Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В поисках сфинкса


Фрагмент обложки книги Альфонсаса Эйдинтаса "Ищи московского сфинкса"

Фрагмент обложки книги Альфонсаса Эйдинтаса "Ищи московского сфинкса"

В вильнюсском издательстве "Versus aureus" вышел русский перевод книги литовского историка и дипломата Альфонсаса Эйдинтаса "Ищи московского сфинкса". Это основанный на документах исторический роман, повествующий о событиях перед Второй мировой войной, когда Литва лишилась независимости и была присоединена к Советскому Союзу.

Доктор исторических наук и дипломат, работавший в США, Канаде, Израиле и Норвегии, профессор Альфонсас Эйдинтас – автор исторической трилогии: "Ищи московского сфинкса", "Дуновение крыльев орла" и "Высокие холодные звезды". Все три книги – о литовских событиях в период с 1938 по 1950 годы. В Литве они стали бестселлерами, поэтому первую из них недавно перевели на русский язык. Документы, послужившие основой для романа "Ищи московского сфинкса" профессор Эйдинтас начал собирать в конце 80-х, когда в качестве эксперта входил в состав специальной комиссии Съезда народных депутатов СССР, занимавшейся политической и правовой оценкой пакта Молотова – Риббентропа:

– В книге речь идет о реконструкции событий 1939-1940 годов. В то время на территорию Литвы был введен контингент советских войск, произошло убийство полицейского литовского погранпоста, захват двух других. То же самое случилось и в Латвии. Я хотел восстановить ход событий, ведь существует много мнений на этот счет. Я изложил свое.

– Когда вы говорите о существовании нескольких мнений, имеются в виду утверждения некоторых историков, что страны Балтии добровольно вошли в состав Советского Союза, а литовские девушки встречали с цветами советских военных?

– Были подпольные комсомольские организации, компартия, было все! Они в определенный момент сыграли свою роль. Но одновременно в Литве велась дипломатическая игра. Оккупация проводилась постепенно. Некоторые историки используют термин "ползучая оккупация": сначала Литве передали Виленскую область, позже появились военные базы, на которых разместились 20 тысяч военнослужащих Красной армии. В конце 1939 года суверенитет Литвы был ограничен. 15 июня 1940 года Советский Союз предъявил ультиматум литовской власти, настаивая на смене правительства и введении дополнительного военного контингента. Но надежда у литовских политиков оставалась: даже несмотря на то, что территория была оккупирована, правительство действовало. Хоть какой-то суверенитет! А до начала Второй мировой войны сами мы не могли сделать выбор. Когда Германия подписала с Советским Союзом пакт о разделении на сферы влияния, это был не наш выбор. От Литвы уже ничего не зависело.

– Вы упоминали, что ваша книга основана на документах. Есть ли в ней факты, которые впервые упоминаются в исторической литературе?

– После того, как в 1940 году Советский Союз предъявил Литве ультиматум, состоялось заседание, по итогам которого в Москву был послан ответ, что он принят. В Каунас прибыли спецпредставитель советского правительства, заместитель наркома иностранных дел СССР Владимир Деканозов и полномочный представитель Николай Поздняков, которые начали отбор будущих членов правительства. Кроме них упоминается какой-то "товарищ Петров". Этот Петров есть в документах, на которые опираются литовские и российские историки. О нем пишет в своих воспоминаниях курьер Коминтерна Александрас Славинас – подпольщик, который работал в советском НКВД и закончил свою жизнь в Израиле. Он писал, что тогда обедал с Петровым, а после они вместе отправились на секретную квартиру, и весь день этот товарищ Петров общался с литовцами, подбирал: кто пойдет в Сейм, кто – в министры. Весь день говорил с людьми. Понятно было, что это человек из Кремля, но кто он такой? И вот Славинас пишет, что это Всеволод Меркулов, заместитель народного комиссара внутренних дел Лаврентия Берии, приехавший вместе с Деканозовым и Поздняковым, чтобы создать новое просоветское правительство Литвы. Разумеется, работали они секретно… Есть пословица "Не рой яму другому – сам в нее попадешь". Деканозов после этих событий был назначен послом СССР в Берлине, и находился на этом посту в то время, когда нацистская Германия предъявила ультиматум Советскому Союзу через министра иностранных дел Иоахима фон Риббентропа. Круг замкнулся! Это событие и завершает мою книгу.

– Расскажите, почему вы решили, что роман "Ищи московского сфинкса" нужно перевести на русский язык?

– В конце 80-х каждый новый документ на эту тему становился сенсацией. Речь ведь идет о документальном романе, все события – реальные. В связи с тем, что эта книга стала в Литве бестселлером, ее решили перевести на эстонский, на польский языки, и я подумал, что надо перевести ее и на русский. Я не предлагал ее российским издательствам, а решил представить книгу в Москве. В России интересуются тем, как мы оцениваем прошлое, как смотрим на определенные события изнутри. Эту точку зрения можно принять, а можно отвергнуть. Этой темой занимаются и российские историки с той только разницей, что они используют иной термин – "утверждение Советского Союза в Прибалтике".

– Избегают слова "оккупация"?

– Да. Но и у нас тоже спорят о значении терминов "аннексия" и "оккупация". Хотя российских историков это слово иногда раздражает.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG