Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Российские критики американской избирательной системы получили вдруг сразу два неожиданных подарка. За что чаще всего критикуют президентские выборы в США? За двухступенчатость.

"У нас в России – прямые тайные выборы главы государства, а у вас – через систему выборщиков, - объяснял Владимир Путин журналистам журнала Time. - И, насколько я помню, в первом случае (имеются в виду выборы 2000 года. – В. А.) за теми выборщиками, которые проголосовали за действующего президента, было меньшее количество избирателей. Разве это не является системной проблемой американского избирательного права?"

Это его любимая фишка. И вот извольте: согласно опросу Службы Гэллапа, 62 процента американских избирателей выступают за прямые выборы, и только 35 согласны оставить коллегию выборщиков.

Здесь, правда, надо уточнить, что последние 10 лет это соотношение практически не меняется. Самым высоким – 80 - процент сторонников прямого голосования был в 1969 году, а в пользу выборщиков в том же году высказалось всего 12 процентов избирателей. Это понятно: на выборах 1968 года разрыв между Никсоном и Хэмфри составил по общему числу голосов 0,7 процента, а выборщиков Никсон получил в полтора раза больше. С тех пор доля стороников прямых выборов неуклонно сокращается, а доля желающих оставить все как есть растет.

Казалось бы, почему бы американцам и впрямь не перейти к прямым выборам президента? Что это за двойная бухгалтерия, зачем она?

На самом деле никакой это не "архаизм", а глубоко продуманная система, связанная с особенностями федеративного устройства США. В Америке власть горизонтальная. Вступая в Союз, штаты передали федеральному центру часть своих полномочий и по умолчанию оставили за собой все остальные. Поэтому каждый штат избирает президента отдельно, а выборщики выражают волю избирателей своего штата. Если бы выборы были прямыми, мнение избирателей малонаселенных штатов ничего не значило бы на больших общих весах.

Демократия – это не власть большинства. Это власть народа, а народ – это и большинство, и меньшинство. Демократии угрожает то, что французский историк и политический мыслитель Алексис де Токвиль, совершивший в 30-х годах позапрошлого века путешествие по Соединенным Штатам, назвал "тиранией большинства". Эта проблема была одной из центральных в дискуссиях государственных мужей, собравшихся в 1787 году на Конституционный конвент. Нынешняя избирательная система - плод компромисса между большими и малыми штатами.

Второй подарок кремлевскому агитпропу преподнес Билл Клинтон. На днях в интервью телекомпании MSNBC он заявил, что двух президентских сроков мало и что надо разрешить избираться на третий срок – ну, может, не подряд, а после паузы. То есть предложил ровно то, что уже разрешил себе Владимир Путин.

Клинтон говорит это не впервые – он уже сказал то же самое в 2001 году в интервью журналу Rolling Stone. Объясняет он свое мнение увеличением продолжительности жизни. Самое смешное, что ведущий ток-шоу Джо Скарборо, задавший экс-президенту вопрос о третьем сроке, - в прошлом конгрессмен-республиканец, голосовавший за импичмент Клинтона.

22-ю поправку, ограничивающую пребывание на посту президента двумя сроками, провели в 1947 году именно республиканцы после четырехкратного избрания Франклина Рузвельта. Однако и до поправки существовала неписанная традиция, начало которой положил Джордж Вашингтон. До Франклина Рузвельта только два президента, Улисс Грант и Тедди Рузвельт, попытались избраться на третий срок, однако проиграли. Да и два полных срока из 44 президентов отработали в Белом Доме всего 11.

Отменить поправку пытался Рональд Рейган, но безуспешно. С тех пор законопроект на эту тему регулярно вносится в Конгресс, но всякий раз "умирает" в профильном комитете.

Клинтона можно понять: он еще полон сил, как будет их полон и Обама, уходя в оставку, а дорога на высший пост уже заказана. Но американская пословица гласит: "Не сломано – не чини".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG