Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сборник памяти историка Рашита Янгирова


Рашит Янгиров

Рашит Янгиров


Иван Толстой: Петербургское ''Свое издательство'' (так назван издательский дом) выпустило сборник памяти историка Рашита Янгирова ''Работа и служба''. Составил книгу Ян Левченко.
Рашит Янгиров был ярким исследователем истории литературы русского Зарубежья и истории российского кино. Он занимался теми полями и лесами, куда часто не ступала нога ученого предшественника. Рашит не переписывал других (как это слишком часто случается), не множил существующие ошибки, а долго трудился над мелочами, копал не лопатой, а совком, деликатной кисточкой – как археолог. Оттого и публикации его становились образцовыми.
У меня есть своя история отношений с Рашитом. 15 лет назад, когда мы познакомились, он пришел как автор в программу ''Поверх барьеров'' и немало рассказал из своей области. В Янгирове счастливо сочеталась интеллектуальная артикулированность, глубокое знание предмета de visu, начитанность и насмотренность (если так можно сказать о кино).
Характер у Рашита простым не был. Он часто язвил, задавал прицельные вопросы, на которые невозможно было отвечать так, приблизительно, поправлял, спорил. Признаться, только такой собеседник и ценен.
Теперь Рашита нет с нами. Несправедливо ранняя смерть! Утрата для науки – невосполнимая. Фундаментальная Хроника русского кинозарубежья осталась незаконченной, но, слава богу, близкой к завершению. Мы ждем ее с нетерпением.
Составитель сборника ''Работа и служба'' Ян Левченко пишет во вступительной статье о Рашите:

''Его социальная жизнь (о приватной речи здесь не идет) делилась на работу и службу. Эта оппозиция дала название настоящему сборнику. Работой была наука — архивные изыскания, которыми он занимался с полной самоотдачей, публикации и редкие, крайне выдержанные статьи. Службой было агентство Associated Press, где у него была позиция редактора телевизионных новостей. Он ездил иногда по службе, но чаще по работе — на конференции, в архивы и библиотеки (Нью-Йорк, Прага). Что бы ни говорилось о службе как о чем-то вынужденном на фоне работы, хорошо, что ему их удавалось совмещать.
Честно говоря, я никогда не представлял себе Рашита в роли, например, только ученого и, тем более, загнанного халтурами преподавателя. Казалось, он жил мимо мейнстрима, состоящего у кого-то из светской суеты, у кого-то — из прозябания в нищих университетах. Рашит, возможно, не согласился бы с выбором термина, но его привлекала маргинальность — второй, третий слой культурной почвы, незначительные детали, второстепенные фигуры, из которых ткется история, а не пишется глава в учебнике, для чего-то кем-то рекомендованном. Он и сам воплощал эту маргинальность. При всей техничности и строгости своих навыков Рашит был бесконечно далек от неизменно популярного технократизма в организации научного труда. Его единственная прижизненная книга ''Рабы немого'' (2007) писалась почти 20 лет, и вовсе не потому, что автор забалтывал работу поденщиной. Статьи, составившие посмертную книгу ''Другое кино'' (2011), имеют еще больший хронологический разброс — главным образом, потому что не стареют, рассчитаны на долгое дыхание, полезное для гуманитарного знания. Думать о предмете, а не о себе — этой науке, страшно замедляющей карьерный процесс, стоит поучиться многим профессионалам''.


В сборник ''Работа и служба'' вошли публикации на темы, интересовавшие Рашита Янгирова, - Набоков, Булгаков, формализм, эмиграция, кинематограф. Среди авторов – Александр Данилевский, Михаил Одесский, Андрей Рогачевский, Леонид Геллер, Ирина Белобровцева, Олег Коростелев, Татьяна Рогозовская, Альбин Конечный, Ксения Кумпан.
XS
SM
MD
LG