Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
"Вождь нашей революции Али Хаменеи издал фетву, в которой указал, что ядерное оружие противоречит духу ислама. Оно запрещено... Вот – истина, все прочее – пропаганда".

Министр иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи эту фразу давно выучил наизусть. И повторяет ее всякий раз, когда речь заходит о бомбе. Предполагается, что сей аргумент должен сразить любого оппонента, будь то европеец, американец или даже еврей.

Шутка ли – фетва.

В недавнем интервью "Шпигелю" главный иранский дипломат возгласил эту истину в самом начале разговора. Добавив в ходе беседы, что "мы готовы ко всему", и если завтра война, то ответный удар по агрессору будет нанесен сразу. "Ни секунды не промедлим", – пообещал Али Акбар Салехи.

Все повторяется. У Саддама не имелось ОМП, но накануне второй войны в Заливе он с такой яростью являл миру триумф своей воли, будто и впрямь запасся супероружием. Каддафи был обречен в схватке с войсками НАТО, но он до такой степени ненавидел "крыс", посягнувших на его власть, что просто помыслить не мог ни о каких переговорах. Ненависть подавляла чувство самосохранения.

Ахмадинеджад и его министры охвачены той же страстью. Только выражают ее на свой лад, с примесью издевки и расчета. Все помнят, как в Тегеране организовали конкурс карикатур о Холокосте. Это ведь смешно, правда? Еще забавней слышать, как иранский фюрер в очередной раз отказывает Израилю в праве на существование. Картинка как бы обретает завершенность: здесь глумление над убитыми, там призыв прикончить остальных, а в центре композиции – мирный атом. Завершенность и внутреннюю логику: никакого Холокоста не было, вот и бомбы у нас нет.

Что же касается расчета, то он основывается на мыслях как бы вполне разумных.

Лауреат Нобелевской премии мира Барак Обама не хочет воевать. Да и никто почти не хочет, прикидывая наиболее вероятный сценарий грядущей бойни. Салехи не лукавит: иранцы попытаются, насколько хватит сил, "врезать" по Израилю, попутно нанося массированные удары по арабским нефтяным месторождениям на Ближнем Востоке, чему порадуются разве что в Москве. Этот сценарий недопустим; следовательно, иранская армия должна быть разгромлена в первые же дни. Не исключена, если в конфликт вмешаются американцы, и наземная операция, что может обернуться огромными жертвами среди мирного населения. Но более всего война пугает своей непредсказуемостью.

Оттого даже в Израиле довольно громко звучат голоса, призывающие к сдержанности: мол, из-за бомбы воевать не стоит. Израильский историк Ури Мильштейн пишет в "Гаарец" о "ядерном балансе страха", который может стать умиротворяющим фактором в регионе, подобно тому, как СССР и США склоняла к миролюбию угроза взаимного уничтожения. Кроме того, в случае ядерной войны Израиль будет способен снести Иран с лица земли, тогда как тегеранский атом "не несет угрозы государству Израиль, а "только" значительному числу израильтян". А бывший шеф "Моссада" Меир Даган вообще называет планы по ликвидации иранских ядерных объектов с помощью авианалетов "глупейшей идеей", полагая, что грядущая война может обернуться "катастрофой" для Израиля. Правда, он имеет в виду локальный конфликт, в котором Иерусалим будет в одиночку решать проблему Ирана. Не опираясь на помощь Америки.

На этом фоне слухи о вашингтонском ультиматуме Тегерану – если до весны Ахмадинеджад не свернет свою ядерную программу, то США перестанут сдерживать Израиль – выглядят весьма достоверными. Америка может выступить на стороне Израиля, но пока не желает связывать себя словом. Америка согласна с выводами последнего, весьма неприятного для Ирана доклада МАГАТЭ, и расследует дело о покушении на убийство саудовского посла в Вашингтоне: подозреваются иранские спецслужбы. Иными словами, не желающая воевать Америка оказывает беспрецедентное давление на Тегеран, пытаясь избежать войны при помощи жестких дипломатических средств. Это дипломатия последнего шанса, но отчаянья в ней больше, чем надежд.

У цивилизации вообще мало надежд на мирный исход при столкновении с режимами, чье бесстрашие сродни безумию. При любом раскладе сил, в любые времена, будь то эпоха Мюнхена или нынешняя эпоха. Так что окончательный ответ Ирана почти предсказуем. Министр Салехи вновь расскажет миру о священной фетве. Иррациональная ненависть опять будет диктовать его начальству самоубийственные речи и поступки, и мир уже заранее содрогается.

В самом деле, что может быть ужасней новой ближневосточной войны? Ничего страшней быть не может. Кроме одного: ядерной бомбы в руках тегеранского отморозка. И не только для Израиля, для целого региона, для всего человечества. Цена победы неприемлема, и лучше бы смириться с иранской бомбой, если бы цена бездействия не навевала мыслей об Апокалипсисе.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG