум ЦК о возражениях венгерского руководства против депортации арестованных венгров в СССР.

«Товарищ Мюних обратился с просьбой, чтобы командование советских войска сделало официальное заявление в печати о том, что никого не вывозило и не будет вывозить из Венгрии в СССР. С нашей стороны, товарищу Мюниху было сказано, что мы выясним этот вопрос и завтра сообщим ему ответ. В действительности сегодня, 14 ноября, был отправлен на станцию Чоп небольшой эшелон с арестованными, следственные дела на которых оформлены как на активных участников и организаторов вооруженного мятежа. Эшелон проследовал границу. При передвижении эшелона заключенные на двух станциях выбросили в окно записки, в которых сообщали, что их отправляют в Сибирь. Эти записки были подобраны венгерскими железнодорожниками, которые сообщили об этом в правительство. По нашей линии дано указание впредь арестованных отправлять на закрытых автомашинах под усиленных конвоем. Завтра при встрече с товарищем Мюнихом товарищ Серов имеет в виду сказать ему, что ввиду отсутствия в Венгрии достаточно подготовленной для содержания заключенных тюрьмы, где можно было бы обеспечить проведение объективного следствия, мы имели в виду небольшую группу арестованных разместить в помещении, близрасположенном от советско-венгерской границы».

Владимир Тольц: 15 ноября. Для политического руководства и контроля в Будапешт прилетели члены президиума ЦК КПСС Маленков и Суслов, а также секретарь ЦК Арестов. В тот же день на юге Венгрии, в районе уранового рудника, возле города Печь войска 38-ой советской армии разгромили вооруженную группировку повстанцев, насчитывавшую, по советским данным, 15-20 тысяч человек.
Из докладной замминистра внутренних дел СССР Холодкова министру внутренних дел Дударову:

«7 ноября сего года в разговоре ВПЧ товарищ Серов ориентировал меня, что количество задержанных составит 4-5 тысяч человек. В связи с этим мною совместно с представителями МВД Украинской СССР было принято решение для размещения задержанных, кроме ужгородской тюрьмы, отвести также тюрьмы в городе Стрый, Драгобыч, Черновцы и Станислав. Поступления задержанных в ужгородскую тюрьму началось с 8 ноября. В этот день прибыло 22 человека из Дебрецена и Мишкольца. По состоянию на 15 ноября 1956 года, в ужгородскую тюрьму поступило 846 арестованных, в том числе 23 женщины, из которых 463 человека для дальнейшего содержания этапированы в тюрьму города Стрый, Драгобычской области. Последующие партии поступающих арестованных будут размещаться в тюрьмах города Станислав, в Черновцы и Драгобыч. На арестованных распространен режим, установленный для следственных заключенных. Наибольшее количество арестованных поступило из района Будапешта – 548 человек, города Веспрем – 90 человек, города Капашвар – 45 человек, города Самбатхей – 55 человек, города Мишкольц – 20 человек. В числе прибывших значительное количество членов ВПТ, военнослужащих Венгерской армии и студенческой молодежи. А также 68 человек несовершеннолетних, рождения 1939-42 годов, из них 9 девочек. Во время приема арестованных никаких эксцессов не было. Многие из арестованных обращались к нам с вопросом: почему они, венгерские граждане, оказались на территории Советского Союза? Заявляли, что они не выступали ни против венгерского революционного рабоче-крестьянского правительства, ни против советских войск.
Многие арестованные обращались к нам и администрации тюрем с просьбой сообщить об их судьбе родственникам, поставить в известность, что они живы, так как, по заявлениям арестованных, в момент их задержания среди населения распространяли слухи, что арестованных везут в Сибирь или на расстрел. Арестованные также просят разрешить им читать газеты и слушать радио. Некоторые выражают неудовлетворение пищей. На месте мною было дано распоряжение перевести всех арестованных на питание по норме номер 2, то есть как срочных заключенных, с выдачей им табака, а также обменять по установленному курсу изъятые у них форинты на советские денежные знаки и предоставить возможность арестованным приобретать через тюремный ларек предметы первой необходимости: мыло, зубные щетки, порошок и прочее.
Вместе с тем полагал бы целесообразным,
--первое, разрешить арестованным читать венгерские газеты, издающиеся под контролем органов венгерского революционного рабоче-крестьянского правительства, в связи с этим организовать доставку таких газет в тюрьмы через командование советских войск в Венгрии.
--Второе, внести предложение венгерскому правительству, чтобы венгерские власти сообщили родственникам арестованных, что последние задержаны венгерскими властями и здоровы, не указывая мест содержания».

Владимир Тольц: 19 ноября. Иван Серов – Никите Хрущеву:

«В городе Будапеште продолжают разбрасываться отдельные листовки, направленные против правительства Кадара, а также с призывами к забастовкам. В листовках высказываются различного рода провокационные данные о советской армии, о расстрелах и так далее. Через агентуру было установлено, что листовки изготавливают студенческие организации. В связи с этим нами арестовано 7 студентов, которые возглавляли антиправительственную работу.
Нами были получены агентурные данные, что на фабрике документальных фильмов в Будапеште, а также на фабрике «Мадьярфильм» в запечатанных сейфах хранятся пленки ряда кинооператоров, снимавших события в Будапеште. В связи с этим пленка свыше 2600 метров была изъята. Предварительным просмотром установлено, что авторы киносъемок имели в виду зафиксировать возмущение народа существующей властью».

Владимир Тольц: 22 ноября 1956 года. Из справки начальника особого отдела КГБ воинской части 77991 майора Жижи - начальнику особого отдела корпуса, полковнику Смирнову:

«Среди офицеров всех степеней часто возникают разговоры о причинах событий, произошедших в Венгрии. Вопрос этот обсуждается часто в группе старших офицеров, причем отдельные из них, не стесняясь присутствия оперработников, высказывают свои мнения. Так, например, многие из офицеров проводят такие мысли, что если бы жив был Сталин, то он бы не допустил этих событий. 10 ноября сего года в присутствии оперработника и ряда других старших офицеров подполковник Костиков заявил, что он полностью согласен с решением ЦК КПСС по культу личности, однако считает, что было бы наиболее правильным, если бы это решение проводилось в жизнь без широкой огласки, тогда не было бы такой путаницы в политических взглядах, особенно в странах народной демократии.
В присутствии оперуполномоченного лейтенанта Тарабановского и оперуполномоченного танкового полка в городе Язберень, 31-я танковая дивизия капитана Новикова, часть офицеров этого полка подняли вопрос о причинах событий в Венгрии, причем все пришли к мысли о том, что рано подняли вопрос о культе личности Сталина, что решение ЦК КПСС не нужно было доводить до сведения рядового населения в СССР, а особенно в странах народной демократии. При всех недостатках Сталина, если бы он был жив, то этих событий в Венгрии и Польше не было бы, он крепко держал в руках эти страны. Пусть культ личности был бы культом. Материалов, заслеживающих внимания, изменнические намерения из числа кого-либо из военнослужащих, не получено».

Владимир Тольц: Командир 12-го мотострелкового полка полковник Мамонов и начштаба полка подполковник Пряха – командиру особого корпуса, генерал-лейтенанту Лащенко и зам. военного коменданта Будапешта генерал-майору Гребенюку. Оперсводка номер 0141800, 23 ноября 1956 года.

«Оперативной группой под командой старшего лейтенанта Зеленина в 3:30 23 ноября 1956 года в доме по улице Радом обеспечено задержание священника Домиан, одного из организаторов контрреволюционного мятежа, и его жены, врача Домиан Катерины, активной участницы контрреволюционного мятежа. После разгрома восстания снабжала мятежников документами Красного Креста для ухода за границу. 6-я стрелковая рота под командой капитана Черношеева в ночь с 22 на 23 ноября 1956 года обеспечивала проведение операций по задержанию руководителей мятежа и членов бывшего правительства Имре Надь. Всего задержано до 50ч человек. Рота по выполнению задания возвращена в пункт дислокации».

Владимир Тольц: Венгрия 55 лет назад. Отрывки из всего лишь нескольких секретных документов 10 ноябрьских дней 1956 года. Впрочем, если у вас, слушателей, возникнет интерес к этой теме, мы можем к ней вернуться в нашей программе «Разница во времени».
  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG