Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дела Гулевич и Канкия: сидеть до приговора?


Бутырский следственный изолятор, Москва

Бутырский следственный изолятор, Москва

Предприниматель Станислав Канкия, перенесший в следственном изоляторе шесть инсультов, должен оставаться под стражей. Решение вопроса о возможном изменении меры пресечения для тяжелобольной предпринимательницы Натальи Гулевич, арестованной по обвинению в мошенничестве, перенесено на пятницу. Таков итог двух судебных заседаний, состоявшихся в Московском городском суде по кассационным жалобам защиты.

Мосгорсуд не нашел оснований для освобождения из-под ареста предпринимателя Станислава Канкия. Прокуратура обвиняет его в мошенничестве и заявляет о необходимости держать Станислава под стражей до вынесения приговора – несмотря на то, что закон запрещает арестовывать подследственных по предпринимательским статьям, и на то, что за время пребывания под стражей Станислав Канкия перенес шесть инсультов и нуждается в срочном лечении.

– Мера пресечения осталась той же, потому что прокурор сказал, что обстоятельства не отпали, – поясняет Валентина Канкия, жена предпринимателя. – По мнению обвинения, Станислав может надавить на свидетелей, оказать прессинг, уничтожить доказательства по делу. Хотя все доказательства по делу находятся в суде и следственных органах; как он туда проникнет, не понятно. Но все стандартно, быстренько проштамповано, сделано, как и было. Так что человек остается под стражей, и возможности получить нормальное лечение у него не будет.

По версии следствия, возглавляя московский некоммерческий фонд "Отчизна", Станислав Канкия присвоил около 6 миллионов рублей, перечисленных из бюджета для выплаты подросткам в рамках различных социальных программ. Для этого он использовал полученные от "неустановленных лиц" ксерокопии паспортов подростков, от их имени открывал в "Сбербанке" счета, а затем получал положенные им по закону социальные выплаты. Это дело уже рассматривается по существу в Бабушкинском районном суде Москвы, куда регулярно привозят Станислава Канкия – несмотря на то, что защита заявляет о неадекватности подсудимого, 19 сентября перенесшего шестой инсульт. Но врачи следственного изолятора "Матросская тишина" последовательно выдают справки о том, что состояние здоровья позволяет подсудимому участвовать в разбирательстве.

Буквально на днях из "Матросской тишины" в специализированную городскую клинику срочно была переведена предпринимательница Наталья Гулевич. В следственном изоляторе у неё отказал сначала мочевой пузырь, а затем и правая почка.

– Я ее не видел, потому что конвой, естественно, не допускает к ней, – говорит муж подсудимой Валерий Гулевич. – Состояние у нее неважное. Насколько я понимаю из медицинского заключения, которое УФСИН дал аппарату по правам человека города Москвы, у нее началось инфицирование правой почки. Там специфические медицинские термины. Мне необходимо проконсультироваться у урологов для того, чтобы понять окончательно, в чем проблема. Но почка начинает отказывать.

До вмешательства в ситуацию Европейского суда по правам человека Наталья Гулевич не получала надлежащего лечения, а суды отказывались изменять ей меру пресечения на не связанную с содержанием под стражей. Наконец, 2 ноября Московский городской суд принял решение об освобождении Гулевич под залог в 100 миллионов рублей, но её родственники не смогли собрать необходимую сумму, и Наталья Гулевич осталась в изоляторе. Сегодня Мосгорсуд должен был вновь вернуться к вопросу о возможности изменения меры пресечения для Гулевич, но слушания пришлось перенести. Находясь на лечении, она не может участвовать в заседании, а заявление Натальи Гулевич об отказе от личного участия при рассмотрении жалобы на арест (адвокаты предоставили таковое суду) не было должным образом заверено. Поясняет:

– С чисто формальной точки зрения суд понять можно, – поясняет адвокат Анна Ставицкая. – Суд не может удостоверить правильность подписи и не может точно сказать о том, что это именно Гулевич написала подобное заявление. Поэтому говорить о том, что суд сделал что-то не так, у меня не повернется язык: с формальной точки зрения нужно было заверить это заявление. Другой вопрос, что Гулевич только положили в больницу. Соответственно, в больнице никто не понимает, что должно происходить, как должно идти лечение, кто за нее ответствен и так далее. Соответственно, и главный врач больницы, и лечащие врачи пока не стали заверять такую бумагу. Но суд нам даст соответствующий запрос для того, чтобы мы эту бумагу заверили.

Собрать необходимые документы защита должна до 25 ноября - на эту дату перенесены слушания по жалобе Натальи Гулевич. По словам Анны Ставицкой, защита непременно поднимет вопрос о том, чтобы суд, по возможности, назначил адекватную сумму залога для того, чтобы выпустить её из-под ареста:

– Залог необходимо избирать с учетом материального положения залогодателя и семьи человека. У нас имеются бумаги, которые говорят об этом материальном состоянии. Мы их уже представляли в суде первой инстанции.

– Справедливое решение – в том, что больной человек должен лечиться. И, вылечившись, защищать себя в суде, – уверен Валерий Гулевич.

Наталья Гулевич попала в тюрьму в связи с обвинением в мошенничестве. По версии следствия, являясь генеральным директором ЗАО "ГП Статус" в группе с неустановленными соучастниками она завладела денежными средствами, принадлежащими НОМОС-БАНКу по договорам о предоставлении кредита. Сама Гулевич свою вину не признает, считая, что уголовное дело было инициировано для легализации рейдерского захвата её бизнеса. В собственности компании находился комплекс зданий в центре Москвы (рыночная стоимость около 120 миллионов долларов) - теперь он принадлежит банку.

Валерий Гулевич в интервью Радио Свобода рассказал, что руководство НОМОС-БАНКа через доверенных лиц предлагало ему решить дело "по-хорошему" и способствовать прекращению уголовного преследования его супруги - в случае, если она за небольшие отступные откажется от своих прав на комплекс зданий. Но Гулевич от сделки отказалась.
XS
SM
MD
LG