Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борис Немцов: "Аморальность власти - главная проблема России"


Каким будет Путин на третьем сроке президентства? Можно ли считать "перезагрузку" между Россией и США завершившейся? Как совместить гражданское право выбирать и тактику "несогласных"? В программе "Время гостей" - политик Борис Немцов.

Ведущая – Анна Качкаева.

Фрагмент из программы.

Анна Качкаева: Сегодня, 14 ноября, господин Волошин, бывший глава кремлевской администрации, давал показания Лондонскому коммерческому суду в историческом процессе – "Березовский против Абрамовича". Этот процесс довольно много объясняет и про 90-е годы, и про то, как ОРТ передавалось, и каковы там были взаимоотношения… Как вы, человек, который наблюдал за всеми этими событиями в жизни, относитесь к этому процессу?

Борис Немцов: Я бы охарактеризовал это как полноценный, широкомасштабный олигархический стриптиз. Стриптиз на весь мир. При этом ни правых, ни виноватых там нет, там все хороши, причем – по полной программе. Совершенно очевидно, что Березовский, используя свое уникальное положение и близость к семье Ельцина, лоббировал за большие деньги интересы Абрамовича. Это все было не бесплатно и это все Абрамович представляет как некую взятку, которую он давал Березовскому, чтобы тот обеспечил ему покупку "Сибнефти" по смешной цене – 100 миллионов долларов США. Напомню, кстати, что Абрамович купил "Сибнефть" за 100 миллионов долларов на том залоговом аукционе, а продал Путину, своему дружку, за 13 миллиардов 700 миллионов долларов. То есть МММ и Мавроди отдыхают. Он продал "Сибнефть" в 137 раз дороже, чем купил.

Анна Качкаева: И вот теперь это все вскрывается? Дело же не в том, что там вскрывается исключительно гнилая сущность российского олигархата. Масштаб-то побольше у этого процесса.

Борис Немцов: Безусловно. Олигархическая система, которая и тогда существовала, и существует сейчас, теперь просто поменялись – в том смысле, что имена другие. Но суть осталась та же самая: государственная собственность тогда передавалась олигархам, а сейчас передается друзьям Путина. В принципе, никакой разницы нет. Вот в августе этого года господин Путин передал крупнейшие газовые месторождения Северного Ямала Геннадию Тимченко. Не было конкурса, аукциона, ничего – он взял и тихо подписал распоряжение. Кстати, мощность этих месторождений – 2 триллиона 400 миллиардов кубических метров, чуть-чуть меньше Штокмановского – самого крупного в мире. Поэтому если кто-то думает, что что-то радикально изменилось, он заблуждается.

Теперь что касается, собственного, самого процесса. Я считаю, что он исторический и от него есть большая польза. Польза – потому что очевидно, что вот этот кошмар с передачей гигантских объектов государственной собственности за бесценок повториться не должен. Когда-нибудь будет процесс в Лондоне, посвященный тому, как передавались активы Тимченко, передавались Ковальчуку. Или как братья Ротенберги – тренеры по дзюдо – становятся крупнейшими участниками строительства газопровода "Северный поток"… Все это в будущем, к великому сожалению. Но, тем не менее, я считаю, что мы должны учиться хотя бы на своих ошибках. И нынешний лондонский судебный процесс в целом для будущего России носит, на мой взгляд, позитивный характер.

… Конечно, 90-е нельзя рисовать только белой и черной краской. Я могу сказать, что в 90-е возникли миллионы новых бизнесов – и не все они были гнусными, подлыми. Я был в то время губернатором Нижегородской области и могу сказать: у нас в Нижнем не было ни одного олигарха. Произошло всего одно заказное убийство, которое было раскрыто, и никакого олигархата и близко не было. Я, кстати, когда согласился идти в правительство в 1997 году, сказал Ельцину примерно следующее: "Мы должны победить бандитский капитализм, который у вас здесь построен. И давайте начнем все с национализации московского Кремля". Нижегородский, кстати, всегда был государственным, никогда не был частным. Действительно, это было первоначальное накопление капитала, действительно, была масса гнусностей. И вместо того, чтобы все это исправлять, сейчас все это усугубляется.

Анна Качкаева: В Лондоне ходит байка. Вас якобы спросили: "Как к вам относится Березовский?" Вы ответили, что ненавидит – за то, что в 1997-м вы не отдали ему "Газпром". А потом, подумав, через паузу, вы, якобы, говорите: "Но лучше бы достался ему".

Борис Немцов: (смеется) Ну, первая часть рассказа является сущей правдой: действительно, он хотел захватить "Газпром", а я ему не дал этого сделать, и это тоже, кстати, звучало на суде в Лондоне – в 2006 году. Это был суд "Фридман против Березовского", а я выступал свидетелем со стороны Фридмана, и о газпромовской истории много было сказано на тех слушаниях. Тогда, правда, не деньги они пытались друг у друга отвоевать, а честь и достоинство. Кстати, Фридман проиграл. Что касается "лучше достался бы ему", то это – вы ахнете – не мое мнение, а это мнение многих менеджеров "Газпрома"! Менеджеры, увидев, насколько алчными, гнусными, непрофессиональными являются путинские назначенцы, которые сейчас "Газпром" грабят, в сердцах сказали: уж лучше бы Березовский "Газпром" возглавил, может быть, меньше бы грабили…

Мы, кстати, написали доклад "Путин и "Газпром", в котором говорится, что за последние 6-7 лет из "Газпрома" выведено – в пользу друзей Путина – активов на сумму 60 миллиардов долларов США. То есть такого масштаба грабежа Россия не видела никогда. Вот некоторые менеджеры и посчитали, что, может быть, при Борисе Абрамовиче было бы и лучше...

Время гостей

Полная аудиоверсия программы с участием Бориса Немцова.

Полный текст программы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG