Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Чем больше я занимаюсь в Российском фонде помощи детским правозащитным проектом Правонападение , тем чаще встречаю странных людей. Люди эти рассказывают мне, как предназначающиеся сиротам квартиры разворовываются местными администрациями, опекой и полицией, как самих детей продают в бордели и на органы, как один только мой собеседник борется со всеми этими ужасами, и как ему нужно на его борьбу денег. Когда просишь у "борца" хоть каких-то документов, свидетельств, имен и адресов, "борец" стушевывается и делиться фактами не хочет под тем предлогом, что всякого, кому известны подобные факты, немедленно убьют. На этом разговор и заканчивается.

Бог весть, возможно перечисленные выше ужасы и существуют на самом деле. Я не сталкивался. Я сталкиваюсь все больше с ленью и некомпетентностью чиновников и с неграмотностью опекунов.

Вот двадцатилетняя девушка из Тулы Инна Горохова. В десятилетнем возрасте она попала в детский дом, потому что умерла ее мама. А пока Инна была в интернате, дом, где девочка была прописана, сгорел.

Специальный человек в интернате, который по долгу службы должен заниматься жильем выпускников, писал в администрацию города Тулы, просил признать Иннин дом непригодным к проживанию и поставить Инну на очередь. Но из администрации города отвечали, что межведомственные комиссии, в компетенцию которых входит признавать дома аварийными, имеют право выносить такие постановления только в отношении муниципального жилья. А частный дом они признать аварийным не могут. Получался замкнутый круг.

Нашему юристу Светлане Викторовой пришлось хорошенько порыться в законах, чтобы обнаружить: частный дом может признать аварийным просто районная администрация, без всякой межведомственной комиссии.

Мы выяснили это, стали звонить и писать письма в районную администрацию. И тамошние служащие не саботировали. Они в общем даже обрадовались, что могут помочь девушке. Три раза районная комиссия выезжала признавать Иннин дом аварийным, но безрезультатно – не могли найти дома. И это не удивительно. Дом представляет собою несколько обгорелый чурбачков. Так бы ничего из нашей затеи и не вышло, если бы мы не сподвигли Инну поехать на пожарище вместе с комиссией и показать чиновникам чурбачки.

Увидев чурбачки, комиссия уж и готова была признать их аварийным домом, но для этого требовались документы на дом, а документы сгорели вместе с домом. Оформить новые документы стоило девять тысяч рублей – огромная для Инны сумма.

Можно было собрать эту сумму через фонд. Но мы решили сэкономить. Мы обратились в территориальное управление по Пролетарскому району города Тулы к Ольге Сергеевне Хреновой. Мы просили оформить паспорт на дом бесплатно. И Ольга Сергеевна нашла возможность это сделать.

Дом был признан непригодным к проживанию. Инна была признана сиротой, нуждающейся в жилье. И на прошлой неделе администрация города Тулы поставила Инну на льготную очередь. Теоретически в течение года девушка должна получить жилье. И если с получением жилья возникнут трудности, мы найдем, как Инне помочь еще раз, кого поторопить и на какой закон обратить внимание чиновников.

Видите? Мы даже и не судились ни с кем в этом случае. Мы просто нашли соответствующий закон, написали несколько правильных писем и сделали несколько правильных телефонных звонков.
И всё получилось.

Бог весть, может быть где-то на бескрайних просторах России грабят сирот, сдают в бордели и продают на органы – я не сталкивался. Только по-моему, страшилки о горьких судьбах детей рассказывают те, кто не хочет работать. Спокойно работать, помогая безграмотным родителям и опекунам. День за днем работать, заставляя некомпетентных и ленивых чиновников выполнять свои обязанности.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG