Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Два года назад одна кинокомпания объявила, что начала подготовительный период к съемкам игрового фильма «Шпион-любовник» - так, вероятно, следует перевести английский термин Romeo spy. Уже был написан сценарий, оставалось только найти исполнителя на главную роль. Продюсеры выбирали между Дэниэлом Крейгом и Джадом Лоу. Фильм пока не вышел, проект заморожен, нои без фильма есть, что рассказать о его герое. Я передаю слово историку разведки, писателю и журналисту Александру Васильеву и Владимиру Абаринову.

Владимир Абаринов: Его зовут Джон Александер Саймондс. В 60-е годы прошлого века он служил в лондонской полиции. В 1972 он стал одним из подозреваемых по делу о коррупции и, не дожидаясь ареста, сбежал из Англии в Марокко. Там он попался на глаза резиденту КГБ. Александр, продолжайте.

Александр Васильев: Да, действительно, в августе 1972 года в советское посольство в Рабате, столице Марокко, пришел англичанин Джон Саймондс и предложил свои услуги КГБ в качестве агента, поскольку у него кончились деньги. Руководство советской разведки обратило внимание на привлекательную внешность Саймондса и решило использовать его в качестве шпиона-любовника. В 1973 году Саймондса отправили в Болгарию на черноморский курорт. Там он соблазнил жену западногерманского чиновника, с которой несколько раз потом встречался на территории ФРГ. Я не думаю, что эта операция дала какие-то серьезные результаты.
В книге Василия Митрохина и Кристофера Эндрю говорится о том, что один раз сведения, полученные от этой женщины, докладывались Андропову. Ну и что, собственно? Ничего особенного в этом нет. От агента, на которого потрачено несколько лет, требуется регулярная, я подчеркиваю, регулярная информация, которая представляет серьезный интерес для разведки и для государства в целом. Такой информации наш Ромео достать не мог.
Владимир, я должен признаться, что у меня нет личного опыта в подобных делах. Пока я работал в первом главном управлении КГБ, я ни разу не принимал участия в операции "Герой-любовник" или "Роковой красавец". Может быть мои начальники не верили в мой потенциал, опасались провала и крупного международного скандала. Не знаю. Но я очень скептически отношусь к подобным историям, особенно, когда их рассказывают сами герои-любовники, а потом за дело берется Голливуд. Вы скажете, что я просто завидую, а я вам на это отвечу, что во мне говорит здравый смысл и знание истории советской разведки. Да, у КГБ были прекрасные женщины-агенты, которые были влюблены в своих руководителей, но в каждом таком случае очень важную роль играл идеологический фактор – приверженность коммунистической идеологии. Эти женщины любили не просто мужчину, они любили разведчика-коммуниста. А без идеологии отношения между оперработником и женщиной-агентом, которые построены только на любви и сексе, обречены на провал. Вы только представьте себе: ко всем проблемам, которые всегда существуют между мужчиной и женщиной, добавляется еще и шпионаж. И очень быстро такая связь кончится плачевно: тебе нужна не я, а мои секреты. Ты меня не любишь, ты любишь только свою Лубянку и так далее.
История Джона Саймондса подтверждает, что с точки зрения оперативной работы шпионы-любовники просто импотенты. В 1973 году Саймондса отправили в Африку вербовать сотрудниц американских и британских посольств. Но там он заболел тропической лихорадкой, так, по крайней мере, указывается в документах КГБ. И его привезли в Москву лечиться.

Владимир Абаринов: В своих мемуарах Саймондс признает, что был очень неопытным в постели мужчиной. В Москве он честно сказал об этом своим руководителям. И тогда ему предоставили двух молодых красивых дам, которые за три месяца обучили его всем премудростям постельной науки.
Шпион-любовник – специальность, которой в советской разведке как бы не существовало для широкой публики. Тем не менее, специальность такая была. Можно вспомнить Ролана Аббиа, он же Франсуа Росси, он же Владимир Правдин. Француз, родившийся и выросший в Петербурге, он после революции вместе с родителями эмигрировал на Запад и впоследствии стал агентом НКВД. В качестве шпиона-любовника он принимал участие в операции ликвидации резидента-невозвращенца Натана Порецкого, он же Игнатий Рейсс, в 1937 году в Лозанне. Ролан Аббиа обольстил Гертруду Шильдбах, старую знакомую Порецкого, и именно она заманила Порецкого в ловушку. Непревзойденным мастером этого вида шпионажа был Маркус Вольф – глава восточногерманской разведки Штази. Он понял, что в любом наисекретнейшем учреждении есть немолодые одинокие женщины, которым не хватает мужского внимания. Как бы некрасива ни была женщина, она все равно верит в то, что ее можно полюбить.
Александр, чего же достиг Джон Саймондс после интенсивных тренировок в Москве? Были у него успехи в дальнейшем?

Александр Васильев: Еще в Москве Джон Саймондс встречался с сотрудницей британского посольства, но дальше мелких слухов о коллегах этой женщины дело не продвинулось. Позднее Саймондс работал в Африке и в Индии. В документах КГБ указывается, что полученная им информация представляла серьезный оперативный интерес. Речь скорее всего идет о характеризующих данных на сотрудников и сотрудниц западных посольств. В конце 1970 годов Джон Саймондс ловил удачу в Австралии, но так ничего и не поймал. КГБ утратил к нему интерес.
В 1980 году Джон Саймондс вернулся в Британию и сдался властям. Его посадили на два года по старому делу о коррупции. О своей карьере шпиона-любовника он никому не рассказывал и о ней никто не знал. Как я уже говорил, я не верю в эффективность таких шпионов. В вербовочной работе самый трудный и самый опасный момент – это перевод близких отношений, дружеских или интимных, в оперативное русло, то есть переход к получению информации. Если вы знакомитесь с мужчиной, регулярно играете с ним в теннис и обсуждаете политические вопросы, то такой переход сделать проще. А вот перейти от шоколадных конфет, цветов и секса к государственным секретам гораздо труднее, если разведчика и его женщину не связывает общая идеология. Впрочем, когда есть общая идеология, можно обойтись без цветов и конфет.

Владимир Абаринов: Вспоминается еще один сюжет на тему «Роковой мужчина» - история Марты Додд. Александр, вы видели архивные документы, писали о Марте Додд в своей книге. Расскажите эту историю.

Александр Васильев: Да, действительно, я читал личное дело Марты Додд – это потрясающая история, которая продолжалась многие годы. Началась она в середине 30 годов в Берлине, в Германии. Марта Додд была дочерью посла США в нацистской Германии Уильяма Додда. Она была очень прогрессивных убеждений, как политических убеждений, так и, скажем так, сексуальных убеждений. Она ни в чем себе не отказывала, и у нее была масса связей в Берлине, причем и с иностранными дипломатами, с представителями нацистского истеблишмента. В частности, среди ее любовников был Эрнст Удет, второй человек в Люфтваффе после Геринга. Так вот, на одном из приемов Марта Дотт подошла к советскому дипломату Борису Виноградову и сама познакомилась с ним, предложила ему снабжать советских дипломатов информацией. Они стали встречаться, очень быстро вступили в интимную связь. Но при этом надо заметить, что Борис Виноградов не был офицером НКВД, он был агентом. Тогда не было категорий привлеченных, но будем называть его агентом. С помощью Виноградова Марту Додд завербовали.
Причем первые несколько лет она думала, что ее завербовал Коминтерн. И даже когда она приезжала в Москву, с ней встречался высокопоставленный представитель советских властей, она думала, что это высокопоставленный представитель Коминтерна. На самом деле это был один из офицеров НКВД.
Будучи в Москве, Марта Додд просила официального разрешения на то, чтобы ей и Борису Виноградову пожениться, и чтобы Виноградову разрешили уехать в Америку. Она даже написала письмо Сталину об этом с просьбой такой. Причем сам Виноградов на ней жениться не хотел. И он не мог ей отказать напрямую, чтобы не обижать девушку, поэтому он просил офицеров НКВД при встрече с ней сказать, что их брак невозможен. Однако, офицер НКВД, который встречался с Мартой Додд в Москве, сказал ей, что да, брак вполне возможен. Виноградова это сильно разозлило, потому что он жениться не собирался. Если бы он на ней женился, это бы спасло ему жизнь, потому что в конце 30 годов его отозвали в Москву и посадили на Лубянку. Его обвинили в шпионаже.
К тому времени Марта Додд вернулась в США, она пыталась разыскать Виноградова через советское посольство, писала письма, но как-то уходили от прямого ответа. Более того, Виноградова заставили написать ей письмо, в котором он писал, что у него все в порядке, он работает в Москве в МИДе. Лишь спустя несколько лет после этого Марта Додд узнала, что Виноградов был расстрелян как враг народа. Причем она все-таки вышла замуж за американского миллионера Альфреда Стерна. Она собиралась ехать с ним вместе в Москву, чтобы искать Виноградова, но ей не разрешили этого советские власти.
Сотрудничество Додд с советской разведкой продолжалось, она завербовала своего мужа. И вместе с ее мужем Альфредом Стерном советский резидент Василий Зарубин и еще был третий человек, голливудский продюсер Борис Моррос, они втроем создали совместное предприятие по выпуску грампластинок, которое должно было служить прикрытием для советских нелегалов в Соединенных Штатах, в Европе и в Латинской Америке. Марта Додд снабжала советскую разведку информацией, в частности, она давала характеризующие данные на своих знакомых. Причем советская разведка выражала недовольство, в документах можно найти по поводу того, что она смотрит на знакомых мужчин как женщина, а не как разведчица, потому что она их описывает: красивый мужчина, симпатичные глаза, прекрасная улыбка, - вместо того, чтобы рассказывать об их деловых качествах и о тех позициях, которые они занимают. Кроме того, советскую разведку раздражал моральный облик Марты Додд еще до того, как она вышла замуж. Потому что некоторые офицеры считали ее типичным представителем американской богемы, на которую нельзя положиться.
Но все это закончилось тем, что Марта Додд и Альфред Стерн бежали из США, они перебрались в Европу, причем они купили парагвайские паспорта. По парагвайским паспортам они уехали в Европу, они были в Москве. В Москве им не очень понравилось, и они осели в Праге. Затем они перебрались на Кубу, потом вернулись в Прагу. Марта Додд умерла не так давно – в 1990 году в Праге. Причем они в 70 годы пытались вернуться в Соединенные Штаты, вели переговоры с ФБР о том, чтобы ФБР сняло обвинения с них. ФБР предлагало им встречу в западной стране, они хотели встретиться в социалистической стране. В общем, они не договорились. Так они и остались жить в Праге, и Марта Додд умерла не так давно. Такая история.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG