Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему премьер-министр Владимир Путин пугает Россию кризисом, расколом, штормом и требует единства всех ветвей власти?


Михаил Соколов: В Московской студии Радио Свобода - заместитель председателя Комитета Государственной Думы по труду Ильдар Габдрахманов, «Единая Россия», и депутат Государственной Думы от Коммунистической партии, первый секретарь МГК КПРФ Валерий Рашкин.

Начнем с думских дел. Пятый думский созыв завершил свою работу. Я думал, что в среду придет в Думу президент Дмитрий Медведев, зачитает послание, но вместо него появился Владимир Путин, который воспевал всеобщее единение ветвей власти в «эпоху шторма». Вот такая цитата: «У нас впереди много факторов неопределенности и рисков, а в условиях шторма, бури, кризиса очень важно, чтобы вся команда работала слаженно, чтобы лодка не перевернулась».
А сегодня новая речь на встрече с руководством «Единой России»: «Если мы «расквасим» парламент и будем так же, как в некоторых странах, не в состоянии принимать нужных решений в нужное время, а будем только обещать, а потом жить за счет будущих поколений, это подтащит нас к той черте, за которой сейчас оказались наши партнеры и друзья в Европе».
Зачем же все-таки Владимир Путин второй день пугает расколом, лодкой, штормом? Что происходит?

Ильдар Габдрахманов: Мне кажется, он не пугает, он говорит объективные вещи. Мы прошли кризисный этап 2008-2009 годов, но мы видим, что в мире разворачивается очередной кризис. Многие уважаемые эксперты высказывают разные точки зрения по глубине кризиса, по продолжительности, но все признают то, что кризис еще будет. Понятно, что поскольку Россия является одной из составных частей мировой экономики, любые кризисные явления в мире неминуемо будут отражаться и на России. И в такой период всегда нужна консолидация общества, в том числе власти и Думы. Обычно в кризисный период нужно принимать очень оперативно те или иные решения. Если мы будем просто рассуждать на тему, что что-то нужно делать, но ничего не делать, это плохо закончится. Поэтому он справедливо говорит о том, что особенно в такой период нужна консолидация общества и Думы.

Михаил Соколов: Очень трудно с вами согласиться. Я замечу, Великобритания, проиграв часть войны в 39-40-х годах, сменила Чемберлена на Черчилля, и потом дела пошли гораздо лучше.
Валерий, почему озабочен премьер-министр, почему он нас все-таки пугает?

Валерий Рашкин: На мой взгляд, господин Путин прекрасно понимает, что те обещания, которые были даны, в том числе и избирателям, четыре года назад, не исполнены. Ситуация тяжелейшая в Российской Федерации, как социально-экономическая, так и политическая. Кризис не просто на пороге, а он уже шагает по Российской Федерации, это видно по показателям экономическим, по спаду производства, по сокращению рабочих мест, по сокращению всех социальных программ бюджетов всех субъектов и в Государственной Думе в том числе. И он прекрасно понимает, что если «Единая Россия», как партия власти... А она действительно партия власти, никто в этом не сомневается. Все мэры, все губернаторы, все законодательные органы субъектов Федерации – это в большинстве члены «Единой России».
Если они обещали четыре года назад, что каждый житель России будет платить за тепло и электроэнергию в 2 раза меньше, чем сейчас, то народ же видит. Сегодня в 10 раз больше платит гражданин Российской Федерации, ничего не уменьшилось. Если «Единая Россия» обещала, что каждый гражданин будет получать свою долю от использования природных богатств России – нефть, газ, то все прекрасно видят, что захватили олигархи все, что связано с природными ресурсами, и ничего не достается простым гражданам, в том числе при перераспределении бюджетных средств. Все же слышали обещание, что каждый будет работать по профессии. Молодежь за этот период вышла из стен вузов, и из каждых 10 выпускников 8 не работают по профессии – это статистика правительства Российской Федерации. «Единая Россия» говорит о том, что каждая семья к 2008 году будет иметь собственное благоустроенное жилье, достойное третьего тысячелетия, вне зависимости от уровня сегодняшнего дохода. А жители, особенно молодое поколение, когда они встретились с действительностью, - какое там жилье, какие там квартиры!.. Они минимум 45 лет при той зарплате, которая есть в Москве, не могут накопить на однокомнатную квартиру. И конечно, он прекрасно понимает, когда озвучивала «Единая Россия» четыре года назад, что Чечня и весь Северный Кавказ станут туристической и курортной Меккой в России... Мы уже три месяца встречаемся с москвичами, и я не видел еще, чтобы кто-нибудь поехал туристом в Чечню.
Он прекрасно понимает, обещания – обещаниями, четыре года прошло, а сегодня надо идти опять на выборы. Социологические опросы по Москве показывают: авторитет «Единой России» - 29%. Поставлена опять планка в Госдуме, чтобы у «Единой России» было, как минимум, конституционное большинство, что обязательно. А где брать голоса? И вот сегодня он с криком в душе высказывает, что «ребята, беритесь за руки, надо делать что угодно, но набирать». Нужна якобы стабильность. Стабильность чего? Стабильность деградации? Я такой стабильности не хочу.

Михаил Соколов: Ильдар, что вы ответите на суровую критику?

Ильдар Габдрахманов: Я считаю, что суровая критика очень далека от реалий жизни. По крайней мере те цифры, которые озвучил мой коллега, не соответствуют действительности. В частности, говорят, что у нас идет падение всего. Действительно в период кризиса 2008 года вся мировая экономика шла вниз, в том числе и российская экономика. Но если мы берем этот год, по этому году рост ВВП планируется чуть более 4%. Это первое.
Второе. Вы говорите о том, что большая безработица. Сегодня уровень безработицы стал ниже, чем он был до кризиса. А в период массовой безработицы нам удалось этот процесс смягчить за счет того, что была принята правительственная антикризисная программа. И вы знаете, что мы около 45 миллиардов рублей направили на снятие напряженности на рынке труда.
Возьмем сельское хозяйство. В период кризиса за счет поддержки это единственная отрасль в России, которая не показала падения. А по этому году рост планируется в сельском хозяйстве плюс 14%.
Возьмем другой пример. Чтобы не произошло резкого снижения доходов, мы в 2010 году повысили в среднем на 45% пенсии пенсионерам. Понятно, что уровень пенсий требует еще большего размера, он недостаточен. Но это было сделано в кризисный год. Более того, мы впервые в кризисный год ввели доплаты до пенсии, чтобы неработающий пенсионер не получал доходы ниже прожиточного минимума в регионе его проживания. И сегодня 5 миллионов человек ежегодно получают эти доплаты. Если мы возьмем статистику кризисных годов, за счет государственных мер поддержки у нас уровень доходов населения не упал, он составил плюс 0,1%.

Михаил Соколов: То есть у вас все хорошо?

Ильдар Габдрахманов: Нет, у нас не все хорошо. Есть много проблем. Но говорить о том, что ничего не делается, как минимум, не соответствует действительности.

Михаил Соколов: В последние дни думского года принят бюджет, и бюджет очень интересный, поскольку растут расходы на армию, полицию, всякие спецслужбы, сокращаются расходы на ЖКХ, научные исследования, культуру, помощь регионам, здравоохранение и образование. Вы с этим идете на выборы и думаете, что народ вас поддержит?

Ильдар Габдрахманов: Я не знаю, кто вам дает такие цифры, но они не соответствуют действительности.
Вспомнил еще один ваш аргумент. Вы говорили, что народ надеялся, что каждый человек будет получать доходы от нефти и газа, но этого не происходит.

Михаил Соколов: Это манифест «Единой России» знаменитый.

Ильдар Габдрахманов: У нас половина бюджета формируется за счет дохода от нефти и газа, поэтому каждый второй рубль – это за счет доходов от нефти и газа. Поэтому каждый на себе это ощущает. Все повышения пенсий, которые происходят с 2010 года, осуществляются тоже за счет доходов от продажи нефти и газа. Поэтому говорить о том, что люди на себе этого не ощущают, это неправда.
По поводу бюджета, что якобы все социально ориентированные статьи бюджета уменьшаются. Это не так. Бюджет надо правильно смотреть.

Михаил Соколов: Вы хотите сказать, что если прибавить регионы, то тогда будет некоторый плюс? В принципе, они по сравнению с предыдущим не растут, по крайней мере, а инфляция растет.

Ильдар Габдрахманов: Растут. Если мы возьмем среднюю инфляцию, в 2007 году она составляла около 12%. В этом году планируется на уровне 7%. Инфляция все равно снижается. Понятно, по разным группам товаров – разная инфляция. Но если мы берем средний показатель, то есть снижение.
Что касается поддержки регионов. Мы поставили задачу, чтобы регионы довели уровень зарплат врачей и учителей до средней зарплаты по экономике в их регионе. За счет чего это делается...

Михаил Соколов: За счет сокращения. Закрываете больницы сельские.

Ильдар Габдрахманов: Ничего подобного! Если бы это было, мы бы тогда в федеральном бюджете не предусматривали дополнительные ежегодные средства на выполнение этой задачи. Эти средства уже в этом году были выделены, и в последующие бюджеты это закладывается.
Вы говорите, что уменьшается помощь региональным бюджетам. Мы берем полностью финансирование муниципальной полиции на федеральный уровень, и за счет этого существенные средства высвобождаются у региональных властей. Я это говорю к тому, что бюджет надо правильно смотреть. Нельзя примитивно одну цифру сравнивать с другой.

Валерий Рашкин: Я согласен, что правильно бюджет надо смотреть. Первое. Этот бюджет, который приняла Госдума, провоцирует обострение проблем. Зависимость России от мировых банков и финансовой системы, мы завязаны на эту систему, вплелись туда. И кризис, который плывет по Европе, обязательно будет у нас. Нефть. Сегодня цена 97-101 доллар за баррель. Причем это основа бюджета. Россия не участвует в процессе формирования цены на нефть, мы выведены из этого. Завтра упадет до 60-ти – рухнет все, и «социалка», и зарплаты, и бюджет. Но мы не регулируем эти цены.
Следующее. Конечно, заложены доходы. Рост доходов - 6,4%. Но если убрать составляющие, которые касаются инфляции, и без природных ресурсов – 2,1%, то даже не компенсируется, государство не может социальные и другие государственные обязательства выполнить. Этих средств просто нет. Сегодня государственный долг – 7 триллионов 700 миллиардов рублей, в 2 раза увеличен по сравнению с 2010 годом. Это 65% от суммы доходов всего бюджета страны. Удвоить ВВП, о чем говорил господин Путин, не удалось за 10 лет, а это был не просто лозунг, на нем политики выборы делали. А вот удвоить за два года долги – запросто. И это уже произошло. На обслуживание долга выделяется 388 миллиардов рублей. Это в сумме больше, чем на оборудование, здравоохранение, межбюджетные трансферты и на образование вместе взятые. Только проценты будем обслуживать. Где же наберешься денег?! Совокупный внешний долг на 1 июля 2011 года составляет 538 миллиардов рублей. Это почти треть ВВП. Превысил объем золотовалютного резерва. У нас 14 миллиардов долларов золотовалютный резерв. Недалеко до дефолта. Мы это с вами уже проходили, при Гайдаре Россия это уже проходила, у нас был дефолт, и к этому идет.

Михаил Соколов: Не при Гайдаре, все-таки это было уже при Кириенко.

Валерий Рашкин: Но в этот период. Это одна команда. Бюджетную политику они закладывали.
Политика закачивания средств, которые сегодня в бюджете заложили, Фонд резервный и Фонд национального спасения – мы спасаем олигархов и банкиров. И Соединенные Штаты Америки, потому что эти фонда размещаются за границей, а не идут на инвестиционные программы, в том числе, Российской Федерации. Это макропоказатели. Откуда будет социальная политика?!
Сказали, что самые реальные вложения – селу. 0,9% бюджета выделяется на село, и ожидают оживления. А в советский период выделяли 28% от бюджета Советского Союза.

Михаил Соколов: Вера пишет: «Как вам не стыдно говорить о сельском хозяйстве?! Хотя бы выехали за пределы Москвы – невспаханная земля, крестьян нет, продукты в магазинах импортные. Вы – просто бессовестная партия, которая грабит народ, товарищ из «Единой России».

Ильдар Габдрахманов: Вопросов очень много. Очень много говорилось, в частности, про внешний долг. Именно Путин решил проблему внешнего долга.

Михаил Соколов: А я думал – цены на нефть. 8 и 100 – разница есть, правда?

Ильдар Габдрахманов: Коллега говорит: мы исключены из формирования цены на нефть на мировом рынке. А Советский Союз был включен в эту систему? Что, Советский Союз влиял на это?

Валерий Рашкин: Мы говорим не про Советский Союз, мы говорим про сегодняшний день.

Ильдар Габдрахманов: Цена на мировом рынке формируется на мировом рынке поставщиками нефти. Как цена определялась в советский период, так она и сегодня определяется. Именно Россия столкнулась... именно при власти Путина, при приходе его на пост президента, именно он решил проблему колоссального внешнего долга.

Михаил Соколов: Я вас умоляю! Зачем же вы приписываете Владимиру Владимировичу Путину то, что он не делал? Он же не менял цены на нефть. Давайте будем объективными. Вы экономист, говорите об экономике, но не приписывайте президенту (или премьеру) то, чего он не делал. Пришли деньги от нефти – заплатили, не пришли бы деньги от нефти – не заплатили. Тут заслуги его личной нет.

Ильдар Габдрахманов: Не могу с вами согласиться.

Михаил Соколов: Вы прямо какой-то «путинист». Коммунисты были сталинистами, а вы – «путинист».

Ильдар Габдрахманов: Есть объективные вещи. Даже рост цен на нефть, доходы от продажи нефти можно было использовать по-разному. Нас всегда подталкивали и говорили: пусть внешний долг будет огромный, ничего страшного, главное, чтобы деньги были с собой. Тем не менее эту проблему решили при Путине.

Михаил Соколов: При Касьянове и при Кудрине ее решили.

Ильдар Габдрахманов: Ничего подобного! Внешний долг составляет у нас всего лишь 3% ВВП.

Михаил Соколов: Это была божественная милость, а вы все живому человеку приписываете.

Ильдар Габдрахманов: Если бы была божественная милость, тогда, следуя вашей логике, мы бы в последние годы не наращивали такие объемы добычи нефти и не могли бы ее продать.

Михаил Соколов: Да нет наращивания объемов добычи нефти. Все то же самое, что было.

Ильдар Габдрахманов: Ничего подобного! Возьмите цифры.

Михаил Соколов: При ЮКОСе было, а сейчас – нет.

Ильдар Габдрахманов: Ничего подобного! Мы в 90-ые годы скатились, у нас ежегодно шло падение добычи нефти.

Михаил Соколов: До 95-го года, а потом был подъем до 2003-го. Я вам график покажу.

Ильдар Габдрахманов: Мы только три года назад вышли в мире на первое место по объему добычи.

Михаил Соколов: Слушатель пишет: «Какие сладкие песни вы нам поете! Что же в своем бюджете на следующий год запланировали повышение пенсий военнослужащим в 2,5 раза, а гражданским пенсионерам, в лучшем случае, на 6-7%, которые тут же съедаются ценами на лекарства и на ЖКХ?». Люди про нефть давно уже слышали, они про пенсии хотят узнать.

Ильдар Габдрахманов: Это всегда вопрос выбора. Повысить всем одновременно невозможно. Именно поэтому в 2010 году, поскольку мы понимали, что уровень пенсий крайне низок, мы провели повышение пенсий для пенсионеров гражданских. Сегодня есть определенные резервы выполнить эту задачу в отношении военных пенсионеров и военнослужащих. И когда вы задавали вопрос, почему так сильно растет военный бюджет, он, в том числе, растет и потому, что в следующем году планируется повышение денежного довольствия, общий уровень доходов военнослужащих повысится более чем в 2 раза...

Михаил Соколов: И 20 триллионов на закупку вооружений.

Ильдар Габдрахманов: Это все вместе. И плюс еще автоматически растут пенсии для военнослужащих. И на все это нужны деньги. И когда мой коллега говорит, что у нас... правда, в Думе вы говорите - почему у нас такие колоссальные резервы, а сейчас вы говорите о том, что наши резервы не позволяют нам выполнить социальные обязательства. Именно наличие Стабилизационного фонда позволило нам в кризисный год...

Михаил Соколов: ...спасти Дерипаску от банкротства.

Ильдар Габдрахманов: Это очень упрощенное понимание. Если следовать вашей логике, то мы и банки спасали. Мы банки спасали не потому, что нам был интересен какой-то человек, а потому что в банках вклады граждан. Если бы посыпались банки, то все вклады граждан бы потерялись. А расчеты между предприятиями бы прекратились.

Валерий Рашкин: Прикрыть можно любой причиной и обосновать те суммы, которые из бюджета вы вытащили. Мы, фракция КПРФ, в Госдуме голосовали категорически против закачивания миллиардов денег в кризисное состояние только в пять банков. Потому что после этого эти банкиры себе бонусы, премии выписали миллионные и сказали: «Ребята, мы живем, а все остальное хорошо». Деньги не дошли до реального сектора, ни малый, ни средний бизнес их не получили. Подкормили только «жирных котов» - банкиров, однозначно, статистика есть. Когда господин Путин отчитывался, ему этот вопрос задали, а он даже ответить ничего не мог, кроме: «Я поддерживаю банкиров». Я был на заседании. Он сказал: «Не трогайте банкиров!».
По расходам. К 2014 году по этому бюджету сокращение по 10 разделам из 14-ти, по всем социальным программам. Национальная экономика – снижение в 2013 году на 114 миллиардов. На эти деньги можно было авиапром поднять, который сегодня загублен, по нему никто не принимает решения. ЖКХ – сокращение на 96 миллиардов рублей. Ветхого и аварийного жилья, к вашему сведению, увеличивается в 6 раз. Скоро будет падать все, что в советское время построили. И здесь идет сокращение. Образование – в 2 раза меньше необходимого. В 2012 году, правда, на 8% увеличивается, зато в 2013 году уже на 5 миллиардов уменьшение. Выборы пройдут – все забудут, и пойдет снова уменьшение. Уже в 2014 году запланировано - на 60 миллиардов рублей урезается образование.

Михаил Соколов: Вопрос с сайта: «Делают ли законы, которые приняты голосами большинства думского, платными здравоохранение и образование в ближайшей перспективе?».

Валерий Рашкин: Однозначно. Приняты законы Государственной Думой, правильно вы сказали, большинством членов «Единой России». Их 315, у Компартии 57 всего голосов. Они приняли законы, которые не просто позволяют, они подталкивают переход системы образования, начиная с первого класса, не говоря уже о средней, и высшие учебные заведения, на платную основу. Причем реформа по Фурсенко, которую он настойчиво проводит в жизнь, еще приведет к тому, что предметы, которые обязательными будут для преподавания в школах, - это физкультура, ОБЖ и неизвестное «Россия в мире». А такие профильные, как физика, математика, химия, биология, будут необязательными, либо, если родители пожелают, чтобы дети эти предметы знали, тогда плати. Мы посчитали: если довести до уровня образования молодого человека советского периода, надо платить 12-17 тысяч рублей за одного ребенка в один семестр в среднем. Мы посоветовались с педагогами, они сказали: дополнительные занятия, нанимать надо будет и так далее. Вот это как раз и приведет к тому, что без доходов населения наше молодое поколение будет деградировать. Мы все прекрасно понимаем, без математики, физики, химии, биологии никаких научных достижений... тем более, в год 300-летия Ломоносова. Он с этого начинал. «Нужен всеобуч населения российского», - он гласил. И сохранение российского гражданства. В том числе и по здравоохранению.
Вторая часть. Это страшное, как я считаю, решение – перейти на платные услуги в сфере Минздрава. Это государственные поликлиники, больницы. Тоже будет по прейскуранту: сколько аппендицит, сколько... Особенно дорогостоящие операции будут непосильны для граждан. Сегодня ввели квоту на болезни. Я говорю: «Как можно ввести квоту на болезни?». У тебя аппендицит, у тебя сердце заболело или ишемическая болезнь, а нет квоты - умирай.

Михаил Соколов: Покупай страховку, чтобы не умирать.

Валерий Рашкин: Если у тебя деньги – пожалуйста, ты можешь купить. Выехать за границу куда-то. Но основная масса населения, а его более 60%, не может оплачивать эти услуги, тем более - в здравоохранении. Зайдите сегодня в любую, не показушную больницу – свои простыни, свои лекарства. По списку, который там есть, их не дают. Ходи в аптеку. А в аптеке заоблачные цены в Москве. Приходится только вымирать. И мы видим, что Россия, как нация, сегодня каждый год теряет 860 тысяч граждан. Они умирают не только от болезней, там еще и «наркота», пьянство, драки, поножовщина. Это укор партии власти.

Михаил Соколов: Ильдар, вас упрекают, что вы делаете детей дебилами, а люди вымирают от вашей политики сотнями тысяч.

Ильдар Габдрахманов: Я вначале хочу ответить на предыдущее высказывание по поводу ветхого жилья и того безобразия, которое творится в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Проблемы ветхого жилья тоже стали решать совсем недавно путем создания Фонда жилищно-коммунального хозяйства. И если бы не этот фонд, а он составляет 300 миллиардов рублей, во многих регионах проблемы ветхого жилья вообще бы никто не решал. Но благодаря этому фонду эта проблема решается.
Что же касается предоставления жилья отдельным категориям, я назову участников Великой Отечественной войны, которые заслужили это по праву, но почему-то в предыдущие годы, в том числе и в прошлом столетии, эта проблема решена не была. Она решается только сейчас.

Михаил Соколов: Но не решена.

Ильдар Габдрахманов: Практически решена.

Михаил Соколов: На сайтах полно сообщений, что не получили ветераны.

Ильдар Габдрахманов: Наверное, отдельные проблемы есть. Сначала мы решали проблемы по тем ветеранам, которые были на учете до 2005 года, потом мы сняли это ограничение – и количество ветеранов увеличилось практически в 2 раза. Сейчас уже получили около 150 тысяч ветеранов.

Валерий Рашкин: Ветеранов и участников войны в 2 раза больше сегодня умирает. Это беда наша. Вот откуда очередь уменьшается. Возраст их таков, что они еле-еле уже ходят.

Ильдар Габдрахманов: Если вы были такие хорошие, что ж вы раньше эту проблему не решали?

Михаил Соколов: А про цены на нефть никто ничего не говорил.

Ильдар Габдрахманов: Цены на нефть при Брежневе были очень хорошие.
По поводу платного образования и здравоохранения. Это постоянные страшилки, которые нам говорит КПРФ.

Михаил Соколов: А как же федеральный закон номер 83 «О коммерциализации бюджетной сферы»?

Ильдар Габдрахманов: А что там написано?

Валерий Рашкин: Как раз и дает открытые ворота, сплошную...

Ильдар Габдрахманов: Ничего подобного!

Валерий Рашкин: Московская 299 школа переходит на платное обучение профильных предметов.

Ильдар Габдрахманов: Давайте, если вы хотите, съездим в эту школу и разберемся, как они переходят на платную основу. Я вас уверяю, ни одна московская школа не переходит на платную основу, нет такой школы. И нет таких федеральных законов, где такая норма есть.

Михаил Соколов: Но «в серую» платят за дополнительные занятия, и «в черную» платят.

Ильдар Габдрахманов: Вы говорите о наличии определенных проблем, но это не значит, что мы переходим на платную основу. Нам говорят, что якобы мы приняли какой-то закон, по которому теперь будет платное образование и здравоохранение. Если кто-то нанимает репетитора перед поступлением в институт, это же не означает, что федеральный закон установил это. Есть проблемы, безусловно, и их надо решать.

Валерий Рашкин: 83-ий федеральный закон не только разрешает, он подталкивает директоров заниматься этими вопросами. Сокращается бюджетное финансирование, и они вынуждены...

Ильдар Габдрахманов: Не сокращается.

Валерий Рашкин: Вы сходите хоть в одну школу, спросите у директора, как он спланировал свой бюджет на этот учебный год. Директор конкретно говорит: «Если мне не брать мзду с родителей, которую вы сегодня законом мне разрешили, я не выживу». Ни ремонта, ни труб... у них уже 80% изношенности труб, ни подготовки к выпуску, «первого звонка», «последнего звонка». Поэтому они говорят: «Мы вынуждены брать за уроки деньги и платить зарплату учителям».

Ильдар Габдрахманов: Ничего подобного! Это очередное вранье. Есть федеральные стандарты, и по этим федеральным стандартам не может быть этот урок платным. А если вдруг какая-то школа предлагает дополнительные услуги сверх стандарта, это она может делать. Но говорить о том, что по федеральному стандарту кто-то собирается брать деньги, это вранье. И кто будет это делать, они будут наказываться и увольняться.

Михаил Соколов: Сергей пишет: «Господин Габдрахманов, мне кажется, вашей партии «Единая Россия» нужно более агрессивно вести предвыборную кампанию. На все претензии, что вы партия власти, нужно отвечать: «А вы что, погулять в Думу пришли?». Да и вообще больше лозунгов, типа «не верь глазам своим, хватит жить как попало, будете жить как придется».

Ильдар Габдрахманов: Тут прозвучали аргументы, что у нас по 800 тысяч человек ежегодно умирают. В начале 90-х годов у нас действительно по миллиону человек умирали, была естественная убыль. Сегодня мы вышли в плюс. Два года стабильно, когда у нас хоть незначительно, но количество рождающихся людей больше, чем умирает. Когда вы называете цифры 800 тысяч, вы не называете количества рождающихся граждан.

Михаил Соколов: Андрей пишет: «Куда деваются мои деньги налогоплательщика? А именно, почему дороги – дрянь, почему бесплатная медицина ничего, кроме справки, клизмы и зеленки, не дает? Почему везде грязно и неубрано? Почему получение любых справок, документов и так далее превращается в целое приключение? Почему невозможно пользоваться общественным транспортом?». Людей-то это волнует.

Ильдар Габдрахманов: Конечно, волнует.

Михаил Соколов: А вы говорите, что все хорошо.

Ильдар Габдрахманов: Я не говорю, что все хорошо. Я говорю, что проблем много, и они постепенно решаются. Но решить одномоментно все проблемы невозможно.

Михаил Соколов: А сколько лет ваша партия у власти?

Ильдар Габдрахманов: За это время мы очень много сделали.

Валерий Рашкин: 12 лет.

Михаил Соколов: Вот за 12 лет, например, Федеративная Республика Германия из полностью разбомбленной, разрушенной страны стала нормальным, пригодным для жизни социальным государством. Фактически с нуля.

Ильдар Габдрахманов: За 12 лет не могла стать.

Михаил Соколов: К 60-му году уровень жизни был выше, чем при Гитлере.

Ильдар Габдрахманов: Если мы сравним с началом 90-х, то мы тоже узнаем такие факты, что, оказывается, у нас сейчас пенсии постоянно платятся, а раньше пенсии по полгода не выплачивали. Я уж не говорю про зарплаты. Если мы начнем сравнивать крайние вещи, то это будет не в пользу 90-х годов. Я уж не говорю про внешний долг, про то, какое существование влачили пенсионеры тогда и сегодня. Улучшения, безусловно, есть. Квартиры стали даваться участникам войны, поддерживаться молодые семьи, программы действуют.

Михаил Соколов: «80% граждан живут на 10 тысяч в месяц. За что им благодарить «Единую Россию»?

Валерий Рашкин: За это как раз и «благодарить», но другим, не словом.
Сказали про образование и здравоохранение. Вернемся к бюджету. В 2014 году на образование урезается на 60 миллиардов рублей. А вы говорите, где директор будет брать деньги. У него бюджет уменьшается на 60 миллиардов. Официально принятый вами бюджет, большинством, вас там 315.

Ильдар Габдрахманов: Вы что-то путаете. Мы на два года вперед дополнительно заложили 460 миллиардов рублей плюсом на систему здравоохранения. Я не знаю, где вы эти цифры смотрите.

Валерий Рашкин: Вы плохо читаете бюджет, за который голосуете. 2012 год – 8% увеличения. 2012-ый – выборы в Госдуму и президента. 2013 год – на 5 миллиардов уменьшение. 2014 год – на 60 миллиардов уменьшение. И директору школы надо думать, где взять деньги. Здравоохранение: 2014 год – уменьшение на 90 миллиардов, 30% сокращение. Уровень смертности из-за этого среди молодежи у нас в 7 раз превышает европейский. А вы говорите, что у нас стала увеличиваться рождаемость. Статистика лукавая сама по себе.

Михаил Соколов: Статистика – это ложь.

Ильдар Габдрахманов: Когда мы говорим про финансирование здравоохранения, я сожалею, что вам не рассказали про базовые вещи. Есть два основных источника финансирования на федеральном уровне. Первый и основной – это Фонд медицинского страхования. Мы повысили ставку страховых взносов специально для Фонда медстрахования на 2%. И за два года мы плюс 460 миллиардов рублей выделили на систему здравоохранения. И сейчас идет масштабная работа по ремонту больниц, оснащению современной техникой и повышению зарплат врачей и медперсонала. А вы смотрите на федеральный бюджет, на строчку «социальная политика», даже не зная такой базовой вещи, что есть Фонд медстрахования. И даже не зная того, что еще есть региональные источники финансирования системы здравоохранения. Надо правильно смотреть.

Валерий Рашкин: Возьмите регион в этом же бюджете, который принят. Соотношение «регион – центр» в пользу центра. 2010 год – 48% была доля регионов в консолидированном бюджете; 2012 год – уже 42, уменьшается; 2014 год – уже 40. Все в центр. Губернатор или кто-то, иди с протянутой рукой к господину Путин, Медведеву, проси денег. А он говорит: «60% голосов в «Единую Россию» дадите – будут вам деньги». Вот какую систему вы выстроили. В роликах, Интернет гудит весь... Деньги получат пенсионеры, если будет 60%. Не будет 60% - не получите денег.

Ильдар Габдрахманов: Это не соответствует действительности.

Михаил Соколов: А что, не увязывают сейчас при агитации ваши представители, попавшиеся даже в вашем суде, между прочим... например, ижевский сити-менеджер оштрафован на 2 тысяч: будете хорошо голосовать – получите деньги. То же самое – челябинский губернатор, аудиозапись есть. То же самое – сейчас деятель из управы «Соколиная гора» в Москве: дайте 58%, принесите там открепительные удостоверения – деньги получите. Слушайте, вашей партии не стыдно? Вы уже подкупаете воткрытую избирателей.

Ильдар Габдрахманов: Не надо...

Михаил Соколов: То есть ничего не было? Суда не было в Ижевске позорного? Один вляпался.

Ильдар Габдрахманов: Все-таки система наказания действует.

Михаил Соколов: Вы его из партии исключили, жулика? С должности сняли?

Ильдар Габдрахманов: Да, исключаем. Если кто-то нарушает законодательство, он наказывается.

Михаил Соколов: Если кто-то попадается.

Ильдар Габдрахманов: И партия от таких избавляется. Потому что мы не заинтересованы в таких членах партии. Это первое.
Те цифры, которые вы называете, не соответствуют действительности.

Валерий Рашкин: Они из бюджета России, за который вы проголосовали, за который я не голосовал.

Ильдар Габдрахманов: Вы говорите про межбюджетные отношения. Межбюджетные отношения – есть проблемы? Есть. У нас уровень развития регионов отличается в 5-6 раз по уровню доходов. И если не производить централизацию денежных средств частично на федеральном уровне, то тогда бедные регионы будут еще беднее.

Михаил Соколов: Особенно Чеченская Республика.

Ильдар Габдрахманов: И тогда там люди будут жить всегда в нищете.

Михаил Соколов: Особенно Рамзан Кадыров с «Мерседесами».

Ильдар Габдрахманов: Такая централизация позволяет регионам депрессивным получать из федерального центра помощь, поскольку уровень социальной защиты граждан не должен зависеть от того, в каком регионе он проживает. Другое дело, что есть проблемы. Действительно сегодня многие регионы существенно зависят от федерального центра. И Медведев совсем недавно в своем выступлении поставил вопрос о том, что нужно пересмотреть перераспределение бюджетных средств. Если регион больше начинает зарабатывать денег, чтобы в большей части эти средства оставались в этом регионе, а не поднимались на федеральный уровень.

Михаил Соколов: Савелий Тимофеевич из Краснодарского края, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Я хочу спросить депутата от «Единой России». Нужна ли ему моя помощь, чтобы я ему дал совет, где найти деньги для пенсионеров, для учителей, для врачей? У вас есть депутат, который сейчас судится в Англии с Березовским. Показывают, что это ворованные, бесплатно забрали, а сейчас наживаются.

Михаил Соколов: Мы вас поняли. Правда, это не депутат, это Роман Абрамович судится с Борисом Березовским. Но деньги там странные, прямо скажем.
Не хотите поинтересоваться доходами высокодоходных товарищей-миллиардеров и налоги поднять немножко для них?

Ильдар Габдрахманов: С точки зрения повышения налогов, вы знаете, что мы существенно повысили налоги в первую очередь с нефтегазового комплекса. И это было сделано (хоть вам это не нравится) при Путине, когда он пришел к власти. Мы ввели налог на добычу полезных ископаемых, причем размер этого налога привязали к ценам на нефть на мировом рынке.

Михаил Соколов: Только вот «Газпром» как-то...

Ильдар Габдрахманов: «Газпром» тоже платит налог на добычу полезных ископаемых.

Михаил Соколов: Гораздо меньше, чем нефтяные компании.

Ильдар Габдрахманов: Цена на тонну газа и тонну нефти отличается, поэтому и налог разный. Я уж не говорю про то, что цены на природный газ, который поставляется населению, регулируется.

Михаил Соколов: То есть не хотите менять?

Ильдар Габдрахманов: Не то что не хотим. Это делается.
Что касается того, чтобы больше брать с богатых. Действительно это нужно делать, и это уже делается. Есть косвенные вещи, которых, может быть, мы не замечаем. Все транспортные средства, ввозимые из-за рубежа, которые чем дороже, тем больше с них берется акциз, тем больше берется таможенная пошлина. И таможенная пошлина с этих машин составляет где-то 30%.

Михаил Соколов: Косвенные налоги, да? А подоходный?

Ильдар Габдрахманов: По поводу подоходного налога. Рано или поздно мы его повысим. Но когда была шкала выше, мы собирали меньше, чем при плоской шкале.

Валерий Рашкин: Здесь надо четко и однозначно сказать, что «Единая Россия» упорно не идет на повышение налогов, введение прогрессивной шкалы подоходного налога. Причем господин Путин гордится этим. Всего 5 стран в мире, где есть плоская шкала налогообложения. Все остальные: подоходный налог – прогрессивная шкала, до 54%. Причем мы считаем, что надо ввести не только прогрессивную шкалу подоходного налога, богатый должен платить больше, но и на роскошь, как это сделано во всех развитых странах. У нас сегодня регрессивная шкала. У нас сегодня наемный работник, который продает свои рабочие руки, платит 13%, а с бизнеса - 9%. И мы считаем, что надо провести национализацию всего, что связано с природными ресурсами – газ, нефть, уголь, металл. И природная рента должна идти в бюджет и перераспределяться. Надо, чтобы до 80% с природной ренты уходило в бюджет на социальные программы. Это первое.
Второе. Кардинально, но придется на это идти – это взять в государственные руки «ликеро-водку» и «табачку». Акцизный товар, где цена продажная высокая, а себестоимость изготовления низкая, должен уходить в бюджет, а не лично олигархам и физическим лицам.

Михаил Соколов: На самом деле 13% - может быть, это и неплохой налог, только почему-то капиталы из России уходят, а не наоборот. Уже почему-то не работает. А почему – нам госпожа Савельева написала. «При правлении Путина - полностью сырьевая экономика, отсутствие развития производства, преследование оппозиции, диктатура власти, политзаключенные, нарушения Конституции, неуправляемая коррупция во всех сферах, на Кавказе война, неадекватная внешняя политика». Может быть, поэтому.

Ильдар Габдрахманов: По поводу утечки капитала. Капитал в мире имеет такую тенденцию: сегодня он на одном мировом рынке, завтра – на другом, то в одной стране, то в другой. Если вы имеете в виду спекулятивный капитал, то он гуляет во всех странах мира, как и в России, так и в Соединенных Штатах, так и в Англии, и так далее. Другое дело, важно, чтобы было меньше спекулятивного капитала, а больше капитала, который идет в реальный сектор.

Михаил Соколов: Не идет в реальный сектор.

Ильдар Габдрахманов: В реальный сектор идет, просто хочется всегда больше, чем это есть сегодня.
По поводу того, что платят 13% с наемного работника, а с бизнеса якобы 9%. Прежде чем 9% заплатить, бизнес должен заплатить налог на прибыль 20, и другие налоги.

Михаил Соколов: Там выше 40 – реальная нагрузка.

Ильдар Габдрахманов: Поэтому это совершенно некорректное сравнение.
По поводу того, что нужно ренту изымать. Стабилизационный фонд, который раньше был, а сейчас это Резервный фонд и Фонд национального благосостояния, как раз формируется за счет изъятия ренты. И рента изымается приличная. И сегодня за счет этой ренты выплачивается и пенсии, и 50% расходов федерального бюджета обеспечиваются за счет этой ренты.

Михаил Соколов: Все-таки вы представляете московские группы на выборах. Валерий Рашкин вообще первый секретарь МГК КПРФ. Нравится ли вам то, что делает новый мэр Собянин?

Ильдар Габдрахманов: Да. Я считаю, правильно выбраны приоритеты, самые болезненные вопросы видны, на поверхности, и делается попытка системно их решить. Хочется получить эффект очень быстро, но так не бывает. Системные проблемы – и проблемы пробок, и проблемы дворов, и проблемы системы здравоохранения, образования – все должны решаться системно, а не показушно. Поэтому результат, я убежден, будет.

Валерий Рашкин: Комплексного решения проблем Москвы не произошло после того, как Лужкова не стало в качестве мэра. Идут нерациональные расходы финансов, вроде 4 миллиардов на укладку плитки – не первоочередное, на УЭК 13 миллиардов рублей. Совершенно бессмысленно выглядят эти многомиллиардные вложения.
Второе. Развитие промышленности - в бюджете города Москвы заложены 0,2%. Позорище для Москвы наукоемкой. По-прежнему не удается отсрочить транспортный коллапс. Хотя банку краски взяли, выделили линию, но пробки только увеличились еще на несколько километров. Мат и сплошное упоминание господина Собянина и всего, что с этим связано. Новый подход к программе «Народный гараж». Выселяют гаражи, нет никакой компенсации, и многотысячные митинги мы поимели от этого. Про ЖКХ мы уже говорили - тарифы растут. По 9 позициям из 72 идет только капитальный ремонт. Причем плюс еще 5% сами москвичи должны за капитальный ремонт платить. И так далее.
И самый главный вопрос – миграция. По миграции вопрос даже не рассматривается. Хотя у нас 70% преступлений идут потому, что...

Ильдар Габдрахманов: Подавляющее большинство из того, что вы сказали, вообще не соответствует действительности.

Валерий Рашкин: Берите статистику и читайте.

Ильдар Габдрахманов: Я читаю статистику, и живу в Москве, поэтому об этом знаю. А вы называете какие-то мифические цифры.

Михаил Соколов: Есть ли сейчас в России честные, нормальные выборы?

Валерий Рашкин: В России сейчас тем более их нет. Грязные, фальсифицированные, с подметными газетами и листовками, с тем, что у нас превалирует в средствах массовой информации, до 70%, господин Медведев с Путиным, а оппозиция в сумме набирает около 10%. А уж вбросы, подтасовки, увеличение явки – повсеместно. Хватаем за руки, в суды, но пятилетку судимся.

Ильдар Габдрахманов: Нет ничего совершенного, и в избирательном процессе тоже есть определенные проблемы. Если кто-то считает, что где-то нарушается закон, окончательную точку в этом вопросе ставит суд. Но то, что мы, вы и любые оппозиционные партии, имеем возможность публично об этом говорить и в Интернете, и по телевидению, - это как раз показатель того, что система открыта. И говорить о том, что все плохо, неправильно.

Михаил Соколов: Я подозреваю, есть только один пункт, по которому сойдутся наши гости. Нужно ли идти на выборы 4-го числа?

Валерий Рашкин: 4-го числа надо идти обязательно и все 100% - тогда не будет возможности переписать протокол и вбросить дополнительные бюллетени.

Ильдар Габдрахманов: Я считаю, обязательно нужно идти на выборы. Каждый человек должен понимать, что если он хочет влиять на власть, он это должен делать через выборы.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG