Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Мы в оппозиции к "Единой России" и к лидеру "Единой России" Владимиру Путину. И мы ставим цель поменять власть в нашей стране. Мы хотим реальную многопартийность, и неизбежно современная социал-демократическая партия "Справедливая Россия" будет у власти. Но ошибок "Единой России" мы никогда не повторим"


Сергей Миронов

Сергей Миронов

Михаил Соколов: Сегодня в Московской студии Радио Свобода - лидер партии «Справедливая Россия», первый номер предвыборного списка этой партии, глава фракции в Государственной Думе России Сергей Миронов.
Сергей Михайлович, о сегодняшнем событии в Государственной Думе. Напал на вас, я слышал, Владимир Жириновский, он говорит, что вы незаконно пользуетесь привилегиями, живете на государственной даче. Что скажете в ответ на такую атаку?

Сергей Миронов: Я действительно живу сейчас пока еще на государственной даче. Другой дачи у меня и нет, но это мое личное дело. А по закону, так как я был постоянным членом Совета безопасности, мне на определенный срок положена государственная охрана, а государственной охране удобнее охранять меня тогда, когда я нахожусь на государственном объекте – на государственной даче. Так что здесь все законно. Я этого не скрываю, я всегда говорю, что я живу на госдаче.

Михаил Соколов: Но это скоро закончится.

Сергей Миронов: Конечно, это скоро закончится, но это мои проблемы.
Господин Жириновский высказывал претензии по поводу моей супруги, которая какое-то время работала в аппарате Межпарламентской Ассамблеи СНГ. Да, работала. Но я хочу обратить внимание, моя жена не занимается бизнесом, не работала ни в «Газпроме», ни в банке, как жены многих чиновников, а работала в госслужбе, получала не очень большую, по российским меркам, зарплату. И я считал, что это хорошо, что моя жена работает именно в госслужбе, а не где-то.

Михаил Соколов: Мне кажется, вы судитесь. Или он с вами судится. Видимо, напряженные отношения.

Сергей Миронов: Недавно у нас была встреча на «Первом» канале. Видимо, Владимир Вольфович был не в форме, расстроился, что у него не получилось, а у меня получилось. Видимо, обида гложет. И он решил, как ему показалось, рассказать про меня какой-то компромат. Ну, Бог ему судья.
И по поводу иска. В сентябре на одном из каналов он обвинил меня в том, что когда я работал в Совете Федерации, я брал взятки, даже сумму назвал – 2 миллиона долларов. Естественно, я подал иск. Мне не нужно с него денег, но я хочу, чтобы он публично опроверг эту лживую информацию, и сказал, что он лжец. Вот и все.

Михаил Соколов: А в какой стадии сейчас это разбирательство?

Сергей Миронов: Очередное заседание суда назначено, по-моему, на 28 ноября. Я знаю, что судебные процессы идут иногда годами. Но мне важен факт. Я прекрасно понимаю, когда Владимир Вольфович несет «пургу», а он это очень часто делает, конечно, лучше всего на эту «пургу» внимания не обращать. Но во время избирательной кампании, если бы я не подал на него иск за клевету, я бы дал ему козырь. Он мог сказать: «Я сказал, что Миронов взяточник, а он молчит, значит, он признает это». Поэтому я считал необходимым это сделать. И уверен, что никаких доказательств у него по определению быть не может, и суд его обяжет публично принести извинения и опровергнуть эту лживую информацию.

Михаил Соколов: Сегодня в прямом эфире «Вести 24» транслировали беседу Владимира Путина и Дмитрия Медведева с пенсионерами и ветеранами. Президент - руководитель списка конкурирующей с вами партии. Как вы считаете, это была агитация за «Единую Россию» или рабочая встреча с народом?

Сергей Миронов: Сегодня я не смотрел. Но судя по тому, что я вижу в последнее время на телевидении, в любом выпуске «Новостей», идет сюжет про президента Медведева, кстати, реже – про премьера Путина, где идет реальная агитация за «Единую Россию»: встреча со сторонниками «Единой России», что-то еще такое. Но мы привыкли, что не очень четко разделяют, где исполнение обязанностей президента, а где уже лидер списка «Единой России».

Михаил Соколов: Как-то вяло вы протестуете.

Сергей Миронов: Здесь есть очень интересная особенность. Мы же видим реальный рейтинг «Единой России», который падает. И такое ощущение, чем больше будет такой агитации, тем хуже будет результат.

Михаил Соколов: На этой встрече была сказана Владимиром Путиным такая фраза: «Сейчас много нерешенных задач и проблем, в том числе болезненных. Нам ни в коем случае нельзя позволить популистам оседлать эти темы, проспекулировать в очередной раз на этом и получить с этого какие-то дивиденды». Это он про вас сказал, в том числе?

Сергей Миронов: Убежден, что к нам это не относится. Хотя не исключаю, что, может быть, и мы имелись в виду. Вся наша предвыборная программа, все наши предложения экономически просчитаны, в нашей программе мы показываем, где взять дополнительные деньги на реализацию действительно важных и нужных решений, больных социальных проблем в нашей стране. Поэтому когда нас обвиняют в популизме, я всегда вспоминаю, что «popolo» в переводе означает «народ». И если наша партия предлагает то, чего хочет наш народ, более того, не только предлагает, но и показывает, как этого можно достичь, в том числе, где взять деньги для решения этих проблем, то нашу партию «Справедливая Россия» никак нельзя обвинить в популизме. Мы – профессионалы.
Я могу привести хороший пример. Недавно рассматривался закон об исполнении бюджета за 2010 год. А я напомню, что уже четыре года подряд мы не голосуем за бюджет, который вносит Владимир Путин, фракция «Справедливая Россия» голосует против. И при этом мы каждый год готовим альтернативный бюджет. У нас отличные специалисты, отличные профи, депутаты, и Оксана Дмитриева, и многие другие, и мы полный бюджет альтернативный рассчитываем. Так вот, по итогам исполнения бюджета за 2010 год назову только одну цифру: по доходам правительство ошиблось на 1 триллион 300 миллиардов рублей, мы ошиблись на 100 миллиардов рублей. Вопрос – кто более профессионален? Кстати, наши прогнозы по цене нефти за баррель, по инфляции, по курсу доллара оказались более точны, чем прогнозы правительства.

Михаил Соколов: А чем ваша программа принципиально отличается от программ всех других партий?

Сергей Миронов: Во-первых, той главой, которая есть только у нашей партии. Завершает нашу программу глава «Где взять деньги». И мы показываем, что дополнительно в бюджет России можно 8-10 триллионов рублей получать каждый год. Притом, что бюджет России – 12 триллионов рублей, практически еще один бюджет.
Во-вторых, у нас действительно не только некие лозунги, у нас конкретные законодательные инициативы, и многие из них уже разработаны. Если мы говорим об изменении пенсионного законодательства, о почасовой оплате труда, то мы говорим уже о конкретно разработанном законопроекте, который ждет своего часа. Надеюсь, что в будущей Государственной Думе не будет большинства у «Единой России», и мы сможем, опираясь на другие фракции, эти законопроекты сделать законами.
И если говорить о конкретных вещах, то почасовая оплата труда предлагается только нашей партией, реальные меры борьбы с коррупцией и ратификация 20-ой статьи Конвенции... правда, об этом многие говорят, но мы идем дальше. Мы предлагаем внесение изменений в Уголовный кодекс, введение института очень большого тюремного срока, приравнивая фактически коррупцию к государственной измене – до 20 лет тюрьмы, с обязательной конфискацией имущества коррупционера и членов его семьи. Это наше предложение.
И по пенсионному законодательству. Все говорят абстрактно, что пенсии должны быть другими, и только мы разработали альтернативное пенсионное законодательство. Мы предлагаем отказаться от накопительной системы, вернуться к распределительной, к принципу солидарности поколений, и четко показываем, какая должна быть пенсия. Кстати, по нашим расчетам, по нашему закону, средняя пенсия в России уже сегодня должна быть 16 тысяч рублей. И это просчитано, это не с потолка взятые цифры.

Михаил Соколов: Владимир нам написал на сайт: «Справедливая Россия» - это клон «Единой России», только под другим названием». Вы можете его убедить, что не клон?

Сергей Миронов: Конечно, могу. Миф о том, что мы клон, что нас в кремлевской пробирке создали, - это миф, который усиленно пропагандирует как раз «Единая Россия», которая боится только нас. Потому что реально оппонирующая сила «Единой России» сегодня – это партия «Справедливая Россия». Принципиальное отличие нашей партии, например, от коммунистов, от ЛДПР очень простое – мы, в отличие от них, не боимся побеждать, мы не боимся выигрывать выборы, не боимся брать на себя ответственность, не боимся брать власть. А эти господа только в кошмарном сне видят, что они победили, потому что они не знают, что делать дальше. А мы знаем, что делать. И то, что «Единая Россия», простите за непарламентское выражение, «мочит» представителей только нашей партии везде, во всех регионах и на федеральном уровне, это лишнее свидетельство того, что мы никакой не клон, не правая или левая нога, или какие-то другие части тела господ-«единороссов», а мы – оппонирующая сила. Мы имеем социал-демократическую идеологию, мы имеем волю к власти и мы имеем четкую программу, что делать, когда мы власть возьмем.

Михаил Соколов: Я бы с вами не согласился. Уж точно достается и коммунистам. Жалоб от них много. Я вижу, у вас в Кургане конфисковали тираж газеты, «Рязанские ведомости» отказались печатать статью на бесплатной основе и много еще всяких таких сообщений. А как сопротивляться-то?

Сергей Миронов: Но коммунистов пока еще не бьют, а двоих наших кандидатов избили: одного на Сахалине, одного в Свердловской области. Увы, когда не хватает аргументов, прибегают уже к кулакам. Понятно, что других аргументов нет.
А противостоять этому можно только солидарностью, в том числе и с другими партиями, четким фиксированием любых нарушений, немедленной реакцией в виде обращений и в суд, и в прокуратуру, и в следственные комитеты. К сожалению, в последнюю очередь – в ЦИК, потому что ЦИК вяло реагирует.

Михаил Соколов: По-моему, они даже жалобы не рассматривают.

Сергей Миронов: В этом году у них совсем тускло в этом плане. Но должен сказать, что многие правоохранительные структуры, и прежде всего – прокуратура, реагируют довольно оперативно, довольно качественно.
А главное оружие – это все-таки решимость и уверенность в правоте своих идей. И когда мы сегодня ведем избирательную кампанию, в отличие от «Единой России», которая опирается на административный ресурс, опираемся на самый главный политический ресурс – на доверие избирателей. А оно растет, мы это видим по рейтингам, и даже наших оппонентов. Они вынуждены показывать, что рейтинг «Справедливой России» растет. И я убежден, что к завершению избирательной кампании, к 4 декабря, мы подойдем с хорошими результатами, что позволит нам полностью переформатировать политический расклад в будущей Государственной Думе шестого созыва.

Михаил Соколов: Андрей написал на сайт: «Господин Миронов, доля сырьевых товаров в российском экспорте составляла в 2000 году 75%, в 2010 году – 81. Для справки, в экспорте Китая доля сырья за это время упала вдвое. Несет ли правительство господина Путина и сам президент-премьер персональную ответственность за то, что Россия превратилась в сырьевой придаток всего мира?».

Сергей Миронов: Конечно, политика правительства в этой части абсолютно неэффективна. И уповать на то, что цена нефти всегда будет высокой, - это очень наивная политика. Когда случился кризис, у нас был шанс все-таки встряхнуться и переводить экономику на рельсы перерабатывающей промышленности, где главное слово за высокими технологиями, мы этого не сделали. Но сама жизнь нас все равно заставит это делать. И других механизмов, другой альтернативы, как льготное налогообложение тех отраслей, которые выгодны государству, потому что деньги потекут только туда, где им выгодно, нет. И в нашей программе мы как раз показываем эту альтернативу.

Михаил Соколов: Как вы думаете, необходимо правительство отправить в отставку?

Сергей Миронов: Я думаю, что правительство в целом отправлять в отставку не надо, а отдельных министров давным-давно нужно отправить в отставку.

Михаил Соколов: А можно список огласить?

Сергей Миронов: Конечно. Господина Фурсенко, госпожу Голикову, господина Левитина, господина Сердюкова, наверное, еще кого-то. Я думаю, что они должны нести персональную ответственность за развал тех отраслей, которыми управляют. Кстати, как правило, управляют отраслью, не имея базового образования в этой сфере. Это характерно для многих членов правительства.

Михаил Соколов: Но премьер-министр Владимир Путин таких набрал и держит столько лет.

Сергей Миронов: Когда пройдут президентские выборы, кто бы ни стал президентом, если он не проведет реальную кадровую революцию и не изменит ни состав правительства, ни губернаторский корпус, я подозреваю, нас ждут очень тяжелые времена. Потому что дело не только в ожидании, в требовании перемен со стороны большинства россиян, но необходимо более профессионально и более четко руководить различными отраслями нашей жизни и проводить более человечную политику по отношению к своему народу.

Михаил Соколов: А как вы оцениваете планы правительства, да и президента, значительно увеличить расходы на закупку вооружений и на полицию, на армию, в то же время сократить выделение средств на образование, здравоохранение и науку?

Сергей Миронов: Как я уже сказал, нашей фракцией, единственной фракцией в Государственной Думе, разработан альтернативный бюджет. Безусловно, мы понимаем, что армия должна быть боеспособной, мобильной, хорошо вооруженной в России, деньги серьезные туда должны идти, но пропорции, конечно, мы бы поменяли. Мы видим, что финансирование науки, а это как раз будущее той самой экономики, которая не должна быть сырьевой, уменьшается, причем и в абсолютном, и в относительном выражении. Явно не хватает финансирования ни сельскому хозяйству, ни культуре, ни образованию, ни здравоохранению. Конечно, пропорции перераспределения должны быть иными. Я специально начал с того, что мы понимаем значимость и необходимость перевооружения, модернизации наших Вооруженных сил. И туда нужно вкладывать серьезные деньги. Но пропорции в нашем бюджете совершенно иные.

Михаил Соколов: «Вопрос гостю. Готов ли он отказаться от любви к Путину в силу честной позиции перед избирателями? Признает ли он, что при власти Путина Россия продолжает погружаться в болото?», - спрашивает Сергей.

Сергей Миронов: Я привык любить женщин, и считаю, что это правильно. Какой бы замечательный политик ни был, любить его по определению не за что. А что касается Владимира Путина, то я уже говорил, что мы – главная оппонирующая сила «Единой России», Владимир Путин – лидер «Единой России», значит, он наш оппонент, и мы ему оппонируем. А главная причина нехорошего состояния социально-экономического положения нашей страны – прежде всего монополия «Единой России». Владимир Путин возглавляет этого монополиста, поэтому мы оппонируем и «Единой России», и естественно, лидеру этой партии.

Михаил Соколов: «Можете ли сказать, в какой момент вы перестали разделять политические взгляды Владимира Путина, которого вы поддерживали на выборах 2004 года, и что послужило тому главной причиной?».

Сергей Миронов: Например, по такой принципиальной для нас позиции, как прогрессивная шкала подоходного налога, я все 9 лет спорил с Владимиром Путиным, делая это публично и не публично, считая, что необходимо как можно скорее переходить к прогрессивной шкале подоходного налога. Да, у меня были очень неплохие отношения с Владимиром Путиным, но я считал всегда, что опираться можно на то, что сопротивляется. И я считал своим долгом говорить правду, говорить вещи, может быть, нелицеприятные.
Я могу привести конкретный пример. В результате нашей с ним дискуссии, и долго уговаривать не пришлось, в нашем Лесном кодексе отсутствует понятие частной собственности на лес. Это была моя принципиальная позиция. В первоначальном проекте, который готовило правительство, была частная собственность на лес. У меня была очень большая дискуссия с глазу на глаз с Владимиром Путиным, и мы очень быстро пришли к единому мнению, что категорически нельзя в современных условиях в России (правда, я настаивал, что и в очень отдаленном будущем) вводить частную собственность на лес. Хотя по разным позициям у нас точки зрения не совпадали.
Но я могу сказать абсолютно точно, видя, к чему приводит монополия «Единой России», понимая, что нужно определяться, то событие, которое произошло в мае этого года, когда я оставил пост председателя Совета Федерации, я сделал это осознанно, это мое решение. Да, меня снимали депутаты «Единой России» в Законодательном собрании Петербурга. Я думаю, что радиослушатели поверят мне на слово, у меня, безусловно, была возможность остаться на этом посту, как минимум, до декабря этого года...

Михаил Соколов: То есть компромисс какой-то можно было найти?

Сергей Миронов: Я должен был поступиться своими принципами. Но я не захотел этого делать.

Михаил Соколов: А в какой форме?

Сергей Миронов: Наверное, я должен был замолчать, прекратить критиковать «Единую Россию», отдельных представителей «Единой России», в том числе и в моем родном Петербурге.

Михаил Соколов: Валентину Ивановну Матвиенко?

Сергей Миронов: Конечно. И иже с ними, господина Тюльпанова и так далее. Но я понимал, что впереди выборы в шестую Государственную Думу. И я не без основания полагал, что это очень большой шанс сломать монополию «Единой России». И я понимал, что мне не надо оставаться во власти, я должен встать во главе той оппонирующей силы, которую, кстати, взрастил вместе с товарищами за годы моего нахождения на посту третьего человека в государстве, и взрастил именно как самостоятельную и оппозиционную для «Единой России» силу. Я сделал осознанный выбор, понял, что мне нужно идти во главе моих товарищей, во главе списка, идти как неформальному лидеру партии, что я сейчас и делаю. И сейчас ход избирательной кампании доказывает, а результаты, уверен, докажут, что я сделал абсолютно правильный выбор.

Михаил Соколов: А вы некоторыми товарищами не разочарованы? У вас какой-то конфликт в Нижегородской области, в Мордовии лидер организации вообще не вывел ее на региональные выборы. То есть происходит довольно много странных, скажем, историй. Если человек не занимается изучением российской политической сцены, он, наверное, удивится.

Сергей Миронов: Я напомню, что нашей партии всего пять лет. Во время образования нашей партии мы объединили под свои знамена 9 партий. Это самые разные люди, иногда с довольно различными точками зрения что касается идеологии, понимания того, что такое партийное строительство. И конечно, до сих пор идет притирка.
Если говорить о конкретных ситуациях, то, к сожалению, у нас в Мордовии руководитель регионального отделения смотрит в рот Меркушкину. В свое время именно там мы получили, по-моему, 0,1%, потому что господин Меркушкин делал все что хотел. И в этих условиях понимая, что у нас, к сожалению, нет самостоятельного регионального отделения, мы осознанно приняли решение, что мы не участвуем в региональных выборах. Потому что мы бы там получили ноль без палочки, или, может быть, господин Меркушкин с барского плеча дал бы один мандат своему приятелю, который пока еще руководит региональным отделением. Но после выборов мы, конечно, будем серьезные организационные выводы делать.
А если говорить о Нижнем Новгороде, там получилась непростая ситуация. Я очень рад, что Александр Бочкарев нами возвращен на пост председателя регионального отделения, и там сейчас уже дееспособное региональное отделение.

Михаил Соколов: «Сергей Михайлович, что вы думаете про ситуацию с летчиками и Таджикистаном?». Что ваша фракция в Думе сделала?

Сергей Миронов: Наша фракция подготовила свой проект постановления и заявления Государственной Думы. Сегодня должны рассматривать заявление в Государственной Думе, где мы высказываем недоумение и возмущение приговором суда Таджикистана двум летчикам: гражданину Российской Федерации Садовничему и гражданину Эстонии. Считаем, что это недружественный шаг по отношению к России. Удивительно, что страна-член ОДКБ, член СНГ принимает такие решения в отношении гражданина дружеской страны. Естественно, это возмущение и тот проект, который подготовлен в Государственной Думе, наша фракция поддержит.

Михаил Соколов: Сейчас поступило сообщение, что на переговорах министра Сердюкова с его коллегой из Таджикистана президент Таджикистана якобы указал на то, что нужно решить данный вопрос положительно – об освобождении российского летчика. Что, видимо, говорит о том, что с судебной системой там не очень хорошо.

Сергей Миронов: В конце концов, нам сейчас важно, чтобы наш соотечественник был освобожден и вернулся бы на родину, а потом мы бы рассуждали об эффективности судебной системы Таджикистана.

Михаил Соколов: Хотя мне показалось, что те меры, которые принимались по отношению к работающим в России таджикам, выглядят не очень хорошо. Это какая-то коллективная ответственность. Может быть, нужно было воздействовать все-таки на элиту, которая принимает подобные решения, а не на обычных граждан, которые становятся заложниками?

Сергей Миронов: Я не сомневаюсь, что такое воздействие по соответствующим каналам было оказано. И та информация, о которой вы только что сообщили, думаю, лучшее тому свидетельство.

Михаил Соколов: «На чем зиждется ваша уверенность, что вас пропустят в Думу? На том, что вы только оппонент, а не противник Путина? Или на том, что честно посчитают ваши голоса?», - спрашивает Роза.

Сергей Миронов: Очень характерен вопрос: пропустят или не пропустят. Спрашивать никого не будем. Есть закон. У нас есть четкое понимание позитивности восприятия гражданами Российской Федерации программы нашей партии, в том числе и кандидатов нашей партии. Весь вопрос, конечно, в количестве, которое готово нас поддержать. То, что мы уверенно проходим в Государственную Думу, у меня никогда не вызывало сомнений. И по всем рейтингам, даже недружественным, мы видим, что мы проходим. Но я думаю, что мы еще значительно прибавим.
Почему мы в этом уверены. Мы прекрасно понимаем (как говорил один товарищ в свое время), не важно, как голосуют, а важно, как считают. Мы подготовили профессиональных наблюдателей. Мы закроем все 96 тысяч избирательных участков. С января мы включили практически во все комиссии члена не только с совещательным голосом, но и члена с решающим голосом. И у нас есть все возможности реально защитить реальное волеизъявление граждан.

Михаил Соколов: Коммунисты 2 декабря собираются провести по стране массовые акции, пикеты под лозунгом «Не дадим украсть наши голоса!». А вы?

Сергей Миронов: Мы предлагали коммунистам сделать еще проще – объединить усилия во время наблюдения за выборами 4 декабря. Официально товарищ Зюганов, несмотря на обещания в прямом эфире это сделать, так и не подписал с нами соглашение. Но нас это мало волнует. Проводя сейчас рабочие встречи с активом в штабе партии, когда я езжу в регионы, я даю прямой наказ нашим наблюдателям: приходите на избирательные участки и сразу спрашиваете, кто наблюдатель от КПРФ, и блокироваться. Договариваться о распределении обязанностей: кто-то пошел с выносной урной, кто-то остался здесь. Потому что я уверен, что и они заинтересованы в реальных голосах и в реальном волеизъявлении. У нас есть убеждение, что попытки будут. И мы знаем, что можно манипулировать, прежде всего, частью тех голосов людей, которые не пришли на выборы. Мы призываем постоянно: обязательно идите и голосуйте. А если есть призывы бойкотировать, например, выборы, надо прямо сказать, кто так говорит и призывает, они работают на руку «Единой России».

Михаил Соколов: Но часть людей и так не ходят на выборы. То есть у них пассивный бойкот.

Сергей Миронов: К сожалению, такие люди есть. Но тогда не надо говорить, что у нас все плохо и ничего не поменять. Если ты сидишь дома, все так и будет по-прежнему, а если прийти и проголосовать, то есть реальный шанс уже 5 декабря получить другую Государственную Думу, а значит, и совершенно другие органы государственной власти и другую жизнь.

Михаил Соколов: Геннадий из Ленинградской области, здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Будет ли «Справедливая Россия» расширять права и возможности отдельно взятого гражданина привлекать к ответственности и наказывать любого рода нерадивца и бракодела – главу администрации, местного чиновника, губернатора и так далее, не оказывающего или плохо оказывающего услуги населению? Я считаю, что отдельно взятый гражданин сейчас бесправен перед беспределом чиновничества из «Единой России».

Сергей Миронов: Геннадий, к сожалению, я должен с вами согласиться по поводу бесправности. Именно поэтому в нашей программе есть конкретные предложения. Первое. Мы в рамках наших политических требований требуем возвращения всенародного избрания губернаторов, обязательного избрания мэров всех городов, ликвидации позорных сити-менеджеров. Кстати, напомню, что мы выступаем и за избрание членов Совета Федерации. Наряду с этим мы вводим, кстати, уже внесли законопроект в Государственную Думу еще этого созыва две недели назад об инициации отзыва губернатора, депутата любого уровня. В законе мы предусматриваем, что если 5% собрано подписей граждан, которые зарегистрированы на территории конкретного субъекта Российской Федерации, и они обладают активным избирательным правом, то тогда президент обязан рассмотреть эту инициативу граждан и принять решение о снятии с должности того или иного губернатора.
Второе. Конечно, мы видим, что при нашей нынешней судебной системе россияне не получают в суде ни суда правого, ни суда скорого и ни суда справедливого. Изменение и реформирование судебной системы – это тоже наше политическое требование.
И такое предложение, как ликвидация любых привилегий и льгот для депутатского корпуса Российской Федерации любого уровня, в частности, лишение так называемого депутатского иммунитета либо депутатской неприкосновенности тоже послужит более прозрачному, более открытому формированию органов власти и большему взаимодействию между гражданином и представителями власти.
И есть еще более конкретное предложение. Речь идет о многочисленных и очень тяжелых очередях, в которых находятся наши граждане, стоя в кабинеты того или иного чиновника. Мы предлагаем принять так называемый административный регламент, это не Административный кодекс, а это регламент, который говорит, что к любому чиновнику любого уровня гражданин Российской Федерации не должен стоять в очереди более 20 минут. А это уже задача чиновника – организовать работу и прием граждан таким образом, чтобы человек не сидел больше 20 минут.
И не могу не сказать, что только ликвидировав монополию одной партии... Сегодня мы видим интересную ситуацию. Когда гражданин жалуется вышестоящему чиновнику на нижестоящего, как правило, он жалуется одному члену «Единой России» на другого члена «Единой России». Поэтому ликвидация монополии и реальная политическая конкуренция, реальная многопартийность позволят защитить права гражданина и человека в нашей стране более эффективно.

Михаил Соколов: «Сергей Михайлович, по иску «Единой России» и ЛДПР нас, кандидатов «Справедливой России», в Завьяловском районе Удмуртии пытаются снять с выборов. А муниципальный список «Справедливой России» завтра регистрируют после решения суда», - сообщает вам господин Суворов.

Сергей Миронов: Только что мне докладывал Виктор Евграфович Шудегов, руководитель регионального отделения в Удмуртии, и насколько я знаю, мы суд уже выиграли, и наших товарищей восстановили. Мы наших одномандатников по одному восстанавливаем, сейчас последнего восстанавливают. И по одному из районов была попытка снять весь наш список. Но вот он мне сегодня доложил, что принято решение положительное в пользу нашей партии.

Михаил Соколов: Из Ульяновска пишут: «Пусть Сергей Михайлович расскажет, почему контора Чурова запретила показывать по телевидению видеоролик «Справедливой России».

Сергей Миронов: Я сегодня получил интересное письмо за подписью господина Чурова. Он отвечает на запрос одного из руководителей канала «Россия 1», где пишет, что видеоролик партии «Справедливая Россия», который начинается со слов «Ой, что-то много!» - это пенсионерка получает пенсию, а потом у нее отбирают эти же деньги на оплату жилищно-коммунальных услуг, и говорит, что, по его мнению, там явно прослеживаются позиции, которые позволяют говорить о разжигании социальной розни. Я только что это письмо получил, и у меня первое желание (и я это обязательно сделаю) – я без комментариев размещу его в своем блоге, пусть люди почитают. Там еще очень много интересных формулировок наукообразных, которые говорят, как мне кажется, о непонимании сути того, что происходит. Мы этот ролик крутили две недели. По нашему плану как раз идет замена. С сегодняшнего дня этот ролик уже не показывают. Но мы хотели, чтобы его показывали в регионах. Так вот, теперь в регионах запрещают этот ролик показывать – якобы он разжигает социальную рознь. Хотя я, конечно, не вижу там никакого разжигания. Но у нас довольно много других роликов. Хотя недавно мне позвонили из штаба и сказали, что и к другим роликам нашей партии есть претензии. Но я говорил, что наша партия профессиональная. Похоже, наши ролики прямо стучат в сердца и к разуму вопиют наших избирателей, но кому-то это, видимо, не нравится.

Михаил Соколов: Стоило бы, наверное, эти формулировки по всякой социальной розни и вообще 282-ую статью очень сильно подкорректировать.

Сергей Миронов: Я думаю, что это дело будущего. Это надо делать обязательно. Здесь очень много перегибов и абсолютно странных проявлений. Борются с экстремизмом там, где просто нормальная гражданская позиция, кстати, правдивая и честная позиция. С экстремизмом нужно бороться, нельзя его допускать, и соответствующие статьи в Уголовном кодексе должны быть, но когда довольно однобоко к этому подходят, то это вызывает большие вопросы.

Михаил Соколов: Владимира из Ржева, пожалуйста.

Слушатель: Почему никто не ставит вопрос об изменении пенсий для госслужащих? Мелкие чиновники, уходя на пенсию, получают значительно большую пенсию, чем остальные граждане. И второй вопрос. Почему вы не ставите вопрос в программе о национализации сырьевых отраслей?

Сергей Миронов: Владимир, вы, видимо, к сожалению, не получали ни в каком виде программу нашей партии, иначе вы бы не говорили, что никто не ставит. По пенсиям. Я только что сказал, что наша партия выступает за то, чтобы любые льготы, включая пенсионное обеспечение, депутатов, чиновников не отличались бы от общероссийских, чтобы чиновники четко понимали, на какую пенсию живет большинство граждан Российской Федерации.
А по поводу национализации у нас есть два подхода. Во-первых, мы считаем, что ключевые отрасли нашей экономики, в том числе сырьевые, должны быть обязательно в собственности государства. Кроме этого, еще в феврале этого года лично мною в соавторстве с моими коллегами по фракции «Справедливая Россия» внесен интересный закон. Он называется «О национализации предприятий и объектов социально неэффективных собственников». Если, например, собственник не платит зарплату несколько месяцев или устраивает локаут, массовое увольнение работающих, либо на этом предприятии техника безопасности нарушается таким образом, что идут аварии и имеются человеческие жертвы, тогда происходит национализация, выкуп за деньги, но с разницей между рыночной стоимостью и теми затратами, которые государство должно будет понести для того, чтобы из этого предприятия, как у нас в народе говорят, сделать конфетку. То есть собственник получит меньшую сумму, чем он рассчитывал.

Михаил Соколов: Через неделю состоится съезд партии «Единая Россия», на котором лидер ее и премьер-министр Владимир Путин будет выдвинут кандидатом в президенты России. А какой будет ваш ответный ход?

Сергей Миронов: Хороший вопрос. Действительно, ответный ход будет. Мы его дадим 10 декабря. У нас уже назначена дата проведения второй части нашего съезда. Мы сделали перерыв с 24 сентября. И наша партия будет определяться со своим участием в выборах президента. Но на сегодняшний день мы одну позицию заявили: мы официально на съезде ни в коей мере не поддержим кандидатуру на пост президента, которую выдвинет «Единая Россия».

Михаил Соколов: А вы не жалеете, что вы в прошлый раз Дмитрия Медведева выдвигали?

Сергей Миронов: Сейчас, естественно, мы бы этого не сделали. Но тогда, и не без оснований, мы надеялись на очень большие перемены в нашей жизни. У Дмитрия Медведева были очень хорошие намерения, которые он декларировал, в том числе, в известной статье «Россия, вперед!».

Михаил Соколов: Слов было много.

Сергей Миронов: Да. И не получилось, на мой взгляд, именно по причине монополии «Единой России». Именно этот «профсоюз бюрократов» не дал реализовать. То, что сегодня Дмитрий Медведев возглавляет список этой партии, у меня вызывает естественное удивление.

Михаил Соколов: Вячеслав уточняет: «Было ли решение тандема о рокировке для вас неожиданным?».

Сергей Миронов: Именно такое решение было неожиданным. А то, что «Единая Россия» будет выдвигать Путина, для меня было ожидаемым, я чувствовал, что к этому дело идет. Прозвучало на съезде, что еще четыре года назад договорились, а я увидел в декабре прошлого года, что решение принято. Мне никто не говорил, но по моим наблюдениям я понял, что какое-то решение принято. И я сразу подумал, что, наверное, принято решение, что вновь пойдет на пост президента кандидатом Владимир Путин. А вот с точки зрения такой рокировки, да, для меня это было неожиданным решением.

Михаил Соколов: Анатолий из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Сергей Михайлович, давайте выйдем с вами за границы Российской Федерации. Расскажите, пожалуйста, позицию вашей партии о внешнеполитических приоритетах России, в частности, на Ближнем Востоке, ближнее зарубежье и об отношении с Соединенными Штатами.

Михаил Соколов: Я бы все-таки уточнил. Сергей Михайлович, чем вы, придя к власти, будете отличаться от нынешнего курса в области внешней политики? У меня такое ощущение, что «Справедливая Россия» всегда все поддерживает во внешней политике.

Сергей Миронов: Главный приоритет нашей партии – это прежде всего защита интересов России и защита любого россиянина, находящегося за рубежом. Находится ли он в туристической поездке, на временном проживании, работает за рубежом. Сегодня мы этого не видим. А особенно наших соотечественников в ближнем зарубежье, на территории стран СНГ. Много миллионов наших соотечественников осталось за рубежом. Вот этот приоритет для нас очевиден.
Главный принцип внешней политики России для нас – это наши национальные интересы, ни в коей мере не следование в фарватере какого угодно политического центра многополярного мира. Более того, по определению Россия является одним из таких центров. У России должна быть самостоятельная, взвешенная внешняя политика. Мы ни с кем не собираемся воевать, но своего мы тоже не отдадим. И свои прагматичные национальные интересы мы должны отстаивать корректно, в рамках международного права, но жестко и последовательно. И здесь я бы вспомнил о прямой защите и явном интересе со стороны государства в судьбе любого гражданина Российской Федерации. В том числе и наших соотечественников, которые сегодня являются гражданами других государств, но всей душой и всеми помыслами они все равно со своей родиной, с Россией. Вот про них забывать ни в коем случае нельзя. Более того, мы не без основания полагаем, что это наш форпост за рубежом, это наши люди, которые духовно и интеллектуально являются плотью от плоти России, россиянами, соответственно, мы должны их поддерживать, помогать им, но рассчитывать и на их поддержку. Потому что многие занимают серьезные позиции в экономики разных стран, даже и в политическом спектре. Вот это все нужно в большей степени учитывать. И такая работа с соотечественниками в последние годы стала налаживаться, чего раньше совсем не было. Но мы считаем, что здесь еще больше нужно делать акценты.

Михаил Соколов: Сергей спрашивает: «Почему у нас в Тольятти из «эсеров» вышли 150, а в Сызрани 90 человек за последние две недели?».

Сергей Миронов: Я уже говорил, что идут процессы притирки. Как правило, такие цифры преувеличены. Мы сегодня вспоминали Удмуртию, там было сказано, что 1700 человек вышли из партии, но всего-то 1300. Поэтому когда такие цифры звучат, их, как правило, нужно делить на 10. Но есть разные подходы и разное понимание того, что собой должна представлять оппонирующая сила. Многим, к сожалению, стало некомфортно в партии, которая не на словах, а на деле готова воевать против монополии «Единой России», в этой борьбе идти до конца и без компромиссов. Многие оказались конформистами. У кого-то бизнес, и он боится его потерять, кто-то просто не готов был оказаться в по-настоящему оппозиционной партии. Такие процессы идут, они естественны. И я вас уверяю, на фоне 400 тысяч членов нашей партии такие единичные выходы или какие-то демонстрации... Я получил открытое письмо от некоторых уже, надеюсь, бывших членов партии «Справедливая Россия» в Московской области, которые пишут какие-то обидные слова. А на самом деле понятно, что куплены «Единой Россией», исполняют свой ритуальный танец.
Как, кстати, пытались сделать в Томской области, в Томске, где нашего коллегу Игоря Пучкова пытались склонить к предательству. Уговорили его, что он публично напишет заявление о выходе из нашей партии, о выходе из списка, скажет всякие слова про негодяйских негодяев из партии «Справедливая Россия». Он пришел на пресс-конференцию, и в присутствии журналистов и телекамер подписал заявление о выходе из партии, а потом на глазах у журналистов разорвал его и рассказал всю правду, как его уговаривали представители «Единой России», какие посты ему сулили за то, что он совершит акт предательства. Он остался в рядах нашей партии. Кстати, очень мужественный поступок. Но даже не все жители Томской области об этом знают, потому что, хоть это все было сделано под телекамерами, естественно, нигде это не показали. Потому что ничего не получилось с эффектным выходом члена нашей партии из нашей партии, а получилось наоборот – разоблачение провокаторов.

Михаил Соколов: «Путинская власть запрещает плакаты «Россия без жуликов и воров». Когда власть доходит до идиотизма – это и есть начало конца», - пишет Александр.
А Алексей спрашивает: «Почему друзья Путина становятся миллиардерами – Тимченко, Ковальчуки и так далее?».

Сергей Миронов: Здесь я хочу сказать об одном пункте программы нашей партии. Это ратификация 20-ой статьи Конвенции ООН против коррупции, по которой презумпция невиновности чиновников теряется. И по этой статье, будь она ратифицирована нашей страной, а мы на этом будем настаивать, любой гражданин может обратиться к любому чиновнику, к любому представителю и спросить его, откуда у него денежки, как он их заработал. И чиновник обязан отчитываться. Я думаю, что эта норма сразу же отрезвит многие головы и сразу наведет не только порядок, но и установит справедливость в нашей стране.

Михаил Соколов: Андрей из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Дума нового созыва изменит стратегию России, в которой написано, что США и НАТО – ее главные враги? Это очень интересно для США и Западной Европы.

Сергей Миронов: Я думаю, что ни писать, ни читать так не надо. Воевать нам ни с кем не надо. Нужно прагматично отстаивать свои интересы. И когда Соединенные Штаты Америки собираются размещать систему ПРО в Европе, у нас должен быть жесткий, адекватный ответ. И здесь, как мы говорим, табачок врозь. А прямо говорить, что это враги... Сказать можно много чего, а дальше пойдет гонка вооружений, у кого-то рано или поздно нервы не выдержат – и будет огромная, всепланетная катастрофа.

Михаил Соколов: Про голосование по почте, которое организуется в Петербурге.

Сергей Миронов: Мы уже опротестовали некоторые позиции, сегодня мне докладывали из Петербурга. Конечно, это художество господ из «Единой России» в Петербурге. Понятно, что через этот инструментарий пытаются накидать дополнительно себе голоса. Но думаю, что ничего все равно не получится, потому что в Петербурге поддержка «Единой России» невелика, а нашей партии – как раз наоборот. Тем не менее, мы не сидим сложа руки. И мои товарищи соответствующие контролируют этот процесс. И как мне сказали, сегодня более 3 тысяч конкретных фактов было опротестовано.

Михаил Соколов: Три похожих вопроса. «Задайте гостю вопрос: он против Путина?». «Вы против «Единой России», при этом за Путина. Как вас понимать?». «Скажите сейчас и здесь «Путина – в отставку», и я отдам за вас свой голос», - пишет Дмитрий.

Сергей Миронов: Я скажу так, как я уже говорил. Мы в оппозиции к «Единой России» и в оппозиции к лидеру «Единой России» Владимиру Путину. И мы ставим цель поменять власть в нашей стране. Мы хотим реальную многопартийность, и мы не скрываем своих политических амбиций. В конечном итоге, исторически и неизбежно современная социал-демократическая партия «Справедливая Россия» будет у власти. Но ошибок «Единой России» мы никогда не повторим. Кстати, одним из первых законов будет тот закон, который журналисты любят называть «закон об оппозиции», а правильнее было бы назвать «закон о гарантиях парламентской деятельности», и для большинства, и для меньшинства. Это демократично.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG