Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бутырка за гласность


Нарушения в Бутырской тюрьме не произвели впечатления на ее руководство

Нарушения в Бутырской тюрьме не произвели впечатления на ее руководство

Сотрудник московского СИЗО №2 "Бутырская тюрьма" Алексей Козлов, рассказавший о нарушениях в изоляторе, фактически лишился своей должности, части зарплаты и получил угрозы в свой адрес. Об этом он рассказал Радио Свобода.

Инспектор отдела по воспитательной работе Бутырки старший лейтенант Алексей Козлов работает в изоляторе почти два года. В интервью РС 17 ноября он заявил о нарушениях прав человека, которые все это время наблюдал в Бутырке. Алексей Козлов, в частности, говорил о том, что заключенным зачастую не оказывают должную медицинскую помощь, что сотрудников изолятора заставляют осуществлять надзор на нескольких постах одновременно, а в изоляторе установлены двойные стандарты: "несправедливое отношение к одним заключенным и протекционизм – к другим".

На следующий день после публикации, по словам Алексея Козлова, в Бутырке состоялось общее собрание коллектива, на котором его поступок – огласку нарушений – подвергли жесткой критике:

– Нарушения, о которых я говорил, не обсуждались вовсе. Мне высказаться не дали: начальник изолятора сказал, что слушать меня не желает и никому не советует. Один из инспекторов воспитательного отдела написал рапорт о том, что не желает находиться со мной в одном кабинете, потому что "есть вероятность того, что в кабинете могут быть обнаружены предметы, которые запрещены на территории следственного изолятора". Представитель совета ветеранов заявила, что мне лучше убраться из уголовно-исполнительной системы подобру-поздорову и добавила, что их учили не выносить сор из избы. Тогда я не выдержал и сказал, что меня учили прежде всего говорить правду.

С последствиями этого собрания Алексей Козлов столкнулся на следующий рабочий день 21 ноября. Он говорит, что его не хотели пускать в Бутырку:

– Минут через пятнадцать после того, как меня не пустили в изолятор, один из сотрудников проводил меня в кабинет. Он сказал, что я должен "по распоряжению начальника" забрать все свои вещи, сдать ключ и проследовать в отдел охраны. Письменное распоряжение или приказ мне не предоставили. Я решил не устраивать скандал и пошел в отдел охраны. Там мне указали на новое место службы – улицу. Мне предложили патрулировать участок перед входом в изолятор. Интересно, что никаких постов там не предусмотрено. Кроме того, когда я получал зарплату, мне недоплатили. Раньше к моей зарплате почти в двадцать одну тысячу рублей полагалась доплата из фонда правительства Москвы в размере 6 200 рублей. По неясным мне причинам я получил лишь 2700 рублей доплаты.

Алексей Козлов добавил, что намерен сообщить об этом руководству московского управления ФСИН, а также подать заявление в прокуратуру, чтобы там проверили, "насколько законны действия руководства Бутырки". Он отметил, что рядовые сотрудники Бутырки выражали ему свою поддержку:

– Они подходили и жали мне руку, говорили что мой поступок одобряют. Еще они сказали, что начальство запретило подходить ко мне и со мной общаться. Ряд сотрудников готов сделать то же, что и я. Просто не все верят в то, что заявления о нарушениях могут иметь какой-то результат – никаких проверок контролирующих органов пока не было, – сказал Алексей Козлов.

В пресс-бюро ФСИН корреспондента РС уверили, что проверка по фактам, которые изложил в интервью Алексей Козлов, уже проводится и "скорее всего завершится к концу недели". События, которые произошли с Алексем Козловым в последние дни в ведомстве комментировать отказались, отметив, что любые комментарии возможны лишь после окончания проверки. В Бутырке отказались говорить без санкции ФСИН.

Юридическую помощь Алексею Козлову оказывает руководитель правозащитного сайта gulagu.net и эксперт рабочей группы по делу Магнитского в совете при президенте Владимир Осечкин. Он считает, что примеру Козлова в ближайшее время последуют и другие сотрудники ФСИН:

– Вслед за Алексеем Козловым к нам уже обратились другие сотрудники Бутырки, которые рассказывают о должностных преступлениях своих коллег. Их показания и документы, которые эти показания подтверждают, мы направим в надзорные органы и управление собственной безопасности ФСИН России. В системе ФСИН проходят службу более 340 тысяч сотрудников. Среди них есть люди, которые не согласны с действиями руководства, не собираются выполнять незаконные требования и участвовать в коррупционных сговорах.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG