Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Тепло как способ театральной коммуникации


Юрий Любимов (слева) репетирует сцену из пьесы "Борис Годунов" в московском театре драмы и комедии на Таганке. Главный режиссер театра Николай Губенко (справа) в роли Бориса Годунова, Валерий Золотухин (в центре) в роли Самозванца, апрель 1988 года

Юрий Любимов (слева) репетирует сцену из пьесы "Борис Годунов" в московском театре драмы и комедии на Таганке. Главный режиссер театра Николай Губенко (справа) в роли Бориса Годунова, Валерий Золотухин (в центре) в роли Самозванца, апрель 1988 года

Театральная общественность Москвы оживленно обсуждает начало примирения руководителей Театра на Таганке Валерия Золотухина и театра "Содружество актеров на Таганке" Николая Губенко. Они встретились и за рюмкой водки договорились совместно решать вопросы теплоснабжения и эксплуатации театральных помещений.

Театр на Таганке, который возглавлял Юрий Любимов, раскололся в 1993 году, а сам этот режиссер вынужден был покинуть театр несколько месяцев назад из-за конфликта с творческим коллективом. Рассказывает руководитель Театра на Таганке Валерий Золотухин:

– Мы договорились о том, что электричество, воду и все хозяйственные вопросы будем решать вместе. Поскольку здание одно, и коммуникации одни, мы решим этот вопрос вдвоем.

– У вас с Губенко личные отношения нормальные, профессиональные?

– Мы не общались, но я всегда им восхищался как артистом, и считаю, что он один из лучших артистов нашего времени. Поэтому я был рад, честно говоря, этой встрече.

– Какую-то ответную симпатию вы почувствовали?

– Думаю, что да. А как? Он первое, что сказал, – восстановить спектакль "Живой", потому что это был лучший спектакль Любимова, а я играл там.

– Возможны ли какие-то совместные творческие проекты или пока об этом речь не идет?

– Пока не идет об этом речь, но если бы это было, я бы только приветствовал. Он давно не был в Театре на Таганке, я не был в Театре "Содружество", поэтому надо посмотреть, приглядеться. Возможно. Ну, что же, мы соседи же, что нам делить? Мои актеры могут играть у него, его актеры могут играть в Театре на Таганке. Это вопрос уже другой. Главное, что мы помирились, а все остальное ерунда. Найдем общий язык.

– А сейчас есть какой-то опыт того, что актеры играют в других театрах? Или это пока только на будущее?

– Почему, допустим, в "Добром человеке" играет актриса, которая работает у Николая Николаевича, – Жукова Татьяна, замечательная актриса. Это вопрос уже технологический, он решаем.

– Почти 20 лет прошло со времени разделения той большой труппы Таганки. Тогда, по вашим воспоминаниям, иного варианта не было?

– Я был на стороне Любимова, и как-то я не понимал тогда этого разделения. Я сейчас не хочу вдаваться в подробности, просто один к одному все повторилось... Но сейчас я с другой стороны. Это все надо очень подробно знать, кухню театральную. Это живое дело. Я очень рад, что Николай Николаевич нашел возможность прийти, сказать: никакого перемирия и все.

– А кто был инициатором встречи?

– Коля.

Театральный критик РС Марина Тимашева напоминает о конфликте в Театре на Таганке. Насколько устойчивым может быть примирение двух творческих коллективов?

– В 1982 году Юрий Любимов поставил на Таганке "Бориса Годунова", и роль Бориса сыграл Николай Губенко. Спектакль был немедленно закрыт, потому что в 1982 году, как все помнят, умер Брежнев, и в этой постановке усмотрели, соответственно, какие-то нежелательные параллели. Юрия Петровича Любимова лишили гражданства в том же 1982 году. Но в 1988-м начинается перестройка, Николай Губенко настаивает на том, чтобы Любимов вернулся в Россию, чтобы ему вернули гражданство. И Юрий Петрович Любимов милостиво возвращается, – кстати, по личному приглашению Николая Губенко, и тот встречает его в аэропорту.

Встреча была радостной, но идиллия длилась очень недолго. В 1992 году группа артистов театра, предводительствуемая Губенко, обвинила Любимова в том, что он хочет избавиться от актеров, перевести их на контракты и приватизировать здание для каких-то своих личных целей. Конфликт закончился тем, что театр поделился почкованием. Остался Театр на Таганке Любимова в старом здании, а новое было занято Театром "Содружество актеров Таганки" – с Николаем Губенко в главной роли. Два здания, два руководителя, две труппы, два парадных входа, два служебных входа, переходы из одного театра в другой были заколочены. И два репертуара. Разве что в день рождения Владимира Высоцкого или в годовщину его смерти оба театра всегда давали представление в его честь, но, естественно, каждый в одиночку.

В 2011 году в любимовском театре на Таганке вспыхивает очередной скандал. Юрий Петрович костерит артистов, снова требует перевода их на контракты. Они выдвигают, между прочим, то же самое обвинение, что выдвигала группа артистов во главе с Губенко, то есть что Любимов хочет приватизировать помещение театра. И Юрий Петрович Любимов уходит из театра, поскольку артисты выражают ему, по сути, вотум недоверия. Его место занимает Валерий Сергеевич Золотухин.

– Значит, Валерий Золотухин прав, когда он говорит о том, что ситуация спустя почти два десятилетия повторилась один к одному?

– Трудно судить о том, повторилась ли она один к одному, если ты смотришь на эту ситуацию извне, но, по крайней мере, по внешним признакам абсолютно то же самое. То есть опять труппа восстает против своего руководителя. Единственное, что тогда все-таки значительная часть труппы была на стороне Любимова и осталась в его Театре на Таганке, а теперь, если они и были, то в меньшинстве и, очевидно, не слишком решительно подавали свой голос за Юрия Петровича Любимова.

– Судя по тому, что говорит Валерий Золотухин, они не встречались много лет с Губенко, и если уж даже дошло до того, что не могли решить вопрос хозяйственного ведения, тепла и всего остального...

– В общем, это так, но сейчас им делить нечего. И смешно, что они начали с того, что договорились о беспрепятственном доступе к инженерно-техническим коммуникациям театра "Содружество актеров Таганки", который из-за соседства с Театром на Таганке был этого автономного доступа лишен. Но, как мы знаем, слово "коммуникация" означает еще и "общение", и, возможно, теперь это самое общение выйдет за рамки инженерно-технического. Кстати, заодно театр сэкономит чуть ли не 102 миллиона рублей городу, потому что именно эти деньги требовались для автономного теплопункта.

– Но вряд ли театр получит их в свой бюджет... Не хватало тепла в театре "Содружество актеров Таганки", в холодную погоду, конечно, играть трудно, но вот теперь восстановлено и это хорошее человеческое понятие. Что говорят театральные критики, "Содружество актеров Таганки" – сильная труппа, хороший театр?

– Обе труппы достаточно сильные, во всяком случае с Николаем Губенко остались от прежней Таганки Татьяна Жукова, Лидия Савченко, Зинаида Славина, Татьяна Лукьянова. Это сильные актеры, не говоря уже о самом Николае Губенко. В то же самое время в Театре на Таганке остались Иван Бортник, Алексей Граббе, Мария Полицеймако, Александр Трофимов, Феликс Антипов и, опять же, сам Валерий Золотухин. То есть труппы и там и там достаточно сильные. Спектакли – невозможно сказать, что в последние годы нас радовали и в одном театре, и в другом, хотя, конечно, в Театре на Таганке они были как-то основательнее, серьезнее продуманы и сделаны. Теперь они смогут, как минимум, вместе, объединенными силами отмечать дни рождения и годовщины смерти Высоцкого, а также приглашать актеров в свои спектакли.

Кстати говоря, Николая Губенко в интервью РИА "Новости" уже это сказал: "Пока, конечно, о какой-то конкретной совместной работе речь не идет, но мы договорились, что если понадобится кому-то площадка того или иного театра, или Таганке будут необходимы артисты из "Содружества", а "Содружеству" – артисты Таганки, то мы будем обмениваться, и теперь дружим домами. Таганская стена рухнула", – сказал Николай Губенко. Кстати, когда Губенко играл Бориса Годунова, Валерий Золотухин играл Самозванца… Вот так у нас получилось два театра, во главе одного из которых стоит Николай Губенко – исполнитель роли Бориса, а во главе другого – исполнитель роли Самозванца Валерий Золотухин.

– Московская театральная история знает случаи счастливого примирения театров? Сейчас понятно, что и в голосе Валерия Золотухина, и в словах Николая Губенко звучит неподдельная человеческая радость. Действительно приятно забывать о старых конфликтах, старых спорах. Есть ли творческие основания полагать, что этот симбиоз может быть с далеко идущими последствиями? Или они просто останутся добрыми соседями?

– Я полагаю, что они останутся добрыми соседями, потому что делиться зданиями, помещениями, репертуаром и так далее, и властью, в конце концов, немного находится обычно охотников. Но за последний год всей театральной общественности эти скандалы в театральном мире просто надоели до абсолютной невозможности. Просто то, что хоть кто-то уже, наконец, подает друг другу руку...

– И выпивает водку вместе...

– ...вместе выпивают водку – это хорошая примета.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG