Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Несколько шагов вверх для Дианы Вишнёвой


"Диалоги" с Дианой Вишневой

"Диалоги" с Дианой Вишневой

В рамках фестиваля современной хореографии "DanceInversion", который продолжается на сцене Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, прима Мариинского балета Диана Вишнёва представила спектакль "Диалоги". Это совместный проект Мариинского театра и Фонда Дианы Вишнёвой при участии американской компании "Ардани Артистс".

"Диалоги" – это три одноактных балета, поставленных разными хореографами, в разное время и в разных странах. Первый из них – "Лабиринт" – сделан в 1947 году великой американкой Мартой Грэм. Диана Вишнёва говорит, что технически это самая сложная часть программы:

– Я не ожидала, что стиль Марты Грэм будет так сложен для меня – и технически, и даже физически. Мне пришлось нарастить дополнительные мышцы на животе, на спине, на ногах. Трудны невыворотные позиции и напряжение, внутренняя сила в статике, которая неведома классическим танцовщикам. Что касается Пола Лайтфута и Соль Леон – это первые хореографы, которые заглянули прямо внутрь меня, в самую глубину. Для меня это было огромным откровением, огромным счастьем. Они вселили в меня веру в свои силы, в то, что я могу сделать еще много, прежде неведомого.

Веру в Диану Вишневу вселили хореографы Нидерландского театра танца. Балет "Возможны изменения" выполнен в 2003 году Полом Лайтфутом и Соль Леон. Их имена до сих пор были неизвестны не только рядовым балетоманам, но даже артистам балета. Об этом говорит премьер Большого театра Андрей Меркурьев, который участвует в постановке.

– Я счастлив, что наш с Дианой дуэт воссоединился после шестилетнего перерыва. Работа над "Диалогами" была очень сложной: мы прошли и через слезы, и через боль. В первую очередь, я открыл для себя новых хореографов, я не был знаком с их работами. Может, это произошло потому, что я работаю в Большом театре, и мне надо захватывать территории в России. Я начинал работу в Голландии один, сначала учил свои куски, потом приехала Диана. У меня нет такого опыта, как у нее, я не привык ездить по разным странам для работы с хореографами. Это моя первая такая работа. И я открыл для себя новый мир, новых людей, новую хореографию. Конечно, я и прежде сталкивался с именитыми хореографами, но Пол и Соль открыли для меня новую планету. Они создают такие шедевры, что просто можно с ума сойти. Я – из тех артистов, которые не сидят на одном месте. Кто-то хочет всю жизнь выходить на сцену в "Спартаке", в "Лебедином озере", но мне это неинтересно. Грубо говоря, все мы сидим в коробочке, но в ней нужно сделать много-много дырочек, так интересней – больше света приходит. И эта работа меня как-то возродила. Я стал больше улыбаться, во мне кипят эмоции. За это я благодарен Диане, Сергею Даниляну, Мариинскому театру. Когда мы начинали эту работу, я Диане сказал, что это должна быть бомба. И я не стесняюсь своих слов, хочу, чтобы именно так и было, – сказал Андрей Меркурьев.

Название всему спектаклю дал балет Джона Ноймайера, который он поставил специально для Дианы Вишнёвой и солиста Гамбургского балета Тьяго Бордина. Диана Вишнёва – одна из прекраснейших балерин, ее репертуар в Мариинском театре обширен, однако, теперь имя ее известно в мире современного танца не меньше, чем в мире классического балета, потому что, в отличие от большинства коллег, она не ждет, когда кто-то придет к ней и предложит ей новые роли. На мой вопрос, действительно ли она сама ищет для себя новые спектакли, или это делает глава компании "Ардани артистс" Сергей Данилян, Диана Вишнева ответила:

– Да, это долгая и кропотливая работа. Например, с Полом и Соль мы вообще не были знакомы, я просто приехала к ним, сказала, что я – балерина Мариинского театра.

Пол Лайтфут и Соль Леон подтвердили, что все было именно так, что они Диану Вишневу не знали, она сама к ним приехала. А Сергей Данилян добавил:

– Фактически Диана своим авторитетом, своей репутацией в балетном мире добилась того, что никому не удавалось. Хореографию Марты Грэм, хореографию Пола Лайтфута в России не только не танцевали, но и не видели. Значит, российская премьера балета "Диалоги" – это российская премьера этих хореографов. За Лайтфутом и Леон гонялся не один российский театр (и не только российский), пытаясь их заполучить. Но удалось это одной Диане. Только она могла сесть в самолет, полететь из Амстердама в Гаагу, сказать, кто она такая, объяснить, чего она хочет, и обо всем договориться. А вообще, за те два года, что прошли со времен нашего предыдущего проекта "Красота в движении", мы вели переговоры со многими хореографами, с которыми Диане было бы интересно работать. Это долгий процесс. Например, в какой-то момент мы поняли, что расписание Джона Ноймаейра не согласуется с нашими планами. Диана садится в самолет, летит в Гамбург, убеждает Ноймайера, что проект может быть осуществлен в те сроки, которые его устраивают. Нас поддержал Валерий Гергиев, который на дне рождения Дианы просто сказал: "Ну что ж, давайте сделаем". И теперь, когда всё состоялось, можно говорить о том, что это несколько шагов вверх. Перед нами – другая Диана, другой человек, другой артист. Для нее это этап, ее возможности гораздо шире, чем мы можем себе представить. И я считаю, что это ее личная, огромная победа, – сказал Сергей Данилян.

13 декабря Нидерландский театр танца завершит фестиваль "DanceInversion", и это значит, что Москва увидит еще один, совсем новый балет Пола Лайтфута и Соль Леон. Что называется, "не было ни гроша, да вдруг алтын".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG