Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Меркель и Кэмерон преодолевают кризис


Ангела Меркель и Дэвид Кэмерон на пресс-конференции в Берлине 18 ноября 2011 г

Ангела Меркель и Дэвид Кэмерон на пресс-конференции в Берлине 18 ноября 2011 г

В Берлине прошла встреча канцлера Германии Ангелы Меркель с премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэ́мероном.

Встреча эта ожидалась с большим интересом, так как между странами есть и стали в последнее время более очевидными серьезные разногласия как в области финансовой политики и способов преодоления кризиса общеевропейской валюты, в зону которой Великобритания, однако, не входит, так и по вопросу реформирования Евросоюза.

Накануне встречи выступая на съезде партии ХДС в Лейпциге один из ее лидеров руководитель фракции ХДС в бундестаге Фолькер Каудер заявил: "Теперь в Европе наконец-то заговорили по-немецки!"

Эта фраза вызвала бурю в английской прессе, причем как в бульварных газетах, так и в серьезных. Конечно, Каудер не имел в виду немецкий язык как таковой. Он подразумевал все растущее в последнее время общеевропейское признание заслуг Ангелы Меркель в деле преодоления финансового кризиса. Но Каудер должен был знать, что его фраза может быть неверно истолкована в других странах и что на ее многие отреагируют с возмущением. А для таких консервативных и скептически настроенных по отношению к евро газет, как "Сан" и "Дейли мейл" фраза Каудера стала желанной пищей, подтверждающей все давние предрассудки против немцев, стремящихся к общеевропейской власти. В газетах можно видеть карикатуры причем не на Каудера, а на Меркель, которую изображают, как в нацистской форме, так и в в качестве реинкарнации Черчилля.

Но и серьезные газеты отреагировали на заявления Каудера, в частности на его критику в адрес правительства Великобритании, отвергающего введения общеевропейского налога на банковские трансакции. Каудер заявил: "Только поиск собственной выгоды и неготовность сделать нечто для общей пользы – такую позицию Великобритании мы не можем считать нормальной".

Позиции самих лидеров обеих стран в последних выступлениях также резко отличались. Если Меркель на съезде своей партии выступала под девизом "Больше Европы", то Дэвид Кэмерон свою последнюю перед приездом в Берлин речь провел под противоположными лозунгами: "Меньше Европы" и "Вернем часть отданных Брюсселю наших британских полномочий, дабы Евросоюз смог бы заняться тем основным и реальным, чем он и должен заниматься".

Таким скептиком по отношению к общей Европе Кэмерон себя давно не показывал, и на посту премьер-министра он уж точно не делал до сих пор подобных заявлений. Может быть, во многом из уважения к своим партнерам по правительственной коалиции, проевропейски настроенным либеральным демократам во главе с нынешним вице-премьером Ником Клеггом, который ответил критикой в адрес Кэмерона, считая его заявления прежде всего неприемлемыми в нынешней политической и экономической ситуации:

– Если политический истеблишмент Европы запрется в брюссельском пространстве без окон чтобы спорить о вещах, которых никто не понимает, и о которых миллионам нормальных людей с их заботами нечего сказать, то единственными, кто сможет извлечь из этой ситуации выгоду будут популисты, шовинисты и демагоги, – заявил Ник Клегг.

Но Кэмерон похоже брал подобную реакцию в расчет, так как он подвергается давлению внутри своей партии со стороны критиков объединенной Европы.

И вот встреча Кэмерона и Меркель в Берлине состоялась. Чуда сближения позиций не произошло и, несмотря на внешнюю дружественность лидеров немецких и английских консерваторов, им пришлось констатировать перед журналистами свои многочисленные разногласия. О том, что все же объединяет обоих лидеров, Ангела Меркель сказала:

– Мы согласны в том, что те усилия которые предпринимаем мы в Германии, как и другие страны, по переструктурированию наших долговых обязательств и по сбалансированности бюджета, должны найти свое отражение в общеевропейском бюджете на 2012 год, – сказала Ангела Меркель.

Но даже здесь Дэвид Камерон счел нужным, как говорят в Германии подсыпать немного песка в колеса: "Это должно быть увязано с прогнозами по норме инфляции. 5%, которые предлагает Европарламент, нельзя признать реальными в то время, когда каждая страна член Евросоюза должна принимать непопулярные решения по экономии бюджетных средств".

Главное, что категорически отвергает от имени Великобритании ее премьер, – это предлагаемый министром финансов Германии Вольфгангом Шойбле и поддерживаемый многими в Европе налог на трансакции банков. Для бюджета Великобритании с ее сильным банковским сектором это означало бы миллиардные убытки.

По этому поводу высказались и лидеры Германии и Великобритании. Ангела Меркель:

– Если бы это было возможно, такой налог незамедлительно ввели бы оба наших государства, а вот на общеевропейском уровне прогресса в переговорах нет. Поэтому мы должны продолжать работу над теми идеями, в которых мы можем согласиться с необходимостью их осуществления.

Дэвид Кэмерон:

– Опасность неглобального введения такого налога в том, что трансакции будут перенесены туда, где такого налога нет.

Как стало известно, Ангела Меркель на переговорах с Дэвидом Кэмероном в Берлине подтвердила свое неуклонное намерение по внесению ограниченных изменений в общеевропейский договор, позволяющих вести строгое наблюдение и контроль за соблюдением финансовых договоренностей и обязательств стран членов Евросоюза в рамках так называемый правил стабилизации евро. Но похоже, что Ангела Меркель готова провести эти реформы без Великобритании, точнее не затрагивая ее. Меркель, в частности, сказала: "Такие изменения договора представляются мне возможными только для стран зоны евро".

В эту зону Великобритания, как уже говорилось, не входит. Меркель заявила также, что стороны согласились до намеченного на декабрь в Брюсселе саммита Евросоюза, работать над поиском совместных решений, так как "каждый понимает позицию другого".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG