Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что парламентское большинство партии "Единая России" в Государственной Думе дало народу за 4 года и что отняло у него?


Михаил Соколов: Сегодня в нашей московской студии депутат Государственной Думы России, фракция "Единая Россия", Павел Медведев и оппозиционный политик Владимир Милов. 23 ноября прошло последнее заседание Государственной Думы России 5-го созыва.
Попробуем разобраться, что парламентское большинство "Единой России" дало народу в этом созыве, и что отняло у него.
Владимир Путин выступил в Думе по случаю окончания работы депутатов 5-го созыва. Часть депутатов не встала при его появлении. Похоже, он обиделся, посмотрел на зал и сказал тем, кто встал в зале сегодня, и тем, кто не посчитал возможным вставать: "Всем вам большое спасибо за совместную работу" и призвал депутатов не раскачивать лодку.
Павел Алексеевич, вы тоже стоя приветствовали национального вождя вместе со всей вашей организованной политической группировкой?

Павел Медведев: Да. Это вежливо.

Михаил Соколов: Как Сталина прямо…

Павел Медведев: Ну, Сталина я никогда не встречал стоя, поэтому не могу сказать, как…

Михаил Соколов: Ну, похоже – бурные овации и т. д.

Павел Медведев: Нет, оваций не было.

Михаил Соколов: Не было? Только стояли во фрунт?

Павел Медведев: Да, может быть, аплодировали, я не помню. Ну, Михаил, не придирайтесь.

Михаил Соколов: Так вам понравился призыв – не раскачивать лодку? Что-то такое все рассказывали о больших успехах, а теперь вот условие шторма, бури кризиса, он говорит. В этих условиях очень важно, чтобы вся команда работала слаженно, чтобы лодка не перевернулась. Это что? Он пугает?

Павел Медведев: Нет, я думаю, что он так думает и так говорит. У него, подозреваю, что у него есть повод так говорить. У него перед глазами есть страны, в которых лодки ой-ой-ой как раскачивается.

Михаил Соколов: А тут единство вертикали всех ветвей власти, полное взаимопонимание с парламентом. Вы-то как считаете, есть такая опасность?

Павел Медведев: Он такое взаимопонимание и единство очень высоко оценит. Он об этом прямо сказал. По-видимому, есть у него аргументы за это. Я грешным делом склонен думать, что хорошо, когда есть возможность для широкой дискуссии. Но это моя позиция. Я ее должен отстоять, чтобы она сделалась всеобщей. Когда мне это не удается сделать, я считаю себя виноватым.

Михаил Соколов: Владимир, вы что думаете об этой теплой встрече?

Владимир Милов: Про раскачивает лодку?

Михаил Соколов: Да.

Владимир Милов: Я думаю, что когда запрещают за две недели до выборов оппозиционным партиям крутить их ролики на телевидении, как случилось сейчас со "Справедливой Россией" и ЛДПР…

Михаил Соколов: С коммунистами тоже.

Владимир Милов: Да, теперь уже и с коммунистами. Им с Калашниковым запрещают распространять фотографию. Когда арестовывают людей за раздачу на улице агитации против "Единой России"… Вот сегодня в Твери был суд. 15 суток шьют нашему активисту "Демократического выбора" за то, что он раздавал ленточки против партии "Единая Россия". Всего-то на всего преступление, да?! Вот такие вещи. Сегодня была публикация о том, как один из глав управ в Москве нагло на совещании раздавал указание – сколько фальсифицировать результатов за "Единую Россию".

Михаил Соколов: 58%.

Владимир Милов: Да! Призывал нести все открепительные удостоверения, силой отбирать у людей – мы их правильно заполним. Было видео в Интернете про мэра Ижевска, который буквально открыто шантажировал ветеранские организации, ставя вопрос о господдержке, увязывая его с голосованием за "Единую Россию".

Михаил Соколов: Его на 2000 оштрафовали.

Владимир Милов: Я считаю, что его посадить надо за такие вещи. У нас есть конкретная статья Уголовного кодекса 141-я "За вмешательство в свободу волеизъявления граждан". Вот это, я считаю, все раскачиванием лодки. И мне кажется, что все больше людей в нашей стране понимают, кто реально раскачивает лодку – это, конечно, правящая партия "Единая Россия", против которой надо идти и голосовать 4 декабря.

Михаил Соколов: Так они же в ней сидят, в этой лодке, что же они ее раскачивают?

Владимир Милов: Я не знаю. Мне кажется, что они реально ведут себя как самоубийцы. Потому что видно, что в последние два месяца после этого объявления о том, что Путин возвращается в президенты, чего только они не делают со своей пропагандой, но рейтинг их валится. Это показывают даже официальные кремлевские, прокремлевские центры изучения общественного мнения, тот же ВЦИОМ. Это все падение зафиксировано. И чем ближе к выборам, тем более обвально оно становится. Совершенно очевидно, что их наглая манера поведения, вот эта навязчивая пропаганда, которая просто во все ушли людям и глаза лезет, люди это уже начинают ненавидеть. Действительно, это способствует тому, что протестные настроения растут, и это угрожает дестабилизации обстановки в стране – именно их действия.

Михаил Соколов: Павел Алексеевич, что скажете? Вас уже самоубийцами назвали.

Павел Медведев: Я не участвую в выборах.

Михаил Соколов: Я понимаю. Но вы несете ответственность за то, что сделано за предыдущий период, как депутат Государственной Думы?

Павел Медведев: Да.

Михаил Соколов: А потом, вы же не отказывались участвовать в выборах. Это вас не взяли в эту кампанию на шестой раз.

Павел Медведев: Да, если угодно так. Я несу ответственность, безусловно. Еще раз повторяю, чувствую себя виноватым за то, что мне не удалось сделать. Мне довольно много не удалось сделать.

Михаил Соколов: Тут все-таки за бюджет-то проголосовали депутаты. Принят бюджет России на 2012 год. Вырастут расходы на армию и полицию, ФСБ, ФСО и другие замечательные такие учреждения, сократятся расходы на ЖКХ, научные исследования, культуру, здравоохранение, образование. Вы считаете это великим достижением партии "Единая Россия" такое военно-фашистский бюджет?

Павел Медведев: Бюджет надо внимательно читать. Бюджет состоит из федеральной части и региональной. Вот если говорить о здравоохранении и образовании, то надо учитывать и ту, и другую часть. Потому что значительная часть образования и значительная часть здравоохранения…

Михаил Соколов: Но вы же федеральный бюджет принимаете, правда?

Павел Медведев: Конечно, да. Но при этом федеральный бюджет…

Михаил Соколов: За свое и отвечайте.

Павел Медведев: Минуточку! Вот это неправильно. Федеральный бюджет перераспределяет очень заметные средства между регионами. Федеральный бюджет существует не сам по себе, он собирает деньги с регионов. К сожалению, значительная часть, большая часть регионов себя не может обеспечить.

Михаил Соколов: При этой системе – конечно.

Павел Медведев: Нет, подождите. Ни при какой системе бедные регионы, в которых нет серьезной промышленности и нет сельского хозяйства, ни при какой системе себя обеспечить не могут.

Михаил Соколов: Ну, да, за все эти годы все нет и нет.

Павел Медведев: Нет и нет. И сегодня надо принимать бюджет. И мы сейчас будем обсуждать этот вопрос таким образом – не надо принимать бюджет такой, потому что надо было 20 лет тому назад что-то сделать. Приходится по одежке протягивать ножки каждый день. И вот то, что можно было сделать в этом бюджете, сделано.

Михаил Соколов: Но повышены расходы на полицию и на армию.

Павел Медведев: Вот на полицию повышены расходы, я думаю, с некоторой надеждой, которая реализуется или нет, я не знаю. Хотят набрать лучшую полицию, чем сейчас есть полиция неудовлетворительная. Об этом прямо говорю не только я, но и другой Медведев, что значительно более важно. Предполагается! Удастся или нет, еще раз повторяю – не знаю. Предполагается полицейским платить заметно больше в надежде, что под более высокие заработки начальство полицейское сможет набрать лучших подчиненных.
Что касается армии. Да, мне кажется, что военным надо платить больше, и на это надо тратить заметно больше денег. Там в разы надо платить больше военным. А вот подводные лодки я бы не строил. Может быть, я чего-то не понимаю.

Михаил Соколов: Владимир, ваше мнение о бюджете, который принят голосами "Единой России".

Владимир Милов: Просто коротко сразу не могу не откомментировать про полицию и того другого Медведева. Вот тот другой Медведев весной подписал указ о предельной численности органов полиции, где 1 млн. 100 тыс. примерно установлено. При этом этим же указом отменил 5-летней давности указ еще Путина, бывшего президента, где предельная численность была установлена в 800 тыс. человек. Вот такой рост почти в 1,5 раза за буквально 5 лет. При этом имитируется какое-то сокращение. Сокращают, мы знаем, в основном, уборщиц. Да, я за то, чтобы полицейским, которые действительно выполняют функцию, прежде всего, в районных отделениях полициях, повышать зарплату. Это правда. Но вот этот безумно раздутый централизованный штат МВД, весь этот генералитет, который разросся на глазах, и вся эта имитация о том, что якобы его сокращают, конечно, это безобразие – увеличивать на него расходы. Тем более что в реальном выражении с дисконтом на инфляцию федеральные затраты на программы здравоохранения и образование сокращаются.
Мы видим, насколько серьезный у нас в стране бюджетный кризис. В пору говорить о бюджетном кризисе, что это впервые с 90-х годов в этом году у нас… Посмотрите, только что вышла свежая статистика – падают реальные располагаемые доходы населения. Впервые с 90-х годов! Причем, в основном, тянет это вниз не зарплаты в частном секторе. Там они в основном растут. А падают, прежде всего, зарплаты бюджетников. В образовании и здравоохранении они выше инфляции. И реальные пенсии тоже не в блестящем состоянии. Уже несколько месяцев подряд они снижаются. Это говорит о том, что государство уже настолько раздуло этот масштаб финансирования всяких там госкорпораций, своего госаппарат, спецслужб, да, что оно не может выполнять социальные обязательства перед гражданами.
И последнее по регионам хотел сказать, Павлу Медведеву напомнить. В 2000 году перераспределение налоговых доходов между центром и регионами было примерно 50 на 50 - структура доходов внутри консолидированного бюджета. Это партия "Единая Россия" за последние два состава Госдумы приняла такие законы, которые сделали примерно 65 на 35, как сегодня. И вот вы говорите – центр перераспределяет все. А зачем это надо? У нас сейчас осталось в результате вот этой системы, внедренной вашей партией, только десяток безубыточных регионов. А было три! Вовсе не везде! В России 83 субъекта. И вовсе не везде из них нет ни промышленности, ни сельского хозяйства. В подавляющем большинстве есть. Регионы могут сами себя кормить. Но нужно оставлять им разумную часть налоговых доходов. Когда вы все перераспределяете через центр, видно, куда это перераспределение идет - не на социальные программы в субъектах Федерации, а на полицейский генералитет, госкорпорации и всякую прочую ерунду.

Павел Медведев: Генералы получают не из региональных бюджетов зарплату. Поэтому перераспределение не ради генералов происходит. Хотя еще раз повторяю, мне не кажется, что ситуация с генералами благополучна. Я постоянно нахожусь в общении с генералами. Я сейчас пытаюсь защитить одного человека, которому МВД не разрешает выдать заграничный паспорт. А он вынужден находиться в Мюнхене при больнице. У него ребенок родился с генетическим поражением. Ему не выдают паспорт, потому что он не является на допрос. А не является он на допрос, потому что ему не выдают паспорт. Вот я борюсь с этой проблемой. И, к сожалению, еще пока не поборолся. И я не считаю, что ситуация идеальная. Только чужую беду не удастся руками развести.
Был такой замечательный режиссер Бастер Китон, у которого есть такой фильм. Изображается пожилой человек, прекрасный предприниматель, очень хорошо интегрированный в жизнь. И у него сын – абсолютная бестолочь, Бастер Китон. Папа собирается умирать и боится оставить этого бестолкового сына без себя, потому что точно погибнет. И он придумывает замечательный способ, чтобы ребенка спасти. Зовет его в свой кабинет и говорит – завтра ты поедешь в лес к диким зверям. Если они тебя съедят, то туда тебе и дорога. А если ты сможешь приспособиться, то дальше ты и среди людей сможешь жить. Выходит из кабинета Бастер Китон, огромными своими глазами хлопает на экране и думает. Ни одной мысли в глазах нет. Что делать? Потом мысль появляется…

Михаил Соколов: Это вы про "Единую Россию", что ни одной мысли в глазах?

Павел Медведев: Минуточку. Дослушайте до конца – узнаете. Появляется первая мысль. Зовет старого слугу. Приходит старый слуга. Дальше хлопает глазами, опять ни одной мысли. Что сказать-то старому слуге? Потом придумывает, говорит – сделай так, чтобы все было хорошо.
Владимир, я боюсь, что очень часто наши предложения совпадают с предложением Бастера Китона. Надо иметь в виду, что, с одной стороны… Я к Дмитрию Анатольевичу отношусь с большим уважением. Я с ним, как с вами, сидел год в Национальном банковском совете и видел, как он работал. Начнем с того, что работал. Он был уже большим начальником.

Михаил Соколов: Это до президентства он работал, а потом перестал, да?

Павел Медведев: Он ушел из Национального банковского совета. Я его теперь так близко не наблюдаю. Но он был всегда готов ко всем заседаниям. Я видел, как он реагировал на сложные и часто острые проблемы. Но надо иметь в виду, что он в этой стране живет не один. И, с одной стороны, он, а с другой – генералы.

Владимир Милов: Конечно!

Павел Медведев: 160 генералов он сократил. Вот как вести себя так, чтобы внешняя среда реагировала не так, как у Льва Николаевича Толстого в "Утро помещика". Есть такой у него то ли рассказ, то ли повесть малоизвестная. Там помещик по фамилии Нехлюдов, легко запомнить, пытается реформы провести в своей деревне. И спотыкается просто на каждом месте с прекрасными предложениями, еще лучшими, чем вы. Приходит к одному крестьянину, ко второму, третьему. Наконец, доходит до последнего, который единственный его обманывает. Все остальные не обманывают, но ничего сделать невозможно. А последний обманывал. Полный спектр разных ситуаций.

Михаил Соколов: Да, это литературный прием такой у вас.

Владимир Милов: Я в последние месяцы все время дебатирую в эфире с разными представителями "Единой России", и они очень любят уводить разговор к Льву Николаевичу Толстому, Бастеру Китону, к другим всяким разным интересным вещам.

Павел Медведев: Это не только я делаю?

Михаил Соколов: Почему? Я считаю, что Павел Алексеевич очень интересно сказал о том, что Дмитрий Медведев – это жертва обстоятельств, что его политическая импотенция объясняется тем, что его генералы окружили.

Владимир Милов: Я вам называю совершенно конкретные вещи. Перераспределение налоговых доходов вместо паритетов с перекосом в сторону федерального центра, когда забрали деньги у регионов, и законодательное решение, проведенное по предложению Путина, партией "Единая Россия". Это было грубой ошибкой. Резкое наращивание численности полиции, которая еще в путинском указе 2006 года была установлена в 800 тыс. человек предельная, а сейчас больше 1 млн. – это было грубой ошибкой. Наращивание финансирование этого центрального, абсолютно бессмысленного аппарата, вместо того, чтобы заниматься укомплектованием и повышением профессионализма районных, прежде всего, отделений. Вот такая политика по отношению к МВД была грубой ошибкой.
То, что мы провалили пенсионную реформы, все 10 лет обсуждали разные варианты, в итоге ничего не сделали, и Пенсионный фонд, и федеральный бюджет тонут под ярмом этого дефицита, это грубая ошибка. За провал пенсионной реформы, я считаю, что… Вы знаете, если меня спросить в социально-экономической сфере, что было главным провалом деятельности Путина и всех этих 12 лет, наверное, назову вот это – провал всех попыток что-то хотя бы сделать с пенсионной системой. Вот за это надо пора уже отвечать. И я думаю, что 4 декабря на выборах партия "Единая Россия" все-таки, наконец, за это ответит. Не надо тут про Бастера Китона… Это интересно, конечно…

Михаил Соколов: Раиса пишет: "Почему хватает денег на строительство резиденций Путину и Медведеву, и нет денег на детский онкоцентр имени Блохина в Москве. Пять корпусов стоят недостроенные".
Татьяна пишет: "Медведеву. В регионах и провинциях учителям и врачам хватит 5-10 тыс. рублей в месяц? Я считаю это преступлением. Разве им не надо увеличивать зарплаты, да и пенсии, как это делают для военных?"
Понимаете, с вами объяснениями не согласны.

Павел Медведев: На это ровно перераспределяются средства из федерального бюджета в региональные для того, чтобы повысить зарплаты учителям, чтобы довести эти зарплаты до среднего.

Михаил Соколов: А мне кажется, чтобы ракеты построить, казармы, авианосцы и т. д.

Павел Медведев: Михаил, региональным бюджетам перечислить деньги для того, чтобы построить казармы, совершенно бессмысленно.

Михаил Соколов: Подождите. У них же забрали деньги. Откуда берутся деньги? Деньги берутся у доходных регионов, которых примерно полтора десятка или 30 по старой системе.

Павел Медведев: Да. И кому отдают?

Михаил Соколов: Их переводят в Минфин. Из Минфина, я вам, экономисту, объясняю, их вытаскивают разные люди. Одним удается пролоббировать у Кудрина и его друзей какие-то деньги или у Путин и его друзей, а другим меньше удается. Вот так они перераспределяются. В одно место они попадают на больницу, а в другое место – они не попадают на больницу или на дорогу. Потому что откат чиновникам в Москве не заплатили. Если вы об этом не знаете, вы, наверное, все-таки зря работали пять созывов депутатом Государственной Думы, Павел Алексеевич. Извините, про это перераспределение мы все знаем с вами очень хорошо. Мы с вами знакомы 20 лет. Не надо рассказывать, как все замечательно.

Павел Медведев: Михаил, я ни разу не сказал, что замечательно.

Михаил Соколов: А деньги, которые ушли из налогов на строительство авианосцев или там чего-то еще, мы прекрасно знаем, как завышаются цены на эти так называемые изделия, и какие скандалы идут между Министерством обороны и так называемыми производителями. Потому что там есть очень много серьезных проблем опять же коррупционных. Так вот в эту коррупционную систему, я вам рассказываю, как экономисту, вкачиваются сейчас огромные деньги. Вы это тоже прекрасно знаете. Но вы не хотите сказать – я как депутат "Единой России" за все это проголосовал. Вы же проголосовали за этот бюджет, значит вы проголосовали за коррупционную систему.

Павел Медведев: Это хорошая логика.

Михаил Соколов: Вы проголосовали за воровство. Вы проголосовали за бесхозяйственность. Вы проголосовали за резиденции Путину. Вы проголосовали за этот режим, после чего вы рассказываете мне про Бастера Китона, извините.

Павел Медведев: Михаил, я кроме того, что проголосовал за этот бюджет, я занимался еще многими разными другими вещами. Действительно, военным бюджетом я занимался очень мало. Я мало боролся с коррупцией, хотя прекрасно понимаю, что она есть. Но всякий раз, когда она на моем пути встречалась, я это делал. Другое кино можно рассказать?

Михаил Соколов: Нет, нельзя. Это литература. Мы специально вам передачу. Когда вы будете пенсионером Государственной Думы, мы с удовольствием вас позовем на передачу про кино.

Павел Медведев: Михаил, 22 года тому назад я начал свою депутатскую деятельность. Я начал свою деятельность с того, что открыл приемную. Меня назначили председателем подкомиссии по банковскому законодательству. Я открыл приемную для тех людей, которые жаловались на финансовые неурядицы. Эта приемная тут же была названа "приемной для обманутых вкладчиков". Она до сих пор так называется. Но ни одного обманутого вкладчика нет.

Михаил Соколов: Сергей пишет: "Депутату Медведеву. Когда вы добьетесь возвращения вкладов граждан СССР с компенсацией?"
Вот, пожалуйста, обманутый вами товарищ.

Павел Медведев: Замечательно! В 1995 году я уговорил Черномырдина начать компенсации. А когда я, сидючи у него в кабинете, стал об этом просить, он ужасно напрягся и сказал: "Павел, а я думал, что ты умный человек". В таких случаях я теряюсь почти так же, как в разговоре с вами. Ангел сел мне на плечо и нашептал мне, что я тут же и сказал Черномырдину. Я сказал: "Виктор Степанович, да вы хоть 80-летним заплатите. Вы хоть первый миллион заплатите". Черномырдин позвал помощника, и это было записано. И тут же я получил упреки за то, что я мало выпросил. Вы эти упреки сейчас повторяете.

Михаил Соколов: Это не я, это слушатель.
И тут реплика: "Уважаемый Владимир Милов, начните хвалить Путина, и вы свалите его", - пишет вам Сидор Лютый. А может быть, действительно вы скажете, какие все-таки успехи были у режима во взаимодействии с Государственной Думой? Может, они что-то хорошее сделали?

Владимир Милов: Во взаимодействии-то у них было много успехов. Они слились в экстазе, и Госдума превратилась при конституционном большинстве "Единой России" просто в такую резиновую печать, которая ставилась на все, что правительство туда приносит.

Михаил Соколов: Так, может, они хорошее приносили.

Владимир Милов: Я не помню ничего хорошего. Особенно, честно говоря, за последний созыв. Честно говоря, там много дискуссий про условные достижения - плоский подоходный налог и так далее, это все имеет отношение в основном к заре путинского правления, началу 2000-х годов. В реальности то, что мы видели в последующий период, особенно после выборов 2003 года, это просто грубейшие нарушения конституции в части ущемления гражданских, политических прав и свобод. Это совершенно другая экономическая политика, которая предусматривала вот закон "перераспределяй и властвуй". Национализировали собственность, отбирали деньги у регионов, и все это раздавали кучке своих там приближенных, будь то полицейские генералитет или всякие путинские друзья, типа Чемезова, которые возглавляют там крупные госкорпорации и являются крупнейшими реципиентами госпомощи. Я не знаю, почему я должен искать что-то хорошее в том, что они делают?

Михаил Соколов: Вы должны быть объективны.

Владимир Милов: Может, господин Медведев расскажет. Это работа политика - себя хвалить.

Михаил Соколов: Ну, пусть Павел Алексеевич скажет - главные достижения последнего созыва Государственной Думы.

Павел Медведев: В последнем созыве я, к сожалению, терпел довольно много поражений, неудач. Еще раз, Владимир, я прошу вас услышать то, что я сейчас скажу. Всякий раз, когда я проигрывал, я считал, что виноват я. Мы из того, что вы говорите, должны сделать вывод, что всегда виноват Путин. Действительно, дискуссия не шла так, как мне хотелось. Вот некоторые законы, я отвечаю за банковское законодательство, и некоторые околобанковские законы, которые были последние четыре года приняты и которые я всячески пытался остановить, иногда останавливал, приостанавливал, но в конце концов, большая часть из них была принята, на мой взгляд, вредные. Но существуют две возможности существовать в мире. Одну избирали вы, и я с уважением к ней отношусь, - вы резко критикуете все, что вам кажется неправильным. Я занял другую позицию, и я еще раз хочу плоды этой другой позиции рассказать. Вот Михаил мне сказал, что у него есть дети, он получает зарплату, в банк, наверное, на карточку, снимает и покупает детям еду. Вот благодаря тому, что мои товарищи и я 20 лет занимались банковским законодательством, это сделалось возможным. 15 лет тому назад в банк можно было только отнести деньги, а назад взять было невозможно. Потом удалось с третьего раза провести закон о страховании вкладов, я его провел потому, что я находился в контакте с разными людьми, в частности с Путиным. Я благодарен Путину, он поддержал меня, в конце концов.

Михаил Соколов: У него тоже есть дети и карточка, и счет в банке.

Павел Медведев: Вот, Михаил, сейчас мы разоблачим вот эту идею - сделать безопасные вклады в банках. И миллионы россиян, которые приходили, писали или говорили о том, что их деньги пропадают в банке, и страдали от этого, сейчас должны понять, что правильно они страдали, им надо было в Америку уехать отсюда. Вот это сделано благодаря тому, что некоторые люди готовы были разговаривать с другими.

Владимир Милов: Павел, знаете, в чем ваша ошибка? Это я вам как избиратель говорю, потому что я тут раскрою маленький секрет, я как избиратель в 90-е годы пару раз за Павла Медведева голосовал, когда он еще в "Единой России" не был, а был в других партиях и блоках. Я просто живу на Юго-Западе Москвы, в том районе, где вы всегда баллотировались. Вот вы сейчас сами начали свою речь с того, что вы в последние годы очень много бились и терпели много поражений. Вот я думаю, то, что вы присоединились в 2003 году к партии "Единая Россия", это было вашей самой грубой ошибкой. Потому что вы думали, что, войдя вот в эту корпоративную, я не побоюсь этого слова, мафиозную вертикаль, вы что-то там сможете улучшить изнутри, какие-то задачи решить. Вот вы сами только что признали, что ничего у вас не получилось, и что, по сути, эта вертикаль все ваши положительные инициативы перемолола и делала то, что хотела. Вот ровно такой вывод можно сделать из предыдущих ваших слов. Я честно вас призываю, как ваш избиратель, который когда-то давно за вас голосовал, не на выборах 2003 и тем более 2007 года, но раньше, я призываю вас просто честно признать эту ошибку и свое политическое поражение. То, что вы связались с этими людьми, вы развязали им руки для всех беззаконий, глупостей и коррупции, которую они творят, но при этом вот вы сейчас сидите здесь, вас многие считали приличным человеком, и я тоже, но вот вы сидите, и вы вынуждены отвечать за результаты деятельности этих людей. Я просто смотрю вам в глаза и вижу, что вы согласны с тем, что я говорю, и Соколов говорит. Вы когда защищаетесь, вы все время апеллируете к тому, что вы что-то в 90-е годы или в начале 2000-х сделали хорошего для банковской системы. Может быть, и мы сейчас не про это говорим, с тех пор уже много воды утекло. Вы несете, к сожалению, из-за того, что находитесь в этой фракции "Единая Россия", вы несете ответственность за все те результаты, о которых мы только что говорили: провал пенсионной реформы, полный провал с модернизацией армии. Да, там что-то говорит теперь о госзаказе, но мы понимаем, на какой базе все это делается. Полный провал, я не знаю, что угодно возьмите. Что, у нас построили дороги? Да у нас даже из Москвы в Питер не построили дорогу за 10 лет, не говоря уже обо всем остальном. К сожалению, ситуация такова, что вы, на мой взгляд, совершили политическую ошибку, присоединившись к этой камарильи. И вы несете ответственность за все, что они делали все эти 12 лет.

Павел Медведев: Владимир, вы не совсем точно услышали, что я сказал. Я почти все выиграл в банковском законодательстве. Наше банковское законодательство внутри экономического законодательства - одно из лучших. И наше банковское законодательство находится приблизительно на таком же уровне, на котором находится банковское законодательство других стран. Я проиграл околобанковское законодательство. Действительно, параллельно с банковским законодательством последние четыре года были созданы некоторые дополнительные, которые мне не кажутся удовлетворительными, но оно все-таки имеет сотую долю того влияния, которое реальное банковское законодательство имеет. Я настаиваю на том, что в государстве, даже если дороги не строятся, даже если армия не реформируется, есть много других проблем, которые кто-то должен решать.

Владимир Милов: А что вы решили? Павел, вы серьезно гордитесь нашей банковской системой? Вот этим монстром, который не кредитует экономику и только требует...

Михаил Соколов: Про Банк Москвы вам напомнить, про операцию, только что произошедшую?

Владимир Милов: Для кого мы устраивали эту так называемую плавную девальвацию три года назад? Когда начался кризис и обвал, был ужасный баланс у банков, у них кредиты в валюте, которые надо было срочно выплачивать, превышали там на 100 миллиардов долларов наличную валюту, и нужно было их спасать, и из-за этого изощрялись с этой так называемой плавной девальвацией, всем врачи, Дворкович врал, Кудрин, Греф, Игнатьев, все говорили, что девальвации не будет. Смотрите, одновременно на столько же примерно девальвировалась валюта, скажем, в Швеции. Где там, что, бежали люди и скупали валюту? Нет. У нас 50 миллиардов долларов население скупило.

Павел Медведев: В свое время в Швеции был такой тяжелый кризис!

Владимир Милов: Вот вы гордитесь банковской системой, а что в ней хорошего?

Павел Медведев: Нет, я ничем не горжусь, потому что в Писании написано, что гордиться нельзя. Я не горжусь ничем.

Владимир Милов: Какие-то посредники, которые берут кредиты на Западе, экономику не кредитуют... Вот объясните мне!

Павел Медведев: Я не гожусь ничем, потому что это запрещено. Далее, действительно, банковская система далека от идеала. То, что есть, то есть, но как она прореагировала на кризис в 1998 году и сколько люди потеряли денег в 1998 году, помните? И сколько они потеряли в 2008-м?

Михаил Соколов: Дерипаска точно не потерял ничего.

Павел Медведев: Минуточку, а вклады в банках были потеряны в 2008 году?

Михаил Соколов: Дерипаски вклады точно не были потеряны.

Павел Медведев: Миша, ну, так передергивать-то нельзя!

Михаил Соколов: Как же, а кому 3 миллиарда дали из государственного бюджета, чтобы он не потерял свои предприятия?

Павел Медведев: Ему 3 миллиарда из государственного бюджета взаймы, он должник. Передергивать-то нельзя. Я спрашиваю: в 2008 году физические лица потеряли деньги в банках или нет?

Михаил Соколов: А чья это заслуга-то? Партии "Единая Россия"?

Владимир Милов: Павел, это очень невыгодная для вас территория - сравнивать 1998 год с 2008-м. Потому что лучше особенно не было. Ну, да, отложили эту ситуацию. Я вам начал с того, что это первый год, когда падают реальные доходы населения, потому что наращивать их уже нечем в бюджетной и пенсионной сфере. Дальше будут падать еще хуже, потому что бюджетная система дефицитна, резервы проедены, и поддерживать... Вот такой трюк, как три года назад, когда быстро сожгли все резервы, уже не получится провернуть, теперь будет падать, падать сильно, и ничего здесь лучше такого серьезного, чем 1998 год, сказать нельзя. Потому что экономика, на самом деле, рухнула сильнее в этот кризис, чем в 1998 году. Хотя говорят, что это якобы из-за зависимости от нефти, но Саудовская Аравия, которая больше зависит от нефти, почему-то выросла, а мы рухнули на 8 процентов.

Михаил Соколов: Вы уж извините, Павел Алексеевич, но, например, какой-нибудь Сокольников и Кутлер, когда они создали червонец и провели финансовую реформу, они замечательные были экономисты, помогли большевикам удержаться у власти и мучить страну еще 50 лет. Или был такой Ялмар Шах, помог нацистам создать экономику, которая развязала Вторую мировую войну, тоже был отличный экономист, и в банковской сфере разбирался не хуже вас. Поэтому нужно соизмерять, так сказать. свои действия в малых делах с большой политикой.
А теперь - вопросы слушателей. Владимир из Чебоксар.

Слушатель: Уважаемый Владимир, вам не кажется, власть не чувствует, что ухудшается экономическая обстановка в связи с возможным падением цен на нефть, и народ, в конце концов, выйдет на улицу, и начнутся выступления, поэтому нужно усиливать карательные органы?

Владимир Милов: Я, честно говоря, сторонник того, чтобы у военных и у полицейских зарплата была реально больше, это факт. Но, с другой стороны, там огромное количество бездельников, которые вместо того, чтобы обеспечивать нашу безопасность... Вот полицию, я думаю, ровно вполовину стоит сокращать, и как раз не за счет тех, кто несет службу прежде всего по обеспечению безопасности на земле, в районных отделениях, их, может быть, надо доукомплектовывать по численности и там повышать зарплату, но мы видим, что этих структурных преобразований реально никто не делает. Мы видим, что реально то же самое в армии - нужно кардинально сокращать генералитет, нужно, на самом деле, достаточно серьезно сокращать общую численность вооруженных сил. При этом те люди, которые там будут продолжать служить, им действительно нужно повышать зарплату. Но, честно говоря, я вот такого маневра сегодня не вижу. Я действительно вижу, что просто бросают в топку все новые и новые расходы, и особенно, конечно, это возмутительно в отношении полиции, потому что реально безопасность снижается, преступность высокая, и это все только маскируют тем, что фальсифицируют цифры отчетности, притом что, как выяснилось даже по официальным исследованиям наших силовых структур, у нас огромная скрытая преступность, которая в отчетности не отражается.

Михаил Соколов: Вот тут пишут, Смоленск: "Оставьте бизнес в покое. 100 процентов крышуют силовики. Я против "Единой России"".

Владимир Милов: Павел, а вы будете голосовать за "Единую Россию" 4 декабря?

Павел Медведев: Я думаю, что я сейчас не могу об этом говорить, потому что это будет такое же нарушение, о которых вы говорили.

Владимир Милов: Приходите в субботу к нам на митинг против "Единой России", в 14, на набережной Шевченко в Москве. Мы вам дадим слово с удовольствием. И всех радиослушателей зовем.

Михаил Соколов: Так что насчет крышевания, этого криминального беспредела, который происходит?

Павел Медведев: Не удается, Михаил, никак с этим справиться.

Михаил Соколов: А может, не хочется?

Павел Медведев: Вот Владимир замечательную идею высказал - реструктуризировать полицию, так чтобы хорошие были полицейские. Вот прямо так и подмывает спросить: чьими руками?

Михаил Соколов: А в Грузии же сделали.

Павел Медведев: Из Грузии пригласить? Что вы конкретно предлагает сделать?

Владимир Милов: Руками тех политиков, ответственных, честных, которые в состоянии будут это сделать. Потому что 12 лет у нас у власти сидят люди, которые уже математически доказали, что они сделать этого не могут.

Павел Медведев: А до этого кто сидел?

Владимир Милов: Это было при царе Горохе. Многие из тех, кто сидел до этого, извините, вы сами знаете, их уже нет на этом свете, большинства из них. Для того чтобы страна двигалась вперед, нужно тех политиков, которые очевидно доказали свою недееспособность, пинком под зад, как мы это сделаем на выборах 4 декабря с партией "Единая Россия".

Михаил Соколов: Федор из Петербурга, пожалуйста.

Слушатель: Мой вопрос касается внешней политики. Три года мы жили под мифом, что в Осетии спасали каких-то миротворцев, а теперь Медведев нам прямо сказал, что эта агрессия была развязана, для того чтобы не вступили в НАТО. НАТО у нас теперь абсолютный враг.

Михаил Соколов: Есть другое мнение: "Господин Милов, вы не правы, один успех у власти и Думы был - признание Абхазии и Южной Осетии. Но только один", - пишет Александр. Видите, есть разные мнения по поводу внешней политики. Павел Алексеевич, вам опять отвечать. Южная Осетия - замечательное место, по-моему, куда идут огромные деньги, 50 миллиардов, - и ничего не построено.

Павел Медведев: Если я знал, как с этим справиться…

Михаил Соколов: А вы за это голосовали?

Павел Медведев: За многое, кстати говоря, не интересовал с разрешения моей фракции. Моя фракция таким образом устроена, что если человек не хочет за что-то голосовать, он должен об этом заранее сообщать. Я довольно часто сообщал, и ни разу не было мне отказа. Я много раз голосовал против, Я много раз выступал с трибуны против, может быть, вы это даже замечали. Я категорически против того, чтобы занять такую позицию: пусть будет как можно хуже, тогда все развалится, и фашизма не будет. Если хорошо, чтобы было плохо, то Владимир должен как раз поддерживать ту власть, которая ему не нравится.

Михаил Соколов: Но есть конкретные темы. Вот у меня вопрос на сайте, например. Андрей пишет: «Каким образом Госдума контролирует расходование средств, перечисляемых из федерального центра в бюджет Чеченской республики?» Вы же знаете, что в бюджет чеченской республики поступает довольно много средств, а потом господин Кадыров разъезжает на замечательных кавалькадах, разных автомобилях, проводит там всякие концерты, ну, и с правами человека там тоже не очень хорошо, по-моему. Это про Чечню, например. Вот та же Южная Осетия – ведь Дума голосовала за то, чтобы туда направлять огромные средства, а контролировать кто это контролирует. Там же ничего не восстановлено. Даже если безотносительно к этому признанию. Там же развал и разруха. Вот сейчас выборы показывали.

Павел Медведев: Михаил, еще раз повторяю, вы очень многого от меня хотите. Ровно как те люди, которые меня упрекали за то, что я Черномырдина плохо убеждал, надо было большие деньги выбить. Выше головы я прыгнуть не могу. Я взялся за одно определенное дело, вам не нужное, я это понял, вам не нужна банковская система в России, вам не нужно, чтобы вклады были защищены, вам не нужно, чтобы можно было пользоваться более или менее безопасно карточками, вам не нужно, чтобы можно было получить кредиты. Кредиты, кстати говоря, получаются действительно не дешевые, потому что особенно некому давать. Это вне банковской системы проблема.

Владимир Милов: Это старая отмазка банковской системы, что нет хороших предприятий, нет хороших проектов, поэтому кредиты для бизнеса реально недоступны. Но, смотрите, вы хвастаетесь этой банковской системой…

Павел Медведев: Да я не хвастаюсь ничем!

Михаил Соколов: Павел Алексеевич отчитывается.

Владимир Милов: Очевидно, что рубль – нестабильная валюта. Мы это уже видели опять этой осенью. У нас, несмотря на то, что инфляция, по официальным данным, снизилась последнее время, но она высокая у нас по-прежнему, она выше, чем во многих странах.

Павел Медведев: Это правда.

Владимир Милов: Ну, какая может быть защита вкладов в этих условиях? Ну, хорошо, я вложил на 360 дней свои честно заработанные рубли, а что будет завтра с этим рублем, какая будет инфляция… Это результат той экономической политики, которую эти власти проводят уже много-много лет. Пора на покой!

Павел Медведев: Это правда, экономическая политика далеко не идеальная, действительно…

Михаил Соколов: Павел Алексеевич, когда вы не можете ответить на вопрос про те же деньги, которые направляются в Осетию или в Чечню, то вы получаете в ответ лозунг: «Хватит кормить Кавказ» - от ваших оппонентов.

Павел Медведев: Михаил, еще раз вам повторяю, много вы от меня хотите. Я сделал зряшную работу – написал Банковское законодательство, добился того, что принят закон о страховании вкладов, но я-то не знал, что вам это не нужно. Я потратил на это 20 лет.

Владимир Милов: Я про Южную Осетию и Абхазию отвечу. Вот сейчас в Южной Осетии вы следили, может быть, за выборами президента, которые там происходят. И совершенно очевидно, что вот эти три года признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, ну, честно говоря, сказать, что они мало что дали народам, которые там живут, это не сказать ничего. Туда просто импортировали ту же самую воровскую и коррумпированную вертикаль власти, которая у нас здесь есть, и мы с ней каждый день сталкиваемся, и я в репортажах из Южной Осетии, приуроченных к выборам, чего-то особенно счастливых лиц не видел. Я видел до сих пор не отремонтированные дома, где следы от снарядов есть трехлетней давности, которые давно по ним отчитались, и деньги освоили, что это все должно быть отремонтировано. Вот что я видел. К сожалению, я могу только посочувствовать жителям этих территорий, что российское признание принесло им коррупцию, воровство, произвол и…

Михаил Соколов: Тогда вы должны хвалить Кадырова, у которого все-таки что-то построено.

Владимир Милов: С Кадыровым очень простая история. Это все построено на крови. На крови его оппонентов. Мы все знаем, что в Чечне убивают и похищают людей по-прежнему. Мы знаем, что, да, там что-то строится, но при этом есть у него товарищ Делимханов, который, не имея официального бизнеса никакого, входит в список миллиардеров журнала «Финанс». Кстати, коллега Павла Медведева, тоже депутат Госдумы от «Единой России». Там у всех бизнесменов в списке миллиардеров написано, на чем они заработали деньги. У Делимханова написано просто: депутат Госдумы от Чечни. Вот такой доходный бизнес. Почему я должен это поддерживать? Это все результаты партии «Единая Россия».

Михаил Соколов: Геннадий пишет: «Будем говорить правду, сегодня партия «Единая Россия» - это сооружение, у которого центр тяжести находится выше точки опоры. Я думаю, если хорошо дунет, то снесет это сооружение». «Хочу сказать единороссу, что партия «Единая Россия» - омерзительное явление в жизни России, антинародная, антироссийская сплотка чиновников, силовиков и бандитов, которые живут по принципу: что хочу, то и ворочу», - Людмила Ивановна из Смоленска вам пишет. Вот еще вопрос с сайта: «Вопрос Павлу Медведеву. Взял официальную статистику за год по добыче нефти и газа, посчитал стоимость по мировым ценам, разделил на количество жителей, получилось, что уровень жизни в России должен быть на первом месте в мире. Вопрос: почему «Единая Россия» способствует обогащению избранных за счет национальных богатств, принадлежащих всем жителям по конституции, закрывает глаза на этот факт?»

Павел Медведев: Я еще раз повторяю, что, к сожалению, да, мне не удалось победить коррупцию…

Михаил Соколов: Ни вам, ни другому Медведеву.

Павел Медведев: Да. Не удалось победить коррупцию, это правда. Если вы знаете, как это сделать, сделайте.

Михаил Соколов: Вот, может, они знают.

Владимир Милов: Павел, а можно простой вопрос? Вы же как раз в Думе были, когда этот вопрос рассматривался. Почему Россия не ратифицировала 20-ю статью Конвенции ООН против коррупции про незаконное обогащение чиновников?

Михаил Соколов: А Медведев сказал, что это плохо будет.

Владимир Милов: Где говорится о том, что когда чиновники владеют богатством, которое невозможно объяснить разумно, исходя из их легальной зарплаты, то это может рассматриваться как уголовно наказуемое деяние. Это статья 20 Конвенции ООН против коррупции. Россия ратифицировала всю конвенцию, кроме этой статьи. Защищая чиновников, которые владеют «Бентли» там, домами, зарубежной недвижимостью и так далее.

Михаил Соколов: Дмитрий Анатольевич Медведев сказал, что этот будет способом сведения счетов.

Владимир Милов: Павел, а как вы голосовали по этому вопросу?

Павел Медведев: Этот вопрос не голосовался. Ратификация голосовалась сразу в том виде, в котором она голосовалась.

Владимир Милов: В законе о ратификации написано: кроме 20-й статьи. Голосовали за такой закон или нет?

Павел Медведев: Минуточку, я голосовал за эту ратификацию, без 20-ой статьи, потому что я бы проголосовал за 20-ю статью, мне кажется, что 20-ю статью полезно было бы ратифицировать…

Владимир Милов: Но «Единая Россия» вам не дала этого сделать.

Павел Медведев: Минуточку, я же не по всем вопросам победил, я же вам сказал. А Дмитрий Анатольевич высказал некоторые свои соображения, которые вы тут же отметаете и не обсуждает. У него другая позиция, не ваша и не моя. Мы обсуждаем его позицию или нет?

Михаил Соколов: Будет сведение счетов, - он сказал. А теперь – Наталья Михайловна, пожалуйста, ваш вопрос?

Слушатель: Дума наша стала за 8 лет не местом для дискуссий, и коррупция достигла там совершенства. Сейчас подбрасывают новый кусок для коррупции – экзамены по русскому языку для приезжих. Моя мечта – экзамены для депутатов – по русскому и по логике. Спасибо!

Михаил Соколов: Вот, видите, вам советы дают. Поздновато, правда, наверное. Еще интересуются новым законом о здравоохранении, что «теперь будет коррупционный закон для обогащения чиновников, и будут за все драть за услуги», - это Валентина из Петербурга пишет. Хороший закон о здравоохранении?

Павел Медведев: Это не моя специальность.

Михаил Соколов: Но вы голосовали «за» или «против»?

Павел Медведев: Я еще за пчел голосовал, когда…

Михаил Соколов: И северное оленеводство, я помню, было.

Павел Медведев: Да, и северное оленеводство. А когда голосуется банковский закон, я хожу по рядам и уговариваю проголосовать так, как мне кажется правильным.

Михаил Соколов: «Вопрос Медведеву. В какую страну вы предпочли бы бежать после начала революции?»

Павел Медведев: Я надеюсь, что революции не будет.

Михаил Соколов: Владимир…

Владимир Милов: А почему я должен куда-то бежать? Это моя страна, Россия, и я как раз среди тех, кто готов, несмотря на все трудности, работать, чтобы сделать ее лучше. Для начала – лишить большинства партию «Единая Россия» в Думе. Приходите все на выборы 4 декабря и голосуйте за другие партии, против «Единой России». Извините за агитацию в эфире.

Михаил Соколов: И что, голосованиями можно что-то изменить, вы считаете?

Владимир Милов: Приходите к нам на митинг, в 14 часов в субботу, на Шевченко в Москве и на Пионерской площади в Питере. Нас будет много людей, и наконец, власть увидит, как много народу против этой партии, как она уже всех достала.

Михаил Соколов: Павел Алексеевич, что, повлияют они своими митингами?

Владимир Милов: Приходите и вы, Павел. Я думаю, если вы выйдете из «Единой России», это будет очень честный поступок сейчас.

Павел Медведев: Владимир, я желаю вам успеха! И вашу критику, еще раз повторяю, я считаю вашу критику достойным поведением. Но есть другое поведение, и надо с большим уважением относиться к другим людям. Правда не только на вашей стороне, хотя на вашей стороне много правды.

Михаил Соколов: Ну, что ж, это многоточие, которое поставил Павел Медведев, представитель партии «Единая Россия», он был у нас в гостях вместе с Владимиром Миловым, представителем «Демократического выбора России».

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG