Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Матвей Ганапольский: выбор есть


Матвей Ганапольский

Матвей Ганапольский

В программе "Час прессы" - наблюдения обозревателя радиостанции "Эхо Москвы" Матвея Ганапольского за ходом избирательной кампании в РФ.

Матвей Ганапольский: Начнем с официального заявления. Я очень люблю, Лена, к вам ходить на эфиры и очень не люблю радиослушателей Радио Свобода. Причем тут ничего личного, я бы так сказал, только журналистика. Когда идут звонки - то либо я "продался Кремлю", а сегодня будут вещи, которые можно истолковать, что я уже на зарплате у Суркова и Путина, и Медведева, например, по вопросам ПРО, я думаю, мы этого коснемся. Или что я такой вот либерал, который не понимает, что вообще происходит. И такая болезнь аудитории, она понятна, то есть тут и судить нельзя...

Елена Рыковцева: То есть любую критику в своей адрес вы трактуете как болезнь аудитории.

Матвей Ганапольский: Болезнь аудитории заключается в том, что она знает только свое мнение, но не может себе предположить, что кто-то имеет мнение отличное. А я хочу сказать, что один мудрец сказал, что все сложнее. Вот так он сказал, и это абсолютная правда. Потому что политика - не одномерна, не однородна, она многополярна, и эти выборы, которые у нас все-таки будут, а я напомню, многие пишут, что партия власти всех задавила, и это абсолютная правда, и что когда Путин сказал историческую фразу в беседе с Эрнстом, Кулистиковым и Добродеевым, что выбор в России есть("мы предлагаем людям программу, и люди ее либо поддерживают, либо не поддерживают») - то это, конечно, передергивание, потому что программа должна вырабатываться не на основе кремлевских заморочек, а на основе постоянного тестирования народных желаний.
Но все равно - и тут внимание, начнем бесить аудиторию - я категорически поддерживаю Владимира Владимировича Путина: выборы у нас есть. Если даже москвичи возьмут ноги в руки, придут на избирательные участки и проголосуют - дальше я говорю стандартную фразу, - как они хотят, то картина может сильно измениться. Здесь 12 миллионов человек живет, в Москве. Ну, говорят, что Москва - это 8-9 миллионов... слушайте, это несколько стран! Вон я в Грузии две недели в месяц живу, там 2,5 миллиона, из которых миллион уехал, значит, 1,5 миллиона. То есть в Москве это огромная сила. Поэтому не надо плакать, что не дают и так далее, есть разные партии, ну, там девять десятых одним лыком шиты, но есть, например, партия "Яблоко"... Вот я реально говорю: я пойду и проголосую за партию ровно потому, что у них есть пункт в их программе против призывной армии. Я считаю, что в России не должна быть призывная армия. Поэтому я не хочу, чтобы мой бюллетень использовали, поэтому я пойду и проголосую именно за нее. Потому что сидеть дома и потом ругать: да, за кого тут голосовать... Такая позиция может быть, но я не ее сторонник.

Елена Рыковцева: Да, причем эти ваши слова не подпадают под определение агитации, потому что хотя вы хорошо отзываетесь о партии "Яблоко", при этом есть огромный процент слушателей, как вы только что подчеркнули, которые негативно относятся лично к вам. Таким образом, если...

Матвей Ганапольский: Уравнивается.

Елена Рыковцева: Да-да, таким образом, получается, наоборот, агитация против партии "Яблоко"! То есть партия "Яблоко" может подать на нас в Центризбирком, не дай бог.

Матвей Ганапольский: Я вчера на канале "Дождь", который я поздно вечером смотрю, видел замечательную штуку, которую придумала Ксения Собчак, и я когда ее увижу, просто расцелую и памятник поставлю. Там есть такая рубрика, которая называется "Проповедь", она идет три минуты. Появляется Собчак, сидящая в позе лотоса, которая говорит: "Сейчас мы будем заниматься устранением в себе ненависти..." Делает паузу и говорит: "...к Ксении Собчак. Расслабьтесь..." - и так далее. Вот я хотел бы, чтобы...

Елена Рыковцева: То есть вы хотите это перенять?

Матвей Ганапольский: Нет, во-первых, она, как человек очень яркий, вызывает гораздо более сильные эмоции. Я просто хочу призвать всех, что это сущностный разговор. Давайте говорить без демагогии. А без демагогии, еще раз повторяю, жизнь разнообразная. Теперь перейдем к сути того, что мы имеем.

Елена Рыковцева: Кстати, хорошо, что вы нашли какое-то яркое отличие партии "Яблоко" от других. Потому что второй раз подряд балуется журнал "Коммерсант-Власть" таким тестом "Угадай партию". Они расписывают по семь пунктов - лозунги, выдержки из программы, выдержки из чего-то там еще, - и дают по 7 штук партий, участвующих в выборах. И вы должны угадать: какой лозунг к кому относится. Но угадать невозможно. И если вы угадали все, то «вы – Кремль».

Матвей Ганапольский: Я бы сказал, что мы приходим к выборам с очень неплохим результатом, - вы сейчас, наверное, удивитесь, - и для власти, и для оппозиции. Почему? Потому что, власть радуется тому, что пусть не у нее будет не 78 процентов, а хотя бы 50 с чем-то, то есть она теряет, конечно, мандаты в Госдуме, другие партии приобретают, но все равно она главенствующая, мудрейшая и так далее, и можно будет страной крутить. А с другой стороны, такой теплой жизни, как у них была, не будет.
Итак, партия власти остается у власти, это одна сторона. А другая сторона, надо понимать, что пусть косые, пусть кривые партии, еще раз, я тут не имею в виду "Яблоко", я имею в виду коммунистов, которые, в общем, проблемная партия для меня, во всяком случае, для моего понимания, хотя, в общем, оппозиционная, ну, ЛДПР я, к сожалению, не могу воспринимать серьезно, и тут привет Владимиру Вольфовичу, который все для этого сделал. Ну, и "Справедливая Россия", которая сейчас приобрела такую яркую оппозиционную историю благодаря Миронову, но вспомним, что Миронов стал резко оппозиционным только после того, как с ним очень некрасиво по-кремлевски поступили.

Елена Рыковцева: Тем не менее, в составе ведущих членов "Справедливой России" есть такие люди, как Оксана Дмитриева, Геннадий Гудков, которые вызывают большую симпатию у окружающих.

Матвей Ганапольский: Знаменитая книга "И один в поле воин", которой я зачитывался в розовощекой юности, для Государственной Думы не играет роли. Вот Геннадий Гудков, к которому я отношусь с величайшим уважением, ну, вот он вышел и высказал в Государственной Думе все, что он хотел. То есть те, кто не слышал, представьте…

Елена Рыковцева: Но об этом узнали только те, кто посещает интернет.

Матвей Ганапольский: Не важно. Вышел человек, который в лицо думцам крикнул: "Вы такие-то и такие-то, и кампания избирательная такая-то". Смотрите, это ведь событие имеет несколько другое измерение, и я вам сейчас напомню какое. Чего, по сути, добивалась, например, партия ПАРНАС, когда она хотела, чтобы ее зарегистрировали, и это безобразие, что ее не зарегистрировали. Она понимала, что она будет в Думе в меньшинстве, но она хотела выходить и говорить то, что есть. И пример Гудкова говорит вот о чем: да, выходил бы Касьянов, будь он депутатом, я условные фамилии называю, выходили бы эти уважаемые мною ребята из ПАРНАСа и чехвостили партию "Единая Россия", и говорили бы, что это все свинячий бред, что она делает, и так далее, и так далее. И тут я ставлю точку и задаю вопрос: и что?!

И вдруг начинаешь понимать, что в парламентской истории один в поле не воин. Ну, каждый раз они будут выходить, и наши прекрасные единороссы будут с презрительной улыбкой своего этого раздутого большинства смотреть на этих людей и говорить: ну, да, был у нас один Жириновский, теперь эти, ну, собака лает, караван идет. Вот почему я хочу сказать, что нам предстоит длинный путь. Жизнь ведь на этих выборах не заканчивается.

Первое: партии власти придется подвинуться. И если даже путем накруток, поджогов, убийств и чего-то там такого она наберет 99 процентов, эти проценты уже никого не интересуют. К сожалению для партии власти, ее руководства, Путина и Медведева, наступают по факту нелегкие времена. Это связано и с интернетом, и усталостью, и так далее. Поэтому придется перестраиваться всем: партии власти – потому что, как говорится, верха уже по-старому не могут, а оппозиции тоже придется… Еще раз говорю, на Гудкова мало обратили внимания. В Государственной Думе Российской Федерации, где почти 400 человек, один в поле не воин, и один выкрик – это не политическая работа. Поэтому, наверное, будет какой-то поиск путей, будут крики, будут визги, но будет поступательное движение, когда впервые в нашей постельцинской истории господа надутые из "Единой России будут учиться жить, я бы так сказал, по политическим средствам, а оппозиции, то есть тем людям, которые реально занимаются оппозицией, хотят в ней существовать, надо будет учиться каким-то новым методам работы. Потому что становится понятно, что если ты только в интернете, то это не политика, и если ты в Думе, но один, и там вас три человека, то это тоже не политика. Поэтому - неожиданно позитивно я заканчиваю - то есть вроде по частям все плохо, а в результате все-таки мы движемся вперед. И как-то жизнь заставляет поворачиваться и тех и других.

Полная аудиоверсия и текст программы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG